Cлово "НАЧАЛО"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НАЧАЛА, НАЧАЛЕ, НАЧАЛОМ, НАЧАЛУ

1. Дар. (страница 8)
Входимость: 13.
2. Дар. (страница 3)
Входимость: 7.
3. Память, говори
Входимость: 7.
4. Камера Обскура
Входимость: 6.
5. Пнин. (глава 5)
Входимость: 6.
6. Незавершенный роман
Входимость: 5.
7. Дар. (страница 6)
Входимость: 5.
8. Дар. (страница 2)
Входимость: 5.
9. Пнин. (глава 7)
Входимость: 5.
10. Память, говори (глава 8)
Входимость: 5.
11. Память, говори (глава 5)
Входимость: 5.
12. Пнин. (глава 6)
Входимость: 4.
13. Забытый поэт
Входимость: 4.
14. Пнин. (глава 2)
Входимость: 4.
15. Дар. (страница 7)
Входимость: 4.
16. Дар
Входимость: 4.
17. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 4.
18. Лолита. (часть 1, главы 28-29)
Входимость: 4.
19. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 4.
20. Весна в Фиальте
Входимость: 4.
21. Память, говори (глава 13)
Входимость: 4.
22. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 4.
23. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 4.
24. Память, говори (глава 10)
Входимость: 4.
25. Память, говори (глава 6)
Входимость: 4.
26. Память, говори (глава 9)
Входимость: 4.
27. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 3)
Входимость: 4.
28. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 3.
29. Уста к устам
Входимость: 3.
30. Что всякий должен знать? (эссе)
Входимость: 3.
31. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 3.
32. Другие берега
Входимость: 3.
33. Соглядатай
Входимость: 3.
34. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 3.
35. Дар. (страница 10)
Входимость: 3.
36. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 3.
37. Лолита. (часть 1, главы 26-27)
Входимость: 3.
38. Лик
Входимость: 3.
39. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 3.
40. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 3.
41. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 3.
42. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 12)
Входимость: 3.
43. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 3.
44. Дар. (страница 9)
Входимость: 3.
45. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 36)
Входимость: 3.
46. Дар. (страница 5)
Входимость: 3.
47. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 3.
48. Память, говори (глава 15)
Входимость: 3.
49. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 3.
50. Смотри на Арлекинов!
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 8)
Входимость: 13. Размер: 95кб.
Часть текста: прочитанных им в крепости, фамилия Флобера написана по-французски через "о", и действительно, он его ставил ниже Захер-Мазоха и Шпильгагена. Он любил Беранже, как его любили средние французы. "Помилуйте, - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого великого-писателя-земли-русской": когда же к нему приставали, кто же лучший современный беллетрист, то он называл Максима Белинского. Юношей он записал в дневнике: "Политическая литература - высшая литература". Впоследствии пространно рассуждая о Белинском (Виссарионе, конечно), о котором распространяться, собственно, не полагалось, он ему следовал, говоря, что "Литература не может не быть служительницей того или иного направления идей", и что писатели "неспособные искренне одушевляться участием к тому, что совершается силою исторического движения вокруг нас... великого ничего не произведут ни в каком случае", ибо "история не знает произведений искусства, которые были бы созданы исключительно идеей прекрасного". Тому же Белинскому, полагавшему, что "Жорж Занд безусловно может входить в реестр имен европейских поэтов, тогда как помещение рядом имен Гоголя, Гомера и Шекспира оскорбляет и приличие и здравый смысл", и что "не...
2. Дар. (страница 3)
Входимость: 7. Размер: 72кб.
Часть текста: уже появилась, с неуловимой внезапностью ангела, радуга: сама себе томно дивясь, розово-зеленая, с лиловой поволокой по внутреннему краю, она повисла за скошенным полем, над и перед далеким леском, одна доля которого, дрожа, просвечивала сквозь нее. Редкие стрелы дождя, утратившего и строй, и вес, и способность шуметь, невпопад, так и сяк вспыхивали на солнце. В омытом небе, сияя всеми подробностями чудовищно-сложной лепки, из-за вороного облака выпрастывалось облако упоительной белизны. "Ну вот, прошло, - сказал он вполголоса и вышел из-под навеса осин, столпившихся там, где жирная, глинистая, "земская" (какой ухаб был в этом прозвании!) дорога спускалась в ложбинку, собрав в этом месте все свои колеи в продолговатую выбоину, до краев налитую густым кофе со сливками. Милая моя! Образчик элизейских красок! Отец однажды, в Ордосе, поднимаясь после грозы на холм, ненароком вошел в основу радуги, - редчайший случай! - и очутился в цветном воздухе, в играющем огне, будто в раю. Сделал еще шаг - и из рая вышел. Она уже бледнела. Дождь совсем перестал, пекло, овод с шелковыми глазами сел на рукав. В роще закуковала кукушка, тупо, чуть вопросительно: звук вздувался куполком и опять - куполком, никак не разрешаясь. Бедная толстая птица вероятно перелетела дальше, ибо всг повторялось сызнова, вроде уменьшенного отражения (искала, что-ли, где получается лучше, грустнее?). Громадная, плоская на лету бабочка, иссиня-черная с белой перевязью, описав сверхестественно-плавную дугу и опустившись на сырую землю, сложилась, тем самым исчезла. Такую иной раз приносит, зажав ее обеими руками в картуз, сопящий крестьянский мальчишка. Такая взмывает из-под семенящих...
