Cлово "ОСТАНАВЛИВАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОСТАНАВЛИВАЛ, ОСТАНАВЛИВАЯ, ОСТАНАВЛИВАЛИ, ОСТАНАВЛИВАЛА, ОСТАНАВЛИВАЕТ

1. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 13)
Входимость: 5.
2. Пильграм
Входимость: 3.
3. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 3.
4. Лолита. (часть 2, главы 23-25)
Входимость: 3.
5. Отрывки, наброски пьес.
Входимость: 3.
6. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 3.
7. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 14)
Входимость: 2.
8. Другие берега. (глава 7)
Входимость: 2.
9. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 2.
10. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 20)
Входимость: 2.
11. Защита Лужина. (глава 12)
Входимость: 2.
12. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 2.
13. Лолита. (часть 1, главы 28-29)
Входимость: 2.
14. Дар. (страница 4)
Входимость: 2.
15. Память, говори (глава 12)
Входимость: 2.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 5)
Входимость: 2.
17. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 2.
18. Пнин
Входимость: 2.
19. Память, говори (глава 15)
Входимость: 2.
20. Дар. (страница 6)
Входимость: 1.
21. Другие берега. (глава 9)
Входимость: 1.
22. Лолита. (часть 2, главы 3-5)
Входимость: 1.
23. Ужас
Входимость: 1.
24. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 1.
25. Память, говори (глава 4)
Входимость: 1.
26. Король, дама, валет
Входимость: 1.
27. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 1.
28. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 1.
29. Пнин. (глава 7)
Входимость: 1.
30. Отчаяние. (глава 2)
Входимость: 1.
31. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 14)
Входимость: 1.
32. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 1.
33. Бритва
Входимость: 1.
34. Дар. (страница 3)
Входимость: 1.
35. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 1.
36. Письмо в Россию
Входимость: 1.
37. Память, говори (глава 7)
Входимость: 1.
38. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 1.
39. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 1.
40. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 1.
41. Камера Обскура
Входимость: 1.
42. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 1.
43. Дар. (страