Cлово "ЩЕТИНА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЩЕТИНОЙ, ЩЕТИНУ, ЩЕТИНЫ, ЩЕТИНЕ

1. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 2.
2. Отчаяние. (глава 4)
Входимость: 2.
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 2.
4. Лебеда
Входимость: 1.
5. Знаки и символы
Входимость: 1.
6. Смерть ("...И эту власть над разумом чужим")
Входимость: 1.
7. Другие берега. (глава 7)
Входимость: 1.
8. Пнин. (глава 2)
Входимость: 1.
9. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 1.
10. Память, говори (глава 7)
Входимость: 1.
11. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 1.
12. Подвиг. (страница 8)
Входимость: 1.
13. Волшебник
Входимость: 1.
14. Машенька. (страница 2)
Входимость: 1.
15. Истребление тиранов
Входимость: 1.
16. Дар. (страница 9)
Входимость: 1.
17. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 1.
18. Дар. (страница 5)
Входимость: 1.
19. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 1.
20. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 1.
21. Защита Лужина. (глава 10)
Входимость: 1.
22. Драка
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 2. Размер: 29кб.
Часть текста: пополоскался в резиновой ванне. На балконе, пристально глядя в сияющее зеркальце, поставленное на перила, с удовольствием побрился, чуть припудрил горящие щеки. Снова раскачается?" - и вместе с тем ее забавляло и как-то даже городскую шляпу. Из сумрака постели вдруг возник голос Марты. "Мы сейчас поедем кататься на лодке,- пробормотала она скороговоркой.- Ты встретишь нас у скалы,- поторопись... лоторопись..." Драйер, хлопая себя по бокам, проверяя, все ли он разложил по карманам, засмеялся: - Проснись, моя душа. Я уезжаю в город. Она что-то пробормотала еще, потом внятно сказала: - Дай мне воды. - Я спешу,-сказал он-сама возьмешь. Пора тебе вставать, купаться. Погода райская. Он склонился над туманной постелью, поцеловал ее в волосы и быстро вышел из спальни. До отхода автобуса нужно было еще успеть выпить кофе. Кофе он пил на террасе кургауза. Съел две булочки с медом. Посмотрел на часы и съел третью. Уже мелькали пестрые купальные халаты, разгоралось море. Закуривая на ходу, он поспешил к площади, где уже грохотал автобус. Поехали. Море осталось позади. Уже прыгали в воде, взмахивая голыми руками, купальщики. На всех балконах был нежный звон утренних завтраков. Франц. машинально захватив под мышку резиновый мяч, прошлепал по коридору, постучался в номер четы Драйер. Молчание. Он толкнул дверь. Шторы были спущены. Марта еще спала. Он сообразил, что Драйер уже уехал. Нужно тихонько уйти. Пускай спит. Это хорошо. Можно спокойно полежать на пляже. Гуманная...
2. Отчаяние. (глава 4)
Входимость: 2. Размер: 20кб.
Часть текста: изъ берлинскихъ почтамтовъ). До-свиданiя, жду. (Подписи нeтъ)". Вотъ оно лежитъ передо мной, это письмо отъ девятаго сентября тридцатаго года, - на хорошей, голубоватой бумагe съ водянымъ знакомъ въ видe фрегата, - но бумага теперь смята, по угламъ смутные отпечатки, вeроятно его пальцевъ. Выходитъ такъ, какъ будто я - получатель этого письма, а не его отправитель, - да въ концe концовъ такъ оно и должно быть: мы перемeнились мeстами. У меня хранятся еще два письма на такой же бумагe, но всe отвeты уничтожены. Будь они у меня, будь у меня напримeръ то глупeйшее письмо, которое я съ расчитанной небрежностью показалъ Орловiусу (послe чего и оно было уничтожено), можно было бы перейти на эпистолярную форму повeствованiя. Форма почтенная, съ традицiями, съ крупными достиженiями въ прошломъ. Отъ Икса къ Игреку: Дорогой Иксъ, - и сверху непремeнно дата. Письма чередуются, - это вродe мяча, летающаго черезъ сeтку туда и обратно. Читатель вскорe перестаетъ обращать вниманiе на дату, - и дeйствительно - какое ему дeло, написано ли письмо девятаго сентября или шестнадцаго, - но эти даты нужны для поддержанiя иллюзiи. Такъ Иксъ продолжаетъ писать Игреку, а Игрекъ Иксу на протяженiи многихъ страницъ. Иногда вступаетъ какой-нибудь постороннiй Зетъ, - вноситъ и свою эпистолярную лепту, однако только ради того, чтобы растолковать читателю (не глядя, впрочемъ, на него, оставаясь къ нему въ профиль) событiе, которое безъ ущерба для естественности или ...