3. Память, говори
Входимость: 7. Размер: 38кб.
Часть текста: где Жан Полан опубликовал его во втором номере журнала “Мезюр”, 1936 год. Фотография (напечатанная недавно в книге Гизель Френд “Джеймс Джойс в Париже”) напоминает об этом событии, впрочем, я (один из членов группы “Мезюр”, расположившихся вокруг каменного садового столика) ошибочно обозначен в этой книге как Одиберти. В Америке, куда я перебрался 28 мая 1940-го года, “Mademoiselle O” была переведена покойной Хильдой Уорд на английский, пересмотрена мною и опубликована Эдвардом Уиксом в январском, 1943-го года, номере журнала “Атлантик Мансли” (ставшего также первым журналом, печатавшим мои, написанные в Америке, рассказы). Моя связь с “Нью-Йоркер” началась (при посредстве Эдмунда Уилсона) с напечатанного в апреле 1942-го года стихотворения, за которым последовали другие перемещенные стихи; однако первое прозаическое сочинение появилось здесь только 3 января 1948-го года, им был “Портрет Моего Дяди” (глава третья в окончательной редакции книги), написанный в июне 1947-го года в Коламбайн Лодж, Эстес-Парк, Колорадо, где мы с женой и сыном вряд ли смогли бы задержаться надолго, если бы призрак моего прошлого не произвел на Гарольда Росса столь сильного впечатления. Тот же самый журнал напечатал главу четвертую (“Мое Английское Образование”, 27 марта 1948), главу шестую (“Бабочки”, 12 июня 1948), главу седьмую (“Колетт”, 31 июля 1948) и главу девятую (“Мое Русское Образование”, 18 сентября 1948), – все они были написаны в Кембридже, Массачусетс, в пору огромного душевного и физического напряжения, в то время как главы десятая (“Прелюдия”, 1 января 1949), вторая (“Портрет Моей Матери”, 9 апреля 1949), двенадцатая (“Тамара”, 10 декабря 1949), восьмая (“Картинки из Волшебного Фонаря”, 11 февраля 1950; вопрос Г.Р.: “А что, в семье Набоковых были только одни щипцы для орехов?”), первая (“Совершенное Прошлое”, 15 апреля 1950) и пятнадцатая (“Сады и Парки”, 17 июня 1950) –...
4. Камера Обскура
Входимость: 6. Размер: 62кб.
Часть текста: Cheepy. Рассказывают, что его (или, вернее, ее) происхождение связано с вопросом о вивисекции. Художник Роберт Горн, проживавший в Нью-Йорке, однажды завтракал со случайным знакомым - молодым физиологом. Разговор коснулся опытов над живыми зверьми. Физиолог, человек впечатлительный, еще не привыкший к лабораторным кошмарам, выразил мысль, что наука не только допускает изощренную жестокость к тем самым животным, которые в иное время возбуждают в человеке умиление своей пухлостью, теплотой, ужимками, но еще входит как бы в азарт - распинает живьем и кромсает куда больше особей, чем в действительности ей необходимо. "Знаете что, - сказал он Горну, - вот вы так славно рисуете всякие занятные штучки для журналов; возьмите-ка и пустите, так сказать, на волны моды какого-нибудь многострадального маленького зверя, например, морскую свинку. Придумайте к этим картинкам шуточные надписи, где бы этак вскользь, легко упоминалось о трагической связи между свинкой и лабораторией. Удалось бы, я думаю, не только создать очень своеобразный и забавный тип, но и окружить свинку некоторым ореолом модной ласки, что и обратило бы общее внимание на несчастную долю этой, в сущности, милейшей твари". "Не знаю, -...
5. Пнин. (глава 5)
Входимость: 6. Размер: 42кб.
Часть текста: прежде, - стоящей на восьмисотфутовом лесистом холме, именуемом Маунт-Эттрик, в одном из прекраснейших среди прекрасных штатов Новой Англии, предприимчивый летний турист (Миранда или Мэри, Том или Джим, - их карандашные имена почти сплошь покрывали перила) мог любоваться морем зелени, состоящим из кленов, буков, пахучего тополя и сосны. Милях примерно в пяти к западу стройная белая колокольня метила место, на котором укоренился городишко Онкведо, некогда славный своими источниками. В трех милях к северу, на приречной прочисти у подножия муравчатого пригорка различались фронтоны нарядного дома (называемого розно: "Куково", "Дом Кука", "Замок Кука" или "Сосны" - его исконное имя). Вдоль южного отрога Маунт-Эттрик, просквозив Онкведо, уходила к востоку автострада штата. Многочисленные проселки и пешеходные тропы пересекали лесистую равнину, изображавшую треугольник, ограниченный довольно извилистой гипотенузой мощеного проселка, уклонявшегося из Онкведо на северо-восток - к "Соснам",- длинным катетом упомянутой автострады и коротким - реки, стянутой стальным мостом вблизи Маунт-Эттрик и деревянным у "Куково". Теплым пасмурным днем лета 1954 года Мэри или Альмира, или, уж коли на то пошло, Вольфганг фон Гете, коего имя вырезал вдоль балюстрады некий...

© 2000- NIV