Cлово "ЖИВАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖИВАЯ, ЖИВАЛ, ЖИВАЛИ

1. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 1.
2. Смерть ("...И эту власть над разумом чужим")
Входимость: 1.
3. Дар. (страница 2)
Входимость: 1.
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 16)
Входимость: 1.
5. Путеводитель по Берлину
Входимость: 1.
6. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 1.
7. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 1.
8. Адмиралтейская игла
Входимость: 1.
9. Из Вильяма Шекспира
Входимость: 1.
10. * * * ("Вдохновенье - это сладострастье")
Входимость: 1.
11. Дар. (страница 3)
Входимость: 1.
12. Соглядатай
Входимость: 1.
13. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 1.
14. Дар. (страница 8)
Входимость: 1.
15. Лолита. (часть 1, главы 26-27)
Входимость: 1.
16. Тяжелый дым
Входимость: 1.
17. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 1.
18. Подвиг. (страница 8)
Входимость: 1.
19. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 1.
20. Волшебник
Входимость: 1.
21. Пнин. (глава 5)
Входимость: 1.
22. Машенька. (страница 2)
Входимость: 1.
23. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 1.
24. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 1.
25. Гость
Входимость: 1.
26. Подвиг. (страница 9)
Входимость: 1.
27. Отчаяние. (глава 6)
Входимость: 1.
28. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 1.
29. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 1.
30. Лолита. (часть 1, главы 30-32)
Входимость: 1.
31. Камера Обскура. (страница 3)
Входимость: 1.
32. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 1. Размер: 29кб.
Часть текста: гулкое, бурливое, гремучее и ревучее молчанье своей квартиры. Отъединенно стояло вдали меццотинто да-винчиева чуда - тринадцать персон за таким узким столом (фаянс ссудили монахи-доминиканцы). Свет ударил в ее коренастый зонтик с черепаховой ручкой, что стоял, откачнувшись от его большого зонта, оставленного не у дел. Он стянул оставшуюся перчатку, избавился от пальто и повесил на колышек фетровую широкополую черную шляпу. Широкополая черная шляпа, утратившая ощущение дома свалилась с колышка и была оставлена там, где легла. Он прошел широким длинным коридором, стены которого заливало, выплеснувшись из его кабинета, черное масло картин; все, что они показывали, - это трещины вслепую отраженного света. Резиновый мячик размером с большой апельсин спал на полу. Он вошел в столовую. Тарелка с холодным языком, украшенным ломтиками огурца, и румяная щечка сыра тихо ожидали его. Замечательный все-таки у этой женщины слух. Она выскользнула из своей комнаты рядом с детской и присоединилась к Кругу. Звали ее Клодиной, последнюю неделю она оставалась единственной прислугой в хозяйстве Круга: повар покинул дом, не одобряя того, что он очень точно назвал "подрывной атмосферой". - Слава Богу, - сказала она, - вы...
2. Смерть ("...И эту власть над разумом чужим")
Входимость: 1. Размер: 23кб.
Часть текста: когда узнает он внезапно - А! в дверь стучат... Тяжелое кольцо бьет в медный гриб наружный: стук знакомый, стук беспокойный... Открывает; вбегает Эдмонд, молодой студент. Эдмонд Гонвил! Это правда?.. Гонвил Да... Умерла... Эдмонд Но как же... Гонвил!.. Гонвил Да... Не ожидали... Двадцать лет сжималось и разжималось сердце, кровь живую закачивая в жилы и обратно вбирая... Вдруг - остановилось... Эдмонд Страшно ты говоришь об этом... Друг мой... Помнишь?.. Она была так молода!.. Гонвил Читала вот эту книжку, выронила... Эдмонд Жизнь - безумный всадник. Смерть - обрыв нежданный, немыслимый. Когда сказали мне - так, сразу - я не мог поверить. Где же она лежит? Позволь мне... Гонвил Унесли... Эдмонд Как странно... Ты не понимаешь, Гонвил: она всегда ходила в темном... Стелла - мерцающее имя в темном вихре. И унесли... Ведь это странно,- правда?.. Гонвил Садись, Эдмонд. Мне сладко, что чужая печаль в тебе находит струны... Впрочем, с моей женой ты, кажется, был дружен? Эдмонд Как ты спокоен, Гонвил, как спокоен!.. Как утешать тебя? Ты - словно мрамор: торжественное белое страданье... Гонвил Ты прав - не утешай. Поговорим о чем-нибудь простом, земном. Неделю ведь мы с тобой не виделись. Что делал? О чем раздумывал? Эдмонд О смерти. Гонвил Полно! Ведь мы о ней беседовали часто. Нет - будем жить. В темницу заключенный за полчаса до казни, паука рассматривает беззаботно. Образ ученого пред миром. Эдмонд Как ты спокоен, Гонвил. Говорил ты, что наша смерть - Гонвил - быть может, удивленье, быть может - ничего. Склоняюсь, впрочем, к последнему, но есть одно: крепка земная мысль: прервать ее стремленье не так легко... Эдмонд Вот видишь ли,- я мучусь... Мне кажется...
