Cлово "НАЧИНАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НАЧИНАЛ, НАЧИНАЕТ, НАЧИНАЛА, НАЧИНАЯ, НАЧИНАЛИ

1. Дар. (страница 5)
Входимость: 11.
2. Дар. (страница 6)
Входимость: 10.
3. Соглядатай
Входимость: 9.
4. Незавершенный роман
Входимость: 6.
5. Дар. (страница 7)
Входимость: 6.
6. Событие. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 6.
7. Память, говори (глава 13)
Входимость: 6.
8. Дар
Входимость: 5.
9. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 5.
10. Подвиг. (страница 3)
Входимость: 5.
11. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 5.
12. Волшебник
Входимость: 5.
13. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 5.
14. Пильграм
Входимость: 4.
15. Память, говори (глава 14)
Входимость: 4.
16. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 4.
17. Подлец
Входимость: 4.
18. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 10)
Входимость: 4.
19. Другие берега. (глава 10)
Входимость: 4.
20. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 4.
21. Подвиг. (страница 2)
Входимость: 4.
22. Другие берега. (глава 12)
Входимость: 4.
23. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 3.
24. Обида
Входимость: 3.
25. Дар. (страница 2)
Входимость: 3.
26. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 3.
27. Пнин. (глава 6)
Входимость: 3.
28. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 3.
29. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 3.
30. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 3.
31. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 3.
32. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 3.
33. Лолита. (часть 1, главы 28-29)
Входимость: 3.
34. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 3.
35. Дар. (страница 4)
Входимость: 3.
36. Лолита. (часть 1, главы 26-27)
Входимость: 3.
37. Память, говори (глава 8)
Входимость: 3.
38. Память, говори (глава 10)
Входимость: 3.
39. Пнин. (глава 5)
Входимость: 3.
40. Пнин. (глава 4)
Входимость: 3.
41. Машенька. (страница 2)
Входимость: 3.
42. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 3.
43. Память, говори (глава 5)
Входимость: 3.
44. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 8)
Входимость: 3.
45. Другие берега. (глава 6)
Входимость: 3.
46. Под знаком незаконнорожденных. страница 11
Входимость: 3.
47. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 2.
48. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 2.
49. Смотри на Арлекинов! (страница 5)
Входимость: 2.
50. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 5)
Входимость: 11. Размер: 67кб.
Часть текста: кофе. Было слышно, как сначала газ не брал спички, шумно лопаясь; укрощенный, вспыхивал и ровно шипел. Первые шаги возвращались, уже на каблуках; на кухне начинался скорый, сердито взволнованный разговор. Как иные говорят с южным или московским акцентом, так мать и дочь неизменно говорили между собой с произношением ссоры. Голоса были схожи, оба смуглые и гладкие, но один был грубее и как бы теснее, другой - вольнее и чище. В рокоте материнского была просьба, даже виноватая просьба; в укорачивающихся ответах дочери звенела злость. Под эту невнятную утреннюю бурю Федор Константинович опять мирно засыпал. В редеющей местами дремоте он различал звуки уборки; стена вдруг рушилась на него: это половая щетка поехала и хлопнулась у его двери. Раз в неделю толстая, тяжело переводившая дух, пахнувшая кислым потом швейцариха приходила с пылесосом, и тогда начинался ад, мир рвался на части, адский скрежет проникал в самую душу, разрушая ее, и гнал Федора Константиновича из постели, из комнаты, из дома. Обычно же, около десяти Марианна Николаевна в свою очередь занимала ванную, а после нее, уже харкая на ходу, туда следовал Иван Борисович. Воду он спускал до пяти раз; ванной не пользовался, удовлетворяясь...
2. Дар. (страница 6)
Входимость: 10. Размер: 67кб.
