• Наши партнеры
    Landrover-jas.ru - Купить автомобиль ленд ровер evoque новый.
  • Cлово "СТОРОНА"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: СТОРОНУ, СТОРОНЫ, СТОРОНЕ, СТОРОН, СТОРОНАМ

    1. Дар. (страница 9)
    Входимость: 14.
    2. Память, говори (глава 3)
    Входимость: 13.
    3. Дар. (страница 8)
    Входимость: 12.
    4. Незавершенный роман
    Входимость: 11.
    5. Под знаком незаконнорожденных
    Входимость: 11.
    6. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
    Входимость: 11.
    7. Соглядатай
    Входимость: 11.
    8. Дар. (страница 6)
    Входимость: 9.
    9. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
    Входимость: 9.
    10. Бледное пламя. Комментарии
    Входимость: 9.
    11. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
    Входимость: 9.
    12. Защита Лужина. (глава 8)
    Входимость: 9.
    13. Пнин. (глава 6)
    Входимость: 9.
    14. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
    Входимость: 9.
    15. Лолита. (часть 2, главы 29-30)
    Входимость: 9.
    16. Дар
    Входимость: 9.
    17. Дар. (страница 2)
    Входимость: 8.
    18. Дар. (страница 5)
    Входимость: 8.
    19. Защита Лужина. (глава 12)
    Входимость: 8.
    20. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
    Входимость: 8.
    21. Пнин
    Входимость: 8.
    22. Камера Обскура. (страница 4)
    Входимость: 8.
    23. Волшебник
    Входимость: 7.
    24. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
    Входимость: 7.
    25. Камера Обскура. (страница 7)
    Входимость: 7.
    26. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
    Входимость: 7.
    27. Король, дама, валет. (глава 2)
    Входимость: 7.
    28. Память, говори (глава 15)
    Входимость: 7.
    29. Смотри на Арлекинов!
    Входимость: 7.
    30. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
    Входимость: 6.
    31. Машенька. (страница 2)
    Входимость: 6.
    32. Другие берега. (глава 14)
    Входимость: 6.
    33. Дар. (страница 7)
    Входимость: 6.
    34. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
    Входимость: 6.
    35. Другие берега. (глава 5)
    Входимость: 6.
    36. Лолита. (часть 2, главы 6-9)
    Входимость: 6.
    37. Камера Обскура
    Входимость: 6.
    38. Приглашение на казнь. (страница 7)
    Входимость: 6.
    39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
    Входимость: 6.
    40. Король, дама, валет. (глава 12)
    Входимость: 6.
    41. Весна в Фиальте
    Входимость: 6.
    42. Дар. (страница 10)
    Входимость: 6.
    43. Под знаком незаконнорожденных. страница 5
    Входимость: 6.
    44. Отчаяние. (глава 3)
    Входимость: 5.
    45. Подвиг. (страница 8)
    Входимость: 5.
    46. Король, дама, валет. (глава 3)
    Входимость: 5.
    47. Память, говори (глава 6)
    Входимость: 5.
    48. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
    Входимость: 5.
    49. Помощник режиссера
    Входимость: 5.
    50. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
    Входимость: 5.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Дар. (страница 9)
    Входимость: 14. Размер: 72кб.
    Часть текста: его любовью к искусству. После одного столкновения на романтической почве с каким-то офицером в Павловске, он однако принужден вернуться в Саратов, где делает предложение своей будущей невесте, на которой вскоре и женится. Он возвращается в Москву, занимается философией, участвует в журналах, много пишет (роман "Что нам делать"), дружит с выдающимися писателями своего времени. Постепенно его затягивает революционная работа, и после одного бурного собрания, где он выступает совместно с Добролюбовым и известным профессором Павловым, тогда еще совсем молодым человеком, Чернышевский принужден уехать заграницу. Некоторое время он живет в Лондоне, сотрудничая с Герценом, но затем возвращается в Россию и сразу арестован. Обвиненный в подготовке покушения на Александра Второго Чернышевский приговорен к смерти и публично казнен. Вот вкратце история жизни Чернышевского, и всг обстояло бы отлично, если б автор не нашел нужным снабдить свой рассказ о ней множеством ненужных подробностей, затемняющих смысл, и всякими длинными отступлениями на самые разнообразные темы. А хуже всего то, что, описав сцену повешения, и покончив со своим героем, он этим не удовлетворяется и на протяжении еще многих неудобочитаемых страниц рассуждает о том, что было бы, если бы - что, если бы Чернышевский, например, был не казнен, а сослан в Сибирь, как Достоевский. Автор пишет на языке, имеющем мало общего с русским. Он любит выдумывать слова. Он любит длинные запутанные фразы, как например: "Их сортирует (?) судьба в предвидении нужд (!!) биографа" или вкладывает в уста действующих лиц торжественные, но несовсем грамотные, сентенции, вроде "Поэт сам избирает предметы для...
    2. Память, говори (глава 3)
    Входимость: 13. Размер: 47кб.