3. Дар. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 83кб.
Часть текста: Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем временем перешел на какого-то советского деятеля, потерявшего после смерти Ленина власть. "Ну, в те годы, когда я видал его, он был в зените славы и добра", - говорил Васильев, профессионально перевирая цитату. Молодой человек, похожий на Федора Константиновича (к которому именно поэтому так привязались Чернышевские), теперь очутился у двери, где, прежде чем выйти, остановился в полоборота к отцу, - и, несмотря на свой чисто умозрительный состав, ах, как он был сейчас плотнее всех сидящих в комнате! Сквозь Васильева и бледную барышню просвечивал диван, инженер Керн был...
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 16)
Входимость: 1. Размер: 10кб.
Часть текста: гувернанткой или великанского роста лакеем (не существующим в доме, но легко умертвляемым во сне – избиваемым шипастым кастетом, пробиваемым насквозь, словно он не человек, а наполненный кровью пузырь), вслед за чем, сознавал Ван, его навсегда изгонят из Ардиса... (Рукою Ады: Я решительно возражаю против формулы “не склонной к чрезмерной брезгливости”. Она не отвечает истине и сомнительна по вкусу. Ван, пометка на полях: Прости, киска, но ее придется оставить.) ...но если бы он и смог заставить себя посмеяться над этими страхами и выбросить их из головы, все равно гордиться в своем поведении ему было нечем: в тех действительных его потаенных посягательствах на Аду, в том, что и как он с ней делал, в этих негласных наслаждениях Ван представлялся себе не то злоупотребляющим ее невинностью, не то принуждающим Аду таить от него, таящегося, свое понимание того, что он таит. После того, как его мягкие губы впервые коснулись, так легко, так безмолвно, ее еще более нежной кожи – высоко, на крапчатом дереве, где ...
5. Путеводитель по Берлину
Входимость: 1. Размер: 11кб.
Часть текста: по ней белыми буквами начертано "Львиная Брага", и сбоку подмигивает портрет льва, держащего кружку пива. Усевшись, я рассказываю приятелю о трубах, трамваях и прочих важных вещах. I ТРУБЫ Перед домом, где я живу, лежит вдоль панели огромная черная труба, и на аршин подальше - другая, а там- третья, четвертая: железные кишки улиц, еще праздные, еще не спущенные в земляные глубины, под асфальт. В первые дни после того, как их гулко свалили с грузовиков, мальчишки бегали по ним, ползали на четвереньках сквозь эти круглые туннели,- но через неделю уже больше никто не играл,- только валил снег. И теперь, когда в матовой полутьме раннего утра я выхожу из дома, то на каждой черной трубе белеет ровная полоса, а по внутреннему скату, у самого жерла одной из них, мимо которой как раз сворачивают рельсы, отблеск еще освещенного трамвая взмывает оранжевой зарницей. Сегодня на снеговой полосе кто-то пальцем написал "Отто", и я подумал, что такое имя, с двумя белыми "о" по бокам и четой тихих согласных посередке, удивительно хорошо подходит к этому снегу, лежащему тихим слоем, к этой трубе с ее двумя отверстиями и таинственной глубиной. II ТРАМВАИ Трамвай лет через двадцать исчезнет, как уже исчезла конка. Я уже чувствую в нем что-то отжившее, какую-то старомодную прелесть. Все в нем немного неуклюже, шатко,- и...

© 2000- NIV