Cлово "ВСТАВАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВСТАВАЛ, ВСТАВАЙ, ВСТАВАЙТЕ, ВСТАВАЛА

1. Дар. (страница 9)
Входимость: 5. Размер: 72кб.
2. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 4. Размер: 38кб.
3. Под знаком незаконнорожденных. страница 5
Входимость: 4. Размер: 38кб.
4. Дар
Входимость: 3. Размер: 65кб.
5. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 3. Размер: 29кб.
6. Незавершенный роман
Входимость: 2. Размер: 114кб.
7. Лолита. (часть 2, главы 10-13)
Входимость: 2. Размер: 25кб.
8. Память, говори (глава 10)
Входимость: 2. Размер: 34кб.
9. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 2. Размер: 28кб.
10. Отрывки, наброски пьес.
Входимость: 2. Размер: 29кб.
11. Истребление тиранов
Входимость: 2. Размер: 49кб.
12. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 2. Размер: 39кб.
13. Университетская поэма
Входимость: 2. Размер: 31кб.
14. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 2. Размер: 45кб.
15. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 2. Размер: 62кб.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 2. Размер: 43кб.
17. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 2. Размер: 56кб.
18. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 2. Размер: 62кб.
19. Облака (На солнце золотом сияет дождь летучий)
Входимость: 2. Размер: 2кб.
20. Через века
Входимость: 2. Размер: 2кб.
21. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
Входимость: 2. Размер: 27кб.
22. Отчаяние. (глава 11)
Входимость: 2. Размер: 22кб.
23. Иоганн Вольфганг Гете. Посвящение к "Фаусту"
Входимость: 2. Размер: 2кб.
24. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 8)
Входимость: 2. Размер: 27кб.
25. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 2. Размер: 34кб.
26. Король, дама, валет. (глава 8)
Входимость: 2. Размер: 29кб.
27. Камера Обскура. (страница 3)
Входимость: 2. Размер: 27кб.
28. Память, говори (глава 8)
Входимость: 2. Размер: 36кб.
29. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 31кб.
30. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 1. Размер: 35кб.
31. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
32. Ужас
Входимость: 1. Размер: 14кб.
33. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 1. Размер: 34кб.
34. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 1. Размер: 46кб.
35. Стихи из романа "Дар"
Входимость: 1. Размер: 5кб.
36. Скитальцы (1-е действие)
Входимость: 1. Размер: 29кб.
37. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 1. Размер: 29кб.
38. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 1. Размер: 42кб.
39. Король, дама, валет
Входимость: 1. Размер: 27кб.
40. Волшебник
Входимость: 1. Размер: 83кб.
41. Хват
Входимость: 1. Размер: 20кб.
42. Пнин. (глава 5)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
43. Дар. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 83кб.
44. Машенька. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 36кб.
45. * * * ("Мерцательные тикают пружинки")
Входимость: 1. Размер: 1кб.
46. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 32кб.
47. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 1. Размер: 20кб.
48. Красавица
Входимость: 1. Размер: 10кб.
49. Пильграм
Входимость: 1. Размер: 30кб.
50. Детство
Входимость: 1. Размер: 6кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 9)
Входимость: 5. Размер: 72кб.