    Часть текста: вздыбленным, смотрящим назад, надменно предъявляющим щит невезучего рыцаря, всего лишь одной шестнадцатой частью схожий с шахматной доской из чередующихся лазурных и красных квадратов, с крестом серебряным, трилистниковым, в каждом. Поверх щита можно видеть то, что осталось от рыцаря: грубый шлем и несъедобный латный воротник, а с ними одну бравую руку, торчащую, еще сжимая короткий меч, из орнамента лиственного, лазурного с красным. ”За храбрость”, гласит девиз. По словам двоюродного брата отца моего, Владимира Викторовича Голубцова, любителя русских древностей, у которого я наводил в 1930 году справки, основателем нашего рода был Набок Мурза (floreat 1380), обрусевший в Московии татарский князек. Собственный мой двоюродный брат, Сергей Сергеевич Набоков, ученый генеалог, сообщает мне, что в пятнадцатом столетии наши предки владели землей в Московском княжестве. Он ссылается на документ (опубликованный Юшковым в “Актах XIII-XIV столетий”, Москва, 1899), касающийся деревенской свары, разразившейся в 1494 году, при Иване III, между помещиком Кулякиным и его соседями, Филатом, Евдокимом и Власом, сыновьями Луки Набокова. В последующие столетия Набоковы служили по чиновной части и в армии. Мой прапрадед, генерал Александр Иванович Набоков (1749­1807), командовал в царствование Павла I полком Новгородского гарнизона, называвшимся в официальных бумагах “Набоковским полком”. Младший из его сыновей, мой прадед, Николай Александрович Набоков, молодым флотским офицером участвовал в 1817 году, вместе с будущими адмиралами бароном фон Врангелем и графом Литке в руководимой капитаном (впоследствии вице-адмиралом) Василием Михайловичем Головниным картографической экспедиции на Новую Землю (немного-немало), где именем этого моего предка была названа “река Набокова”. Память...
    3. Дар. (страница 8)
    Входимость: 12. Размер: 95кб.
    Часть текста: вполне добротны. Его эпатировал Гюго. Ему импонировал Суинберн (что совсем не странно, если вдуматься). В списке книг, прочитанных им в крепости, фамилия Флобера написана по-французски через "о", и действительно, он его ставил ниже Захер-Мазоха и Шпильгагена. Он любил Беранже, как его любили средние французы. "Помилуйте, - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого великого-писателя-земли-русской": когда же к нему приставали, кто же лучший современный беллетрист, то он называл Максима Белинского. Юношей он записал в дневнике: "Политическая литература - высшая литература". Впоследствии пространно рассуждая о Белинском (Виссарионе, конечно), о котором распространяться, собственно, не полагалось, он ему следовал, говоря, что "Литература не может не быть служительницей того или иного направления идей", и что писатели "неспособные искренне одушевляться участием к тому, что совершается силою исторического движения вокруг нас... великого ничего не произведут ни в каком случае", ибо "история не знает произведений искусства, которые были бы созданы исключительно идеей прекрасного". Тому же Белинскому, полагавшему, что "Жорж Занд безусловно может входить в реестр имен европейских поэтов, тогда как помещение рядом имен Гоголя, Гомера и Шекспира оскорбляет и приличие и здравый смысл", и что "не только Сервантес, Вальтер Скотт, Купер, как художники по преимуществу, но и Свифт, Стерн, Вольтер, Руссо имеют несравненно, неизмеримо высшее значение во всей исторической литературе,...
    4. Незавершенный роман
    Входимость: 11. Размер: 114кб.
    Часть текста: умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности потому, что он, как кажется, должен был решительно отличаться от всех остальных моих русских вещей качеством расцветки, диапазоном стиля, чем-то не поддающимся определению в его мощном подводном течении..." (Цит. по: Набоков В. Рассказы. Приглашение на казнь. Эссе, интервью, рецензии.- М.: Книга, 1989-С. 501- 502). Глава 1. Ultima Thule Помнишь, мы как-то завтракали (принимали пищу) года за два до твоей смерти? Если, конечно, память может жить без головного убора. Кстатическая мысль: вообразим новейший письмовник. К безрукому: крепко жму вашу (многоточие). К покойнику: призрачно ваш. Но оставим эти виноватые виньетки. ...
    5. Под знаком незаконнорожденных
    Входимость: 11. Размер: 34кб.
    Часть текста: сказать, еще до того, как лужа ссохлась до ее настоящих размеров. Она лежит в тени, но вмещает образчик далекого света с деревьями и четою домов. Приглядись. Да, она отражает кусок бледно-синего неба - мягкая младенческая синева - молочный привкус во рту: у меня была кружка такого же цвета лет тридцать пять назад. Она отражает и грубый сумбур голых ветвей, и коричневую вену потолще, обрезанную ее кромкой, и яркую поперечную кремовую полоску. Вы кое-что обронили, вот, это ваше, кремовый дом вдалеке, в сиянии солнца. Когда ноябрьский ветер в который раз пронимает льдистая дрожь, зачаточный водоворот собирает блеск лужи в складки. Два листа, два трискалиона, как два дрожащих трехногих купальщика, разбегаются, чтоб окунуться, рвение заносит их в середину лужи и там, внезапно замедлив, они плывут, став совершенно плоскими. Двадцать минут пятого. Вид из окна больницы. Ноябрьские деревья - тополи, я полагаю, - два из них растут, пробивая асфальт: все они в ярком холодном солнце, в яркой роскошно мохнатой коре, в путанных перегибах бесчисленных глянцевых веток, старое золото, - потому что там, вверху, им достается больше притворно сочного солнца. Их неподвижность спорит с припадочной зыбью вставного отражения, ибо видимая эмоция дерева - в массе его...

    © 2000- NIV