• Наши партнеры
    Rusedu.net - Новости школы: МОУ Косякинская СОШ.
  • Cлово "ОБОЖАТЬ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ОБОЖАЮ, ОБОЖАЕТ, ОБОЖАЛА, ОБОЖАЛ, ОБОЖАЮТ

    1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 8)
    Входимость: 5.
    2. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
    Входимость: 3.
    3. Соглядатай
    Входимость: 3.
    4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
    Входимость: 3.
    5. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
    Входимость: 3.
    6. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
    Входимость: 2.
    7. Король, дама, валет. (глава 9)
    Входимость: 2.
    8. Событие. Пьеса в прозе. Действие 2
    Входимость: 2.
    9. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 2)
    Входимость: 2.
    10. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 41)
    Входимость: 2.
    11. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 5)
    Входимость: 2.
    12. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
    Входимость: 2.
    13. Пнин
    Входимость: 2.
    14. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 37)
    Входимость: 2.
    15. Отчаяние. (глава 5)
    Входимость: 1.
    16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 2)
    Входимость: 1.
    17. Защита Лужина. (глава 6)
    Входимость: 1.
    18. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 14)
    Входимость: 1.
    19. Смотри на Арлекинов! (страница 5)
    Входимость: 1.
    20. Король, дама, валет. (глава 7)
    Входимость: 1.
    21. Дар. (страница 2)
    Входимость: 1.
    22. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
    Входимость: 1.
    23. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 29)
    Входимость: 1.
    24. Отчаяние. (глава 2)
    Входимость: 1.
    25. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
    Входимость: 1.
    26. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
    Входимость: 1.
    27. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 40)
    Входимость: 1.
    28. Подвиг. (страница 4)
    Входимость: 1.
    29. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 2)
    Входимость: 1.
    30. Приглашение на казнь. (страница 4)
    Входимость: 1.
    31. Лолита
    Входимость: 1.
    32. Лолита. (часть 1, главы 12-14)
    Входимость: 1.
    33. Память, говори (глава 13)
    Входимость: 1.
    34. Камера Обскура. (страница 6)
    Входимость: 1.
    35. Лолита. (часть 1, главы 7-9)
    Входимость: 1.
    36. Память, говори (глава 10)
    Входимость: 1.
    37. Хват
    Входимость: 1.
    38. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
    Входимость: 1.
    39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 27)
    Входимость: 1.
    40. Другие берега. (глава 10)
    Входимость: 1.
    41. Дар. (страница 9)
    Входимость: 1.
    42. Отчаяние. (глава 4)
    Входимость: 1.
    43. Машенька
    Входимость: 1.
    44. Приглашение на казнь. (страница 5)
    Входимость: 1.
    45. Под знаком незаконнорожденных. страница 8
    Входимость: 1.
    46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 32)
    Входимость: 1.
    47. Память, говори (глава 15)
    Входимость: 1.
    48. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 25)
    Входимость: 1.
    49. Смотри на Арлекинов!
    Входимость: 1.
    50. Под знаком незаконнорожденных. страница 11
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 8)
    Входимость: 5. Размер: 27кб.
    Часть текста: развлечений, Ван повел их воскресным вечером в “Урсус”, лучший из франко-эстонских ресторанов Большого Манхаттана. Обе юные дамы были в очень коротких и очень открытых вечерних платьях, “миражированных” в этом сезоне Вассом, – таково было модное в этом сезоне словцо: Ада в сквозисто-черном, Люсетта в лоснисто-зеленом, цвета шпанской мухи. Губы их “перекликались” тоном (но не оттенком) помады; глаза были подведены в модном стиле “изумленная райская птица” – модном и в Люте, и в Лосе. Смешанные метафоры и двусмысленные речи всегда возбуждали Винов, истых детей Венеры. Уха, шашлык и “Аи” имели успех поверхностный и привычный; зато в старинных напевах таилось нечто тоскливо томительное, быть может, благодаря участию в вечере контральто из Ляски и баса, которого все называли Банфом, прославленных исполнителей английских версий русских “романсов”, разымчивая “цыганщина” которых пронизывает Григорьева и Глинку. Была там и Флора – тоненькая, едва оформившаяся, полуобнаженная кафешантанная танцовщица неясного происхождения (румынка? романка? рамсийка?), к чьим упоительным услугам Ван этой осенью несколько раз прибегал. Как человек, “знающий свет”, он с холодным (быть может, чрезмерно холодным) безучастием взирал на ее даровитые...
    2. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
    Входимость: 3. Размер: 62кб.
