Cлово "СЕБАСТЬЯНА, СЕБАСТЬЯН, СЕБАСТЬЯНЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СЕБАСТЬЯНУ, СЕБАСТЬЯНОМ

1. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 5)
Входимость: 38.
2. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 11)
Входимость: 35.
3. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 8)
Входимость: 30.
4. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 9)
Входимость: 26.
5. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 2)
Входимость: 26.
6. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 7)
Входимость: 26.
7. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 20)
Входимость: 25.
8. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 3)
Входимость: 25.
9. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 19)
Входимость: 24.
10. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 4)
Входимость: 24.
11. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 6)
Входимость: 23.
12. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 12)
Входимость: 22.
13. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 14)
Входимость: 21.
14. Подлинная жизнь Себастьяна Найта
Входимость: 17.
15. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 12.
16. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 10)
Входимость: 10.
17. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 18)
Входимость: 9.
18. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 13)
Входимость: 9.
19. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 17)
Входимость: 6.
20. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 15)
Входимость: 4.
21. Другие берега. (глава 7)
Входимость: 1.
22. Другие берега
Входимость: 1.
23. Память, говори (глава 7)
Входимость: 1.
24. Память, говори (глава 13)
Входимость: 1.
25. Смотри на Арлекинов!
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 5)
Входимость: 38. Размер: 16кб.
Часть текста: 5 Университетские годы Себастьяна Найта не были особенно счастливы. Конечно, он упивался многим из найденного в Кембридже, – в сущности, его поначалу буквально ошеломляла возможность видеть, обонять, осязать страну, к которой он издавна стремился. Настоящий двухколесный хэнсом отвез его со станции в Тринити-колледж: казалось, до самой этой минуты экипаж ждал именно его, отчаянно противясь вымиранию, а после умиротворенно почил, воссоединясь с бакенбардами и “большим полупенсовиком”. Слякоть улиц, влажно отблескивающая в мглистых потемках, вместе с обетованным ее контрапунктом – чашкой крепкого чаю и щедрым огнем камина – создавали гармонию, которую он, неведомо почему, знал наизусть. Чистый перезвон башенных часов, то повисающий над городом, то, перемешиваясь, эхом отдающийся вдали, каким-то странным и страшно знакомым образом сливался с пронзительными выкриками продавцов газет. И когда он вступал в величаво нахмуренный Большой Двор, в туманах которого бродили призраки в плащах, и котелок швейцара нырял перед ним, Себастьян...
2. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 11)
Входимость: 35. Размер: 17кб.
Часть текста: поэт, много видавшийся с Себастьяном и Клэр между 1927 и 1930 годами, любезно согласился рассказать мне все, что ему известно, когда я обратился к нему вскорости после странной полувстречи с Клэр. И он же, два месяца спустя (когда я уже приступил к этой книге), сообщил мне о несчастной участи Клэр. Она казалась такой нормальной и здоровой молодой женщиной, как же случилось, что она умерла, истекши кровью рядом с пустой колыбелью? Он рассказал мне, как она радовалась, когда “Успех” стал оправдывать свое название. Ибо на сей раз это и впрямь был успех. Почему так вышло, почему должна была провалиться одна превосходная книга, а другая, столько же превосходная, – получить по достоинству, – останется вечной загадкой. Как и с первым своим романом, Себастьян и пальцем не шевельнул, не потянул ни единой ниточки, чтобы обеспечить “Успеху” броские извещения и теплый прием. Когда агентства, рассылающие газетные вырезки, принялись засыпать его образцами похвал, он отказался и стать их подписчиком, и поблагодарить доброжелательных критиков. Выражение благодарности человеку, который, сказав о книге, что думает, попросту исполнил свой долг, представлялось Себастьяну недостойным и даже обидным, предполагающим присутствие тепловатой человеческой мути в морозной ясности бесстрастного суждения....
3. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 8)
Входимость: 30. Размер: 16кб.