Часть текста: принужден вернуться в Саратов, где делает предложение своей будущей невесте, на которой вскоре и женится. Он возвращается в Москву, занимается философией, участвует в журналах, много пишет (роман "Что нам делать"), дружит с выдающимися писателями своего времени. Постепенно его затягивает революционная работа, и после одного бурного собрания, где он выступает совместно с Добролюбовым и известным профессором Павловым, тогда еще совсем молодым человеком, Чернышевский принужден уехать заграницу. Некоторое время он живет в Лондоне, сотрудничая с Герценом, но затем возвращается в Россию и сразу арестован. Обвиненный в подготовке покушения на Александра Второго Чернышевский приговорен к смерти и публично казнен. Вот вкратце история жизни Чернышевского, и всг обстояло бы отлично, если б автор не нашел нужным снабдить свой рассказ о ней множеством ненужных подробностей, затемняющих смысл, и всякими длинными отступлениями на самые разнообразные темы. А хуже всего то, что, описав сцену повешения, и покончив со своим героем, он этим не удовлетворяется и на протяжении еще многих неудобочитаемых страниц рассуждает о том, что было бы, если бы - что, если бы Чернышевский, например, был не казнен, а сослан в Сибирь, как Достоевский. Автор пишет на языке, имеющем мало общего с русским. Он любит выдумывать слова. Он любит длинные запутанные фразы, как например: "Их сортирует (?) судьба в предвидении нужд (!!) биографа" или вкладывает в уста действующих лиц торжественные, но несовсем грамотные, сентенции, вроде "Поэт сам избирает предметы для своих песен, толпа не имеет права управлять его вдохновением". Почти одновременно с этой увеселительной рецензией, появился отзыв Христофора Мортуса (Париж), - так возмутивший Зину, что с тех пор у нее таращились глаза и напрягались ноздри всякий раз, как упоминалось это имя. "Говоря о новом молодом авторе (тихо писал...
2. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 4. Размер: 38кб.
Часть текста: (последние трое представлены куклами, мало чем отличающимися от остальных). Министр. Ну, кажется, все в сборе. Гроб. А где Бриг? Брига еще нет. Герб. Как - нет? Да вот он. Берг. Грах, грах, грах. Граб (к Бригу). Что это вас, генерал, не замечают? Вы ведь не такой уж маленький. Гроб. Виноват, я вас как-то проглядел. Да, значит - все. Берг (к Бригу). Быть богатым! Брег (к Гробу). Вы, вероятно, его не заметили оттого, что он близорук. Все смеются. Бриг. Да, это мое несчастье. Гроб. Нет, я просто не видел, как генерал вошел. Между прочим, знаете что, господа: нас ведь тринадцать! Министр. Изобретателя мы можем пригласить только по окончании прений, а Президент раньше пяти не будет. Это неприятно, что тринадцать... Полковник. Я могу удалиться, если кто-нибудь согласится быть секретарем вместо меня. Министр. Нет, зачем же... Только это неприятно... Полковник. Пожалуйста, я уйду. Министр. Да что вы обижаетесь на всякое слово! Скучно, ей-богу. Граб. Можно пригласить этого моего милого инженера, знаете, - этого блондина с бакенбардами, - он ведь все равно в курсе? Герб. Предложение незаконное. Я протестую. Министр. Скажите, пожалуйста, что это за сундук в углу? Полковник. Ах, это из архива. В нем карты. Брег. Игральные или генеральные? Берг. Грах, грах, грах. Полковник. Географические, конечно. Я велел принести, думая, что пригодятся. Если желаете, можно убрать. Министр. Откройте-ка этот сундук, дорогой полковник. Из сундука выходит Сон. Я так и думал. Сон. Куда прикажете сесть? Гроб. Нас все-таки тринадцать! Раз, два, три... (Считает.) Вот оказия! Бриг. Вы опять меня забыли. Гроб. Да, правильно. Министр. Ну...
3. Под знаком незаконнорожденных. страница 5
Входимость: 4. Размер: 38кб.
Часть текста: toto сочинения Вильяма Шекспира, потратив на подделку миллионы миллионов, замазав взятками рты бессчетным издателям, библиотекарям, жителям Стратфорда-на-Авоне, ибо, приняв ответственность за все сделанные за три столетия культуры ссылки на поэта, следует предположить, что ссылки эти - суть подложные вставки, внесенные надувалами в настоящие произведения, ими же и подредактированные: в этом еще оставалась некоторая шероховатость, досадный изъян, но, вероятно, можно устранить и его, подобно тому, как упрощают перемудренную шахматную задачу, добавляя в нее пассивную пешку. Все это может быть верным и в отношении личного существования, воспринимаемого в момент пробуждения в ретроспективе: сам по себе ретроспективный эффект есть весьма простая иллюзия, мало в чем отличная от изобразительной ценности глубины и дали, порождаемых окрашенной кистью на плоской поверхности; однако требуется нечто превосходящее кисть, чтобы создать впечатление плотной реальности, подпираемой правдоподобным прошлым,...
