Cлово "ВОЗВРАЩАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВОЗВРАЩАЛ, ВОЗВРАЩАЕТ, ВОЗВРАЩАЯ, ВОЗВРАЩАЛА, ВОЗВРАЩАЮ

1. Ланс
Входимость: 5.
2. Скитальцы (1-е действие)
Входимость: 5.
3. Волшебник
Входимость: 4.
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 4.
5. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 4.
6. Смотри на Арлекинов! (страница 4)
Входимость: 4.
7. Камера Обскура. (страница 3)
Входимость: 4.
8. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 3.
9. Отчаяние. (глава 2)
Входимость: 3.
10. Дар. (страница 3)
Входимость: 3.
11. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 3.
12. Камера Обскура
Входимость: 3.
13. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 3.
14. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 41)
Входимость: 3.
15. Машенька. (страница 2)
Входимость: 3.
16. Машенька. (страница 3)
Входимость: 3.
17. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 3.
18. Подвиг
Входимость: 3.
19. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 3.
20. Незавершенный роман
Входимость: 2.
21. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 2.
22. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 2.
23. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 2.
24. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 2.
25. Память, говори (глава 3)
Входимость: 2.
26. Пильграм
Входимость: 2.
27. Королек
Входимость: 2.
28. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 2.
29. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 2.
30. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 7)
Входимость: 2.
31. Сказка
Входимость: 2.
32. Облако, озеро, башня
Входимость: 2.
33. Соглядатай
Входимость: 2.
34. Память, говори (глава 12)
Входимость: 2.
35. Весна в Фиальте
Входимость: 2.
36. Дар. (страница 10)
Входимость: 2.
37. Подвиг. (страница 3)
Входимость: 2.
38. Приглашение на казнь
Входимость: 2.
39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 2)
Входимость: 2.
40. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 2.
41. Отрывки, наброски пьес.
Входимость: 2.
42. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 2.
43. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 2.
44. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 2.
45. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 2.
46. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 2.
47. Дар. (страница 9)
Входимость: 2.
48. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 2.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 31)
Входимость: 2.
50. Дар. (страница 5)
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Ланс
Входимость: 5. Размер: 28кб.
Часть текста: Землесветов - диво не меньшее, чем энтомолог Гусеницын); но большей частью их имена до того архаичны, что выспренним и темным очарованием могли бы поспорить с прозваниями земель из рыцарских романов. Точно так, как наш Сосновый Дол, там, внизу, мало чем способен похвастать, кроме обувного заводика по одну сторону шоссе и ржавого ада автомобильного кладбища по другую, точно так и все эти Аркадии, Икарии и Зефирии с планетарных карт вполне могут оказаться мертвыми пустырями, лишенными и молочая, украшения наших свалок. Селенографы это вам подтвердят, ну да у них и линзы получше наших. В данном случае, чем сильнее увеличение, тем более крапчатой выглядит поверхность планеты, как если б ныряльщик смотрел на нее сквозь полупрозрачную воду. А если кое-какие соединенные оспины вдруг отзовутся узором линий и лунок с доски для китайских шашек, будем считать их геометрической галлюцинацией. Я не только отказываю слишком определенной планете в какой-либо роли в моем рассказе - роли, какую играет в нем любая из точек (я его вижу как род звездной карты), - я также отказываюсь иметь какое угодно дело с техническими пророчествами из тех, что изрекают ученые - по уверениям репортеров. Этот ракетный рэкет не для меня. Не для меня обещанные Земле маленькие искусственные спутники, взлетные полосы звездных колоссов ("пространщиков") - одна, две, три, четыре, а там и тысячи летающих крепостей с припасами и камбузами, воздвигнутых народами Земли в остервенении соревновательной гонки,...
2. Скитальцы (1-е действие)
Входимость: 5. Размер: 29кб.
Часть текста: лесом поехал я,- сопутствуемый бесом невидимым. Доверчивый простак, я песенку мурлыкал. Под узорной листвой дубов луна лежала черной и серебристой шашечницей. Вдруг он выскочил из лиственного мрака и - на меня! Стречер Ой, грех,- мой бедный друг! Колвил Не грех, а срам! Как битая собака, я стал юлить (я,- видишь ли,- кошель червонцев вез) и выюлил пощаду... "Кабатчик, шут,- воскликнул он,- порадуй побасенкой,- веселою, как хмель, бесстыдною, как тысяча и десять нагих блудниц, да сочною, как гусь рождественский! Потешь меня, не трусь, ведь все равно потом тебя повесить придется мне". Но худо я шутил... "Слезай с коня",- мучитель мой промолвил. Я плакать стал; сказал, что я,- Джон Колвил, пес, раб его; над страхом распустил атласный парус лести; побожился, что в жизни я не видел жирных дней; упомянул о Сильвии моей беспомощной,- и вдруг злодей смягчился: "Я, говорит, прощу тебя, прощу за имя сладкозвучное, которым ты назвал дочь: но, помни,- с договором! Лишь верю я вот этому пращу носатому, с комком сопли свинцовой в ноздре стальной,- всегда чихнуть готовой и тьму прожечь мокротой роковой... Но так и быть: поверю и горгоне, уродливо застывшей предо мной. Вот договор: в час бури иль...
