Cлово "ОБРАЩАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОБРАЩАЯ, ОБРАЩАЛ, ОБРАЩАЛА, ОБРАЩАЮ

1. Незавершенный роман
Входимость: 8.
2. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 6.
3. Дар. (страница 3)
Входимость: 5.
4. Дар. (страница 8)
Входимость: 5.
5. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 5.
6. Дар. (страница 6)
Входимость: 4.
7. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 4.
8. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 4.
9. Лик
Входимость: 4.
10. Память, говори (глава 5)
Входимость: 4.
11. Память, говори (глава 15)
Входимость: 4.
12. Дар. (страница 2)
Входимость: 3.
13. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 3.
14. Пнин. (глава 2)
Входимость: 3.
15. Дар. (страница 7)
Входимость: 3.
16. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 3.
17. Весна в Фиальте
Входимость: 3.
18. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 6)
Входимость: 3.
19. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 3.
20. Память, говори (глава 10)
Входимость: 3.
21. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 3.
22. Дар. (страница 9)
Входимость: 3.
23. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 3.
24. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 3.
25. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 3.
26. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 3.
27. Подвиг. (страница 6)
Входимость: 3.
28. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 2.
29. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 2.
30. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 2.
31. Как-то раз в Алеппо...
Входимость: 2.
32. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 2.
33. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 2.
34. Другие берега. (глава 14)
Входимость: 2.
35. Защита Лужина. (глава 9)
Входимость: 2.
36. Событие. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 2.
37. Соглядатай
Входимость: 2.
38. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 40)
Входимость: 2.
39. Камера Обскура
Входимость: 2.
40. Память, говори (глава 12)
Входимость: 2.
41. Приглашение на казнь
Входимость: 2.
42. Отчаяние. (глава 10)
Входимость: 2.
43. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 2.
44. Лолита. (часть 1, главы 7-9)
Входимость: 2.
45. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 2.
46. Память, говори (глава 6)
Входимость: 2.
47. Волшебник
Входимость: 2.
48. Пнин. (глава 4)
Входимость: 2.
49. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 2.
50. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Незавершенный роман
Входимость: 8. Размер: 114кб.
Часть текста: узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в...
2. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 6. Размер: 42кб.
Часть текста: d'hier; вопрос, на который деревянным басом отвечает Портрет с титула Первого фолио). Заметьте также подпись: "Ink, a drug". Чей-то досужий карандаш (Эмбер весьма ценил эту ученую шутку) занумеровал буквы так, что получилось "Grudinka", - это означает "бекон" в некоторых славянских языках. Номер второй показывает того же увальня (теперь приодетого джентльменом), стягивающего с головы самого джентльмена (он теперь сидит за столом и пишет) некое подобие шапски. Понизу той же рукой написано: "Ham-let, или Homelette au Lard". Наконец, на номере третьем - дорога, пеший путник (в украденной шапске) и указатель "В Хай-Уиком". Имя его подобно Протею. В каждом углу он плодит двойников. Почерку его бессознательно подражают законники, которым выпала доля писать той же рукой. В сырое утро 27 ноября 1582го года он - Шакспир, она - Уотли из Темпл-Графтон. Два дня спустя, он - Шагспир, она же - Хатуэй из Стратфорда-на-Авоне. Так кто же он? Вильям Икс, прехитро составленный из двух левых рук и личины. Кто еще? Человек, сказавший (не первым), что слава Господня в том, чтобы скрыть, а человечья - сыскать. Впрочем, то, что уорикширский парень писал пьесы, более чем удовлетворительно доказывается мощью сморщенных яблок и бледного первоцвета. Здесь две темы: шекспировская, исполняемая в настоящем времени Эмбером, чинно принимающим гостя в своей спальне; и ...
3. Дар. (страница 3)
Входимость: 5. Размер: 72кб.