    Часть текста: удаленных от него в пространстве и времени, но что-то имелось в нем красочное и исконное, утешавшее Джона Шейда гораздо полнее провинциальных утонченностей английского отделения. Он, выказывавший столько разборчивой осмотрительности при выборе попутчиков для своих прогулок, любил через вечер на другой бродить с важным и жилистым немцем по лесным тропинкам Далвича и вкруг полей этого своего знакомца. Будучи охотником до точного слова, он ценил Гентцнера за то, что тот знал "как что называется", - хоть некоторые из предлагаемых тем названий несомненно были местными уродцами или германизмами, а то и чистой воды выдумками старого прохвоста. Теперь у него был иной спутник. Ясно помню чудный вечер, когда с языка моего блестящего друга так и сыпались макаронизмы, остроты и анекдоты, которые я браво парировал рассказами о Зембле, повестью о бегстве на волосок от гибели! На опушке Далвичского леса он перебил меня, чтобы показать естественную пещеру в поросшем диким мохом утесе, сбоку тропинки, под цветущим кизилом. В этом месте достойный фермер неизменно останавливался, а однажды, когда они гуляли вместе с его сынишкой, последний, семеня с ними рядом, указал в это место пальчиком и уведомил: "Тут папа писает". Другая история, не такая бессмысленная, поджидала меня на вершине холма, где расстилался прямоугольный участок, заросший молочаем, иван-чаем и вернонией, кишащий бабочками, резко выдступавший из обставшего вкруг золотарника. После того, как жена Гентцнера ушла от него (примерно в 1950-ом), забрав с собою...
    3. Соглядатай
    Входимость: 3. Размер: 110кб.
    Часть текста: С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова провожал Матильду, она предложила мне подняться к ней наверх, чтобы взять книжку, которую давно увещевала меня прочесть, - что-то по-французски о какой-то русской девице Ариадне (*1). Шел, как обычно, дождь, вокруг фонарей дрожали ореолы, правая моя рука утопала в жарком кротовом меху, левая держала раскрытый зонтик, в который ночь била, как в барабан. Этот зонтик, - потом, в квартире у Матильды, - распятый вблизи парового отопления, все капал, капал, ронял слезу каждые полминуты и так накапал большую лужу. А книжку я взять забыл. Матильда была не первой моей любовницей. До нее любила меня домашняя портниха в Петербурге, тоже полная и тоже все советовавшая мне прочесть какую-то книжку ("Мурочка, история одной жизни"). Обе они, эти полные женщины, издавали среди телесных бурь тонкий, почти детский писк, и мне казалось иногда, что не стоило проделать все, что я проделал, то есть, помирая со страху, переехать финскую границу (в курьерском поезде, правда, и с...
    4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
    Входимость: 3. Размер: 45кб.
    Часть текста: Ван Вин [как, на свой скромный манер, и издатель “Ады”] любил переменять жилище в конце каждой части, главы или даже абзаца, – он уже почти разделался с трудоемким куском книги, касающимся отделения времени от его содержимого (такого, как воздействие на материю в пространстве и природа самого пространства), и подумывал перебраться на Манхаттан (подобные переключения отражали скорее его духовную рубрикацию, чем уступку некоему фарсовому “влиянию среды”, столь любезному Марксу-отцу, популярному сочинителю “исторических” пьес), когда неожиданный дорофонный звонок отозвался мгновенной встряской как в большом, так и в малом кругах его кровообращения. Никто, даже отец, не знал, что Ван купил недавно пентхауз Кордулы, расположенный между Манхаттанской библиотекой и Парком. Помимо того, что здесь прекрасно работалось – в ученом уединении этой висящей в пустыне неба террасы с шумным, но удобным городом, плещущим внизу о подножие неприступной скалы его разума, – квартира олицетворяла то, что на модном жаргоне именовалось “прихотью холостяка”, он мог по своему усмотрению тайком ублажать здесь любую девицу или девиц. (Одна из них называла это жилище “твое крыло а terre”.) Впрочем, давая Люсетте дозволение посетить его в тот яркий ноябрьский послеполуденный час, он все еще пребывал в своей тускловатой, чем-то похожей на чусскую кингстонской квартире. Люсетты он не видел с 1888 года. Осенью 1891-го она...
    5. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
    Входимость: 3. Размер: 54кб.
    Часть текста: наши долгие странствия по Соединенным Штатам. Всем возможным привалам я очень скоро стал предпочитать так называемые "моторкорты", иначе "мотели" - чистые, ладные, укромные прибежища, состоящие из отдельных домиков или соединенных под одной крышей номеров, идеально подходящие для спанья, пререканий, примирений и ненасытной беззаконной любви. Сначала, из страха возбудить подозрения, я охотно платил за обе половины двойного номера, из которых каждая содержала двуспальную кровать. Недоумеваю, для какого это квартета- предзначалось вообще такое устройство, ибо только очень фарисейская пародия уединения достигалась тем, что не доходящая до потолка перегородка разделяла комнату на два сообщающихся лмбовных уголка. Постепенно, однако, я осмелел, подбодренный странными возможностями, вытекающими из этой добросовестной совместности (можно было представить себе, например, две молодых четы, весело обменивающихся сожителями, или ребенка, притворяющегося спящим, с целью подслушать те же звуковые эффекты, какими сопровождалось его собственное зачатие), и я уже преспокойно брал однокомнатную кабинку с кроватью и койкой или двумя постелями, райскую келью с желтыми шторами, спущенными до конца, дабы создать утреннюю иллюзию солнца и Венеции, когда на самом деле за окном были...

    © 2000- NIV