3. Волшебник
Входимость: 4. Размер: 83кб.
Часть текста: же тогда? Болезнь, преступность? Но совместимы ли с ними совесть и стыд, щепетильность и страх, власть над собой и чувствительность - ибо и в мыслях допустить не могу, что причиню боль или вызову незабываемое отвращение. Вздор; я не растлитель. В тех ограничениях, которые ставлю мечтанию, в тех масках, которые придумываю ему, когда, в условиях действительности, воображаю незаметнейший метод удовлетворения страсти, есть спасительная софистика. Я карманный вор, а не взломщик. Хотя, может быть, на круглом острове, с маленькой Пятницей (не просто безопасность, а права одичания, или это - порочный круг с пальмой в центре?). Рассудком зная, что Эвфратский абрикос вреден только в консервах; что грех неотторжим от гражданского быта; что у всех гигиен есть свои гиены; зная, кроме того, что этот самый рассудок не прочь опошлить то, что иначе ему не дается... Сбрасываю и поднимаюсь выше. ЧтО, если прекрасное именно-то и доступно сквозь тонкую оболочку, то есть пока она еще не затвердела, не заросла, не утратила аромата и мерцания, через которые проникаешь к дрожащей звезде прекрасного? Ведь даже и в этих пределах я изысканно разборчив: далеко не всякая школьница привлекает меня, - сколько их на серой утренней улице, плотненьких, жиденьких, в бисере прыщиков или в очках, - *такие* мне столь же интересны в рассуждении любовном, как иному - сырая женщина-друг. Вообще же, независимо от особого чувства, мне хорошо со всякими детьми, по-простому - знаю, был бы страстным отцом в ходячем образе слова - и вот, до сих пор не могу решить, естественное ли это дополнение или бесовское противоречие. Тут взываю к закону степени, который отверг там, где он был оскорбителен: часто пытался я поймать себя на переходе от одного вида нежности к другому, от простого к особому - очень хотелось бы знать, вытесняют ли они друг друга, надо ли все-таки разводить их по разным родам, или *то* - редкое цветение *этого* в Иванову ночь моей темной души, -...
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 4. Размер: 45кб.
Часть текста: Кингстона, штат Майн, где имелся не только первоклассный сумасшедший дом, но и знаменитое Отделение терапии; здесь он вернулся к своему старому замыслу – книге “Idea of Dimension & Dementia” (“Ван, ты так и “sturb” с аллитерацией на устах”, – шутил старик Раттнер, обосновавшийся в Кингстоне гениальный пессимист, для которого жизнь была лишь “возмущением” раттнертерологического порядка вещей – от nertoros, не от terra). Ван Вин [как, на свой скромный манер, и издатель “Ады”] любил переменять жилище в конце каждой части, главы или даже абзаца, – он уже почти разделался с трудоемким куском книги, касающимся отделения времени от его содержимого (такого, как воздействие на материю в пространстве и природа самого пространства), и подумывал перебраться на Манхаттан (подобные переключения отражали скорее его духовную рубрикацию, чем уступку некоему фарсовому “влиянию среды”, столь любезному Марксу-отцу, популярному сочинителю “исторических” пьес), когда неожиданный дорофонный звонок отозвался мгновенной встряской как...
5. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 4. Размер: 54кб.
Часть текста: наши долгие странствия по Соединенным Штатам. Всем возможным привалам я очень скоро стал предпочитать так называемые "моторкорты", иначе "мотели" - чистые, ладные, укромные прибежища, состоящие из отдельных домиков или соединенных под одной крышей номеров, идеально подходящие для спанья, пререканий, примирений и ненасытной беззаконной любви. Сначала, из страха возбудить подозрения, я охотно платил за обе половины двойного номера, из которых каждая содержала двуспальную кровать. Недоумеваю, для какого это квартета- предзначалось вообще такое устройство, ибо только очень фарисейская пародия уединения достигалась тем, что не доходящая до потолка перегородка разделяла комнату на два сообщающихся лмбовных уголка. Постепенно, однако, я осмелел, подбодренный странными возможностями, вытекающими из этой добросовестной совместности (можно было представить себе, например, две молодых четы, весело обменивающихся сожителями, или ребенка, притворяющегося спящим, с целью подслушать те же звуковые эффекты, какими сопровождалось его собственное зачатие), и я уже преспокойно брал однокомнатную кабинку с кроватью и койкой или двумя постелями, райскую келью с желтыми шторами, спущенными до конца, дабы создать утреннюю иллюзию солнца и Венеции, когда на самом деле за окном были Пенсильвания и дождь. Мы узнали - nous connumes, если воспользоваться флоберовской интонацией - коттеджи, под громадными шатобриановскими деревьями, каменные, кирпичные, саманные, штукатурные, расположенные на том, что путеводитель, издаваемый американской автомобильной ассоциацией, называл "тенистыми", "просторными", "планированными" участками. Были домики избяного типа, из узловатой сосны, балки которых своим золотисто-коричневым глянцем напоминали Лолите кожу жареной курицы. Мы научились презирать простые кабинки из беленых досок, пропитанные слабым запахом нечистот или какойлибо другой мрачно-стыдливой вонью и не могшие похвастать ничем...

© 2000- NIV