Часть текста: в ложбинку, собрав в этом месте все свои колеи в продолговатую выбоину, до краев налитую густым кофе со сливками. Милая моя! Образчик элизейских красок! Отец однажды, в Ордосе, поднимаясь после грозы на холм, ненароком вошел в основу радуги, - редчайший случай! - и очутился в цветном воздухе, в играющем огне, будто в раю. Сделал еще шаг - и из рая вышел. Она уже бледнела. Дождь совсем перестал, пекло, овод с шелковыми глазами сел на рукав. В роще закуковала кукушка, тупо, чуть вопросительно: звук вздувался куполком и опять - куполком, никак не разрешаясь. Бедная толстая птица вероятно перелетела дальше, ибо всг повторялось сызнова, вроде уменьшенного отражения (искала, что-ли, где получается лучше, грустнее?). Громадная, плоская на лету бабочка, иссиня-черная с белой перевязью, описав сверхестественно-плавную дугу и опустившись на сырую землю, сложилась, тем самым исчезла. Такую иной раз приносит, зажав ее обеими руками в картуз, сопящий крестьянский мальчишка. Такая взмывает из-под семенящих копыт примерной докторской поньки, когда доктор, держа на коленях почти ненужные вожжи, а то просто прикрутив их к передку, задумчиво едет тенистой дорогой в больницу. А изредка четыре черно-белых крыла с кирпичной изнанкой находишь рассыпанными как игральные карты на лесной тропе: остальное съела неизвестная птица. Он перепрыгнул лужу, где два навозных жука, мешая друг другу, цеплялись за соломинку, и отпечатал на краю дороги подошву: многозначительный след ноги, всг глядящий вверх, всг видящий исчезнувшего человека. Идя полем, один, под дивно несущимися...
4. Дар. (страница 8)
Входимость: 5. Размер: 95кб.
Часть текста: им в крепости, фамилия Флобера написана по-французски через "о", и действительно, он его ставил ниже Захер-Мазоха и Шпильгагена. Он любил Беранже, как его любили средние французы. "Помилуйте, - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого великого-писателя-земли-русской": когда же к нему приставали, кто же лучший современный беллетрист, то он называл Максима Белинского. Юношей он записал в дневнике: "Политическая литература - высшая литература". Впоследствии пространно рассуждая о Белинском (Виссарионе, конечно), о котором распространяться, собственно, не полагалось, он ему следовал, говоря, что "Литература не может не быть служительницей того или иного направления идей", и что писатели "неспособные искренне одушевляться участием к тому, что совершается силою исторического движения...
5. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 5. Размер: 60кб.
Часть текста: июля дядя Дан увез Люсетту в Калугу, где девочке предстояло провести пять дней с Белле и Фрэнш. В городе выступали Лясканский балет и немецкий цирк, да и какой же ребенок согласится пропустить соревнования школьниц по травяному хоккею и плаванию? – соревнования, которые в это время года набожно посещал старый Дан, сам ребенок в душе; сверх того, Люсетте предстояло пройти в Тарусской клинике “обследование”, имевшее целью выяснить, отчего у нее эдак скачут вес и температура, при том, что ест она до отвала и чувствует себя лучше некуда. Дядя Дан собирался вернуться с нею домой в пятницу вечером, ожидалось также, что он привезет из Калуги в Ардис поверенного, для встречи с которым сюда приезжал и Демон, гость чрезвычайно редкий. Дело, которое они хотели обсудить, состояло в продаже кое-какой “синюшной” (покрытой торфяными болотами) земли, – двоюродные братья владели ею совместно и оба желали сбыть ее с рук, хотя и по разным причинам. Как это обыкновенно случалось с наиболее кропотливо продуманными планами Дана, что-то не заладилось, поверенный оказался занят до позднего вечера, и перед самым прибытием Демона брат его прислал аэрограмму, в которой просил Марину “накормить Демона обедом”, не дожидаясь Дана и Миллера. Подобный “контретан” (как Марина юмористически обозначала неожиданность, не всегда неприятную) Вана очень обрадовал. В этот год он мало видался с отцом. Ван любил Демона с бездумной самозабвенностью, – в отрочестве он перед ним преклонялся, а ныне, в более терпимой, но и более сведущей юности, питал к нему нерушимое уважение. Несколько позже к любви и почтительности...

© 2000- NIV