Cлово "ВСТРЕЧАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВСТРЕЧАЛИ, ВСТРЕЧАЛ, ВСТРЕЧАЕТ, ВСТРЕЧАЮТ

1. Дар. (страница 6)
Входимость: 6.
2. Университетская поэма
Входимость: 5.
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 5.
4. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 4.
5. Дар. (страница 4)
Входимость: 4.
6. Память, говори (глава 8)
Входимость: 4.
7. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 4.
8. Дар. (страница 2)
Входимость: 3.
9. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 3.
10. Пнин. (глава 2)
Входимость: 3.
11. Пнин. (глава 7)
Входимость: 3.
12. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 4)
Входимость: 3.
13. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 3.
14. Событие. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 3.
15. Весна в Фиальте
Входимость: 3.
16. Память, говори (глава 13)
Входимость: 3.
17. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 3.
18. Подлец
Входимость: 3.
19. Память, говори (глава 10)
Входимость: 3.
20. Под знаком незаконнорожденных. страница 9
Входимость: 3.
21. Пнин. (глава 5)
Входимость: 3.
22. Машенька. (страница 3)
Входимость: 3.
23. Дар. (страница 5)
Входимость: 3.
24. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 3.
25. Память, говори (глава 15)
Входимость: 3.
26. Незавершенный роман
Входимость: 2.
27. Лолита. (часть 2, главы 10-13)
Входимость: 2.
28. Нежить
Входимость: 2.
29. Память, говори (глава 4)
Входимость: 2.
30. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 2.
31. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 2.
32. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 2.
33. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 2.
34. Дар. (страница 3)
Входимость: 2.
35. Дар
Входимость: 2.
36. Соглядатай
Входимость: 2.
37. Память, говори (глава 14)
Входимость: 2.
38. Пнин. (глава 3)
Входимость: 2.
39. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 2.
40. Память, говори (глава 12)
Входимость: 2.
41. Дар. (страница 10)
Входимость: 2.
42. Круг
Входимость: 2.
43. Другие берега. (глава 13)
Входимость: 2.
44. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 2.
45. Скитальцы (1-е действие)
Входимость: 2.
46. Отрывки, наброски пьес.
Входимость: 2.
47. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 27)
Входимость: 2.
48. Истребление тиранов
Входимость: 2.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 2.
50. Лолита. (часть 2, главы 6-9)
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 6)
Входимость: 6. Размер: 67кб.
Часть текста: выражением на лице, вошла, держа в руке небольшую, спрятанную в розовой обертке, книгу. "У меня к вам просьба, - сказала она быстро и сухо. - Сделайте мне тут надпись"; Федор Константинович книгу взял - и узнал в ней приятно потрепанный, приятно размягченный двухлетним пользованием (это было ему совершенно внове) сборничек своих стихов. Он очень медленно стал откупоривать пузырек с чернилами, - хотя в иные минуты, когда хотелось писать, пробка выскакивала, как из бутылки шампанского; Зина же, посмотрев на его теребившие пробку пальцы, поспешно добавила: "Только фамилью, - пожалуйста, только фамилью". Он расписался, хотел было поставить дату, но почему то подумал, что в этом она может усмотреть вульгарную многозначительность "Ну вот, спасибо", - сказала она и, дуя на страницу, вышла. Через день было воскресенье, и около четырех вдруг выяснилось, что она одна дома: он читал у себя, она была в столовой и изредка совершала короткие экспедиции к себе в комнату через переднюю, и при этом посвистывала, и в ее легком топоте была топографическая тайна, - ведь к ней прямо вела дверь из столовой. Но мы читаем и будем читать. "Долее, долее, как можно долее буду в чужой земле. И хотя мысли мои, мое имя, мои труды будут принадлежать России, но сам я, но бренный состав мой, будет удален от нее" (а вместе с тем, на прогулках в Швейцарии, так писавший, колотил перебегавших по тропе ящериц, - "чертовскую нечисть", - с брезгливостью хохла и злостью изувера). Невообразимое возвращение! Строй? Вот уж всг равно какой. При монархии - флаги да барабан, при республике - флаги да выборы... Опять прошла. Нет, не читалось, - мешало волнение, мешало чувство,...