4. Дар
Входимость: 3. Размер: 65кб.
Часть текста: она осуждает. Лишь в 1952-м году, спустя чуть ли не двадцать лет после того, как роман был начат, появился полный его текст, опубликованный самаритянской организацией: издательством имени Чехова. Занятно было бы представить себе режим, при котором "Дар" могли бы читать в России. Я жил тогда в Берлине с 1922-го года, т. е. одновременно с юным героем моей книги. Однако ни это обстоятельство, ни то, что у меня с ним есть некоторые общие интересы, как например, литература и чешуекрылые, ничуть не означает, что читатель должен воскликнуть "ага" и соединить творца и творение. Я не Федор Годунов-Чердынцев и никогда им не был; мой отец не был исследователем Средней Азии (которым я сам еще может быть когда-нибудь буду). Никогда я не ухаживал за Зиной Мерц; и меня нисколько не тревожило существование поэта Кончеева, или какого-либо другого писателя. Кстати, именно в Кончееве, да еще в другом случайном персонаже, беллетристе Владимирове, различаю некоторые четры себя самого, каким я был в 1925-м году. В те дни, когда я работал над этой книгой, у меня не было еще той хватки, которая позволила бы мне воссоздать эмигрантскую колонию столь радикально и беспощадно, как я это делывал в моих позднейших английских романах в отношении той или иной среды. История то тут, то там просвечивает сквозь искусство. Отношение Федора к Германии отражает быть может слишком примитивное и безрассудное презрение, которое русские эмигранты питали к "туземцам" (Берлина, Парижа или Праги). К тому же у моего молодого человека это усугубляется влиянием омерзительной диктатуры, принадлежащей к эпохе, когда роман писался, а не к той, которая в нем фрагментарно отразилась. Грандиозный отлив интеллигенции, составлявшей такую значительную часть общего исхода из Советской России в первые годы большевистской революции, кажется ныне...
5. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 3. Размер: 29кб.
Часть текста: к станции. В полутьме он пополоскался в резиновой ванне. На балконе, пристально глядя в сияющее зеркальце, поставленное на перила, с удовольствием побрился, чуть припудрил горящие щеки. Снова раскачается?" - и вместе с тем ее забавляло и как-то даже городскую шляпу. Из сумрака постели вдруг возник голос Марты. "Мы сейчас поедем кататься на лодке,- пробормотала она скороговоркой.- Ты встретишь нас у скалы,- поторопись... лоторопись..." Драйер, хлопая себя по бокам, проверяя, все ли он разложил по карманам, засмеялся: - Проснись, моя душа. Я уезжаю в город. Она что-то пробормотала еще, потом внятно сказала: - Дай мне воды. - Я спешу,-сказал он-сама возьмешь. Пора тебе вставать, купаться. Погода райская. Он склонился над туманной постелью, поцеловал ее в волосы и быстро вышел из спальни. До отхода автобуса нужно было еще успеть выпить кофе. Кофе он пил на террасе кургауза. Съел две булочки с медом. Посмотрел на часы и съел третью. Уже мелькали пестрые купальные халаты, разгоралось море. Закуривая на ходу, он поспешил к площади, где уже грохотал автобус. Поехали. Море осталось позади. Уже прыгали в воде, взмахивая голыми руками, купальщики. На всех балконах был нежный звон утренних завтраков. Франц. машинально захватив под мышку резиновый мяч, прошлепал по коридору, постучался в номер четы Драйер. Молчание. Он толкнул дверь. Шторы были спущены. Марта еще спала. Он сообразил, что Драйер уже уехал. Нужно тихонько уйти. Пускай спит. Это хорошо. Можно спокойно полежать на пляже. Гуманная постель скрипнула; потом прозвучал тусклый голос: - Дай мне, пожалуйста, воды,- с вялой настойчивостью проговорила Марта. Он отыскал, в полутьме, на умывальнике графин, стакан, нечаянно облил себе пальцы, двинулся со стаканом к постели. Марта медленно приподнялась, выпростала голую руку, стала жадно всасывать воду. - Франц, поди сюда,- позвала она все тем же невыразительным голосом. Он сел к ней на...

© 2000- NIV