Часть текста: (глава 8) 8 Два года прошло после смерти матушки, прежде чем я снова увидал Себастьяна. Одна почтовая открытка – вот все, что я за это время получил от него, не считая чеков, которые он настойчиво мне высылал. Скучным и тусклым днем в ноябре или декабре 1924 года я шел по Елисейским полям к площади Этуаль и вдруг за стеклянным фасадом модного кафе углядел Себастьяна. Помню, первым моим побуждением было – так и идти своей дорогой, до того огорчило меня неожиданное открытие, что, появившись в Париже, он не связался со мной. Все же, поразмыслив, я вошел внутрь. Я увидел лоснистый, темный затылок Себастьяна и склоненное лицо девушки в очках, сидевшей насупротив него. Она читала письмо, которое, когда я подошел, с легкой улыбкой ему возвратила, сняв роговые очки. ­ Роскошно, а? – спросил Себастьян, и в этот же миг я положил ладонь на его худое плечо. ­ О, привет В., – сказал он, глянув вверх. – Это мой брат – мисс Бишоп. Садись, располагайся поудобней. Она была неброско хороша: бледная, чуть веснущатая кожа, слегка впалые щеки, серые с голубизной близорукие глаза, узкий рот; в строгом сером платье с голубым шарфом и в маленькой треугольной шляпке. По-моему, волосы у нее были пострижены коротко. ­ А я как раз собирался тебе звонить, – сказал Себастьян, боюсь, не вполне искренне. – Я, видишь ли, всего на день сюда, к завтрему должен вернуться в Лондон. Закажешь что-нибудь? Они пили кофе. Клэр Бишоп, подрагивая ресницами, порылась в сумочке, нашарила платок и приложила его сначала к одной красноватой ноздре, затем к другой. ­ Насморк все хужеет, – сказала она и щелкнула замком. ­ О, прекрасно, – сказал Себастьян в ответ на мой очевидный вопрос. – Я, собственно, только что окончил роман, и вроде, издателю, которого я подыскал, он нравится – судя...
4. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 9)
Входимость: 26. Размер: 17кб.
Часть текста: жизнь Себастьяна Найта (глава 9) 9 Их связь продлилась шесть лет. За это время Себастьян написал два своих первых романа: “Призматический фацет” и “Успех”. Семь месяцев заняло у него сочинение первого (апрель – октябрь 1924-го) и двадцать два месяца – сочинение второго (июль 1925-го – апрель 1927-го). Между осенью 1927-го и летом 1929-го он написал три рассказа, переизданных позже под общим названием “Потешная гора” (1932). Иными словами, начальные три пятых всех его произведений (я опускаю юношеские – кембриджские стихи, например, которые он сам уничтожил) создавались на глазах у Клэр, а поскольку в промежутках между названными книгами Себастьян прокручивал в воображении, и откладывал, и снова прокручивал тот или иной замысел, можно с уверенностью сказать, что в эти шесть лет занят он был постоянно. И Клэр его занятия нравились. Она вошла в его жизнь без стука, как входишь в чужую комнату из-за ее неуловимого сходства с твоей. Она осталась в ней, запамятовав дорогу назад и понемногу привыкнув к странным созданиям, которых она там обнаружила и приласкала, несмотря на их удивительные обличья. Особенных упований на счастье или стремления составить счастье Себастьяна у ней не было, как не было и малейшего опасения касательно того, что может статься потом; а было просто естественное приятие жизни с Себастьяном, потому что жизнь без него представить было труднее, чем земную палатку в лунных горах. Если бы она родила ему ребенка, они, весьма вероятно, незаметно пришли...
5. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 2)
Входимость: 26. Размер: 16кб.
Часть текста: подобранных предложениях до смешного неверную картину отрочества Себастьяна Найта. Одно дело – быть секретарем писателя, и совсем другое – описывать его жизнь; если же такая работа внушается желанием успеть выложить книгу на прилавок, пока еще можно подзаработать, поливая цветы на свежей могиле, то совсем уж другое дело пытаться соединить коммерческую спешку с исчерпывающим исследованием, честностью и благоразумием. Я ничьей репутации марать не намерен. Ничего нет зазорного в утверждении, что лишь увлекшись бойким клекотом пишущей машинки, мог м-р Гудмен заявить, что “русское образование было навязано мальчику, всегда сознававшему обилие английского элемента в своей крови”. Это иностранное влияние, продолжает м-р Гудмен, “причиняло ребенку жгучие муки, так что в более зрелые годы он с содроганием вспоминал бородатых мужиков, иконы, гудение балалаек – все, что он получил взамен здорового английского воспитания”. Вряд ли стоит указывать, что понятия м-ра Гудмена о русской жизни не ближе к истине, чем, скажем, представления калмыка об Англии как о мрачной стране, в которой школьные учителя с рыжими бакенбардами нещадно секут детишек. На самом деле – и это следует подчеркнуть, – Себастьян рос в обстановке интеллектуальной изысканности, в которой духовное изящество русского домашнего уклада сочеталось с лучшими из сокровищ европейской культуры, и какими бы ни были...

© 2000- NIV