2. Университетская поэма
Входимость: 5. Размер: 31кб.
Часть текста: вы любите, я знаю; у вас бывают образа и самовары, знаю тоже!" Она мила: по нежной коже румянец Англии разлит. Смеется, быстро говорит: "Наш город скучен, между нами,- но речка - прелесть!.. Вы гребец?" Крупна, с покатыми плечами, большие руки без колец. 2 Так у викария за чаем мы, познакомившись, болтаем, и я старательно острю, и не без сладостной тревоги на эти скрещенные ноги и губы яркие смотрю, и снова отвожу поспешно нескромный взгляд. Она, конечно, явилась с теткою, но та социализмом занята,- и, возражая ей, викарий,- мужчина кроткий, с кадыком,- скосил по-песьи глаз свой карий и нервным давится смешком. 3 Чай крепче мюнхенского пива. Туманно в комнате. Лениво в камине слабый огонек блестит, как бабочка на камне. Но засиделся я,- пора мне... Встаю, кивок, еще кивок, прощаюсь я, руки не тыча,- так здешний требует обычай,- сбегаю вниз через ступень и выхожу. Февральский день, и с неба вот уж две недели непрекращающийся ток. Неужто скучен в самом деле студентов древний городок? 4 Дома,- один другого краше,- чью старость розовую наши велосипеды веселят; ворота колледжей, где в нише епископ каменный, а выше - как солнце, черный циферблат; фонтаны, гулкие прохлады, и переулки, и ограды в чугунных розах и шипах, через которые впотьмах перелезать совсем не просто; кабак - и тут же антиквар, и рядом с плитами погоста живой на площади ...
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 5. Размер: 60кб.
Часть текста: середине июля дядя Дан увез Люсетту в Калугу, где девочке предстояло провести пять дней с Белле и Фрэнш. В городе выступали Лясканский балет и немецкий цирк, да и какой же ребенок согласится пропустить соревнования школьниц по травяному хоккею и плаванию? – соревнования, которые в это время года набожно посещал старый Дан, сам ребенок в душе; сверх того, Люсетте предстояло пройти в Тарусской клинике “обследование”, имевшее целью выяснить, отчего у нее эдак скачут вес и температура, при том, что ест она до отвала и чувствует себя лучше некуда. Дядя Дан собирался вернуться с нею домой в пятницу вечером, ожидалось также, что он привезет из Калуги в Ардис поверенного, для встречи с которым сюда приезжал и Демон, гость чрезвычайно редкий. Дело, которое они хотели обсудить, состояло в продаже кое-какой “синюшной” (покрытой торфяными болотами) земли, – двоюродные братья владели ею совместно и оба желали сбыть ее с рук, хотя и по разным причинам. Как это обыкновенно случалось с наиболее кропотливо продуманными планами Дана, что-то не заладилось, поверенный оказался занят до позднего вечера, и перед самым прибытием Демона брат его прислал аэрограмму, в которой просил Марину “накормить Демона обедом”, не дожидаясь Дана и Миллера. Подобный “контретан” (как Марина юмористически обозначала неожиданность, не всегда неприятную) Вана очень обрадовал. В этот год он мало видался с отцом. Ван любил Демона с бездумной самозабвенностью, – в отрочестве он перед ним преклонялся, а ныне, в более терпимой, но и более сведущей юности, питал к нему нерушимое уважение. Несколько позже к любви и почтительности примешалась толика отвращения (такого же, как питаемое им к собственной аморальности), с другой же стороны, чем старше он становился, тем вернее понимал, что при любых вообразимых обстоятельствах он с гордостью и готовностью отдал бы за отца жизнь, ни мгновения не помешкав. Когда в конце восемьсот девяностых впавшая в ничтожное детство Марина принималась со всякими...
4. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 4. Размер: 43кб.
Часть текста: что-нибудь",- проговорила она ласково. Лужин посмотрел на свою руку, топыря и снова сдвигая пальцы. Ногти были желтые от курения, с грубыми заусенцами, на суставах тянулись толстые поперечные морщинки, пониже росли редкие волоски. Он положил руку на стол, рядом с ее рукой, молочно-бледной, мягкой на вид, с коротко и аккуратно подстриженными ногтями. "Я жалею, что не знала вашего отца,- сказала она погодя.- Он, должно быть, был очень добрым, очень серьезным, очень любил вас". Лужин промолчал. "Расскажите мне еще что-нибудь,- как вы тут жили? Неужели вы были когда-нибудь маленьким, бегали, возились?" Он опять положил обе руки на трость,- и, по выражению его лица, по сонному опусканию тяжелых век, по чуть раскрывшемуся рту, словно он собирался зевнуть, она заключила, что ему стало скучно, что вспоминать надоело. Да и вспоминал-то он равнодушно,- ей было странно, что вот, он месяц тому назад потерял отца и сейчас без слез может смотреть на дом, где он в детстве жил с ним вместе. Но даже в этом равнодушии, в его неуклюжих словах, в тяжелых движениях его души, как бы поворачивавшейся спросонья и засыпавшей снова, ей мерещилось что-то трогательное, трудно определимая прелесть, которую она в нем почувствовала с первого дня их знакомства. И как таинственно было то, что, несмотря на очевидную вялость его отношения к отцу, он все-таки выбрал именно этот курорт, именно эту гостиницу, как будто ждал от когда-то уже виденных предметов и пейзажей того содрогания, которого он без чужой помощи испытать не мог. А приехал он чудесно, в зеленый и серый день, под моросящим дождем, в безобразной, черной, мохнатой шляпе, в огромных галошах,- и, ...
5. Дар. (страница 4)
Входимость: 4. Размер: 68кб.
Часть текста: другим у каждого из видов этого рода, то лодочкой, то улиткой, то - как у редчайшего темно-пепельного orpheus Godunov - на подобие маленькой лиры. И как frontispiece к моему теперешнему труду мне почему-то хотелось бы выставить именно эту бабочку, - ах, как он говорил о ней, как вынимал из шести плотных треугольных конвертов шесть привезенных экземпляров, приближал к брюшку единственной самочки лупу, вставленную в глаз, - и как набожно его препаратор размачивал сухие, лоснистые, тесно сложенные крылья, чтобы потом гладко пронзить булавкой грудку бабочки, воткнуть ее в пробковую щель и широкими полосками полупрозрачной бумаги плоско закрепить на дощечках как-то откровенно-беззащитно-изящно распахнутую красоту, да подложить под брюшко ватку, да выправить черные сяжки, - чтобы она так высохла навеки. Навеки? В берлинском музее многочисленные бабочки отцовского улова так же свежи сегодня, как были в восьмидесятых, девяностых годах. Бабочки из собрания Линнея хранятся в Лондоне с восемнадцатого века. В пражском музее есть тот самый экземпляр популярной бабочки-атлас, которым любовалась Екатерина Великая. Отчего же мне стало так грустно? Его поимки, наблюдения, звук голоса в ученых словах, всг это, думается мне, я сберегу. Но это так еще мало. Мне хотелось бы с такой же относительной вечностью удержать то, что быть может я всего более любил в нем: его живую мужественность, непреклонность и независимость его, холод и жар его личности, власть над всем, за что он ни брался. Точно играючи, точно желая мимоходом запечатлеть свою силу на всем, он, там и сям выбирая предмет из области вне энтомологии, оставил след почти во всех отраслях естествоведения: есть только одно растение, описанное им, из всех им собранных, но это зато - замечательный вид березы; одна птица - дивнейший фазан; одна летучая мышь - но...

© 2000- NIV