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 2. Размер: 61кб.
Часть текста: впереди с секундомером и удавкой, облегает и Прошлое, и Настоящее со всех постижимых сторон, являясь характерной чертой не Времени как такового, но органического упадка, прирожденного всякой вещи независимо от того, наделена она сознанием Времени или нет. Да, я знаю, что другие умирают, но это не относится к делу. Я знаю еще, что вы и, вероятно, я тоже появились на свет, но это отнюдь не доказывает, будто мы с вами прошли через хрональную фазу, именуемую Прошлым: это мое Настоящее, малая пядь сознания твердит, будто так оно и было, а вовсе не глухая гроза бесконечного бессознания, приделанная к моему рождению, происшедшему пятьдесят два года и сто девяносто пять дней назад. Первое мое воспоминание восходит к середине июля 1870 года, т.е. к седьмому месяцу моей жизни (разумеется, у большинства людей способность к сознательной фиксации проявляется несколько позже, в возрасте трех-четырех лет), когда однажды утром на нашей ривьерской вилле в мою колыбель обрушился огромный кусок зеленого гипсового орнамента, отодранный от потолка...
4. Лебеда
Входимость: 1. Размер: 14кб.
Часть текста: Путе гимнастику и бокс, но, страдая животом, прерывал занятия,- потайными ходами, ущельями книжных шкапов, дремучими коридорами, удалялся на полчаса в нужное место,- а Путя с огромными боевыми рукавицами на тоненьких потных кистях, ждал, развалясь в кожаном кресле, слушал легкое жужжание тишины и моргал, стараясь не заснуть. Свет электрических ламп, по-утреннему глухой и желтый, озарял наканифоленный линолеум, полки вдоль стен, беззащитные спины тесно уткнувшихся книг и черную виселицу грушевидного punching-ball'а. За цельными окнами, с однообразной, бесплодной грацией, валил мягкий и медленный снег. Недавно, в школе, географ Березовский (автор брошюры "Чао-Сан, страна утра. Корея и корейцы. С тринадцатью рисунками и картой в тексте"), пощипывая темную бородку, ненароком и некстати объявил при всем классе, что он и Путя берут у Маскара частные уроки бокса. Все уставились на Путю. От смущения его лицо сделалось ярким и даже как бы одутловатым. На перемене Щукин, самый сильный, грубый и отсталый в классе, подошел и, осклабясь, сказал: "Ну-ка, покажи бокс". "Оставь",- тихо ответил Путя. Щукин засопел и дал ему под микитки. Путя обиделся и прямым ударом, как учил француз, разбил Щукину нос. Удивленная пауза, кровь, зарумянившийся платок. Оправившись от удивления, Щукин навалился на Путю и, молча, его заломал. Однако, несмотря на боль во всем теле, Путя остался доволен. Кровь из щу-кинского носа продолжала идти на уроке естествознания, остановилась на арифметике и снова пошла на 3аконе Бо-жием. Путя наблюдал с тихим интересом. В ту зиму его мать уехала в Ментону с Марой, которая полагала, что умирает от чахотки. Без сестры, довольно язвительной и пристаючей молодой женщины, было скорее приятно, но вот с отсутствием матери Путя никак свыкнуться не мог, скучал чрезвычайно, особенно по вечерам. Отца он видел мало. Отец был занят в учреждении, называемом Думой, где...
5. Знаки и символы
Входимость: 1. Размер: 13кб.
Часть текста: его рождения они уже состояли в браке долгое время: миновало еще двадцать лет, теперь они стали совсем стариками. Ее тускловато-каштановые поседевшие волосы были уложены кое-как. Она носила дешевые черные платья. В отличие от других женщин ее возраста (от миссис Сол, к примеру, их ближайшей соседки с лилово-розовым от грима лицом под шляпкой в виде пучка полевых цветов), она подставляла придирчивому свету весеннего дня оголенное белое лицо. Муж ее, бывший на родине довольно преуспевающим коммерсантом, ныне целиком зависел от своего брата Исаака, настоящего американца с почти сорокалетним стажем. С Исааком они видались нечасто и между собой называли его "князем". В ту пятницу все складывалось неладно. Поезд подземки лишился жизненных токов между двумя станциями и четверть часа только и слышалось, что прилежное биение сердца да шелест газет. Автобуса, на котором нужно было ехать дальше, пришлось дожидаться сто лет, а приехал он битком набитым горластыми школьниками. Лил сильный дождь, когда они поднимались по ведущей к...

© 2000- NIV