Часть текста: вечером постучалась к нему и надменно-решительным шагом, с почти презрительным выражением на лице, вошла, держа в руке небольшую, спрятанную в розовой обертке, книгу. "У меня к вам просьба, - сказала она быстро и сухо. - Сделайте мне тут надпись"; Федор Константинович книгу взял - и узнал в ней приятно потрепанный, приятно размягченный двухлетним пользованием (это было ему совершенно внове) сборничек своих стихов. Он очень медленно стал откупоривать пузырек с чернилами, - хотя в иные минуты, когда хотелось писать, пробка выскакивала, как из бутылки шампанского; Зина же, посмотрев на его теребившие пробку пальцы, поспешно добавила: "Только фамилью, - пожалуйста, только фамилью". Он расписался, хотел было поставить дату, но почему то подумал, что в этом она может усмотреть вульгарную многозначительность "Ну вот, спасибо", - сказала она и, дуя на страницу, вышла. Через день было воскресенье, и около четырех вдруг выяснилось, что она одна дома: он читал у себя, она была в столовой и изредка совершала короткие экспедиции к себе в комнату через переднюю, и при этом посвистывала, и в ее легком топоте была топографическая тайна, -...
3. Соглядатай
Входимость: 9. Размер: 110кб.
Часть текста: меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова провожал Матильду, она предложила мне подняться к ней наверх, чтобы взять книжку, которую давно увещевала меня прочесть, - что-то по-французски о какой-то русской девице Ариадне (*1). Шел, как обычно, дождь, вокруг фонарей дрожали ореолы, правая моя рука утопала в жарком кротовом меху, левая держала раскрытый зонтик, в который ночь била, как в барабан. Этот зонтик, - потом, в квартире у Матильды, - распятый вблизи парового отопления, все капал, капал, ронял слезу каждые полминуты и так накапал большую лужу. А книжку я взять забыл. Матильда была не первой моей любовницей. До нее любила меня домашняя портниха в Петербурге, тоже полная и тоже все советовавшая мне прочесть какую-то книжку ("Мурочка, ...
4. Незавершенный роман
Входимость: 6. Размер: 114кб.
Часть текста: вычетом двух глав и нескольких заметок эту незаконченную вещь я уничтожил. Первая глава, под названием "Ultima Thule", появилась в печати в 1942 году... Глава вторая, "Solus Rex", вышла ранее... Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей...
5. Дар. (страница 7)
Входимость: 6. Размер: 81кб.
Часть текста: в глазах ангельская ясность, свойственная близоруким детям. Кипарисовы, Парадизовы, Златорунные не без удивления вспоминали потом (в тиши своих дальних и бедных приходов) его стыдливую красоту: херувим, увы, оказался наклееным на крепкий пряник; не всем пришедшийся по зубам. Поздоровавшись с нами, Николя вновь надевает шляпу - серенький пуховой цилиндр - и тихо отходит, очень миленький в своем домашне-сшитом сюртучке и нанковых брючках, - между тем как его отец, добрейший протоиерей, нечуждый садовничеству, занимает нас обсуждением саратовских вишень, слив, глив. Летучая знойная пыль застилает картину. Как неизменно отмечается в начале всех решительно писательских биографий, мальчик был пожирателем книг. Но отлично учился. "Государю твоему повинуйся, чти его и будь послушным законам", тщательно воспроизводил он первую пропись, и помятая подушечка указательного пальца так навсегда и осталась темною от чернил. Вот тридцатые годы кончились, пошли сороковые. В шестнадцать лет он довольно знал языки, чтобы читать Байрона, Сю и Ггте (до конца дней стесняясь варварского произношения); уже владел семинарской латынью, благо отец был человек образованный. Кроме того некто Соколовский занимался с ним по-польски, а местный торговец апельсинами преподавал ему персидский язык, - и соблазнял табачным курением. Поступив в саратовскую семинарию, он там показал себя скромным, и ни разу не подвергся поронции. Его прозвали "дворянчик", хотя он и не чуждался общих потех....

© 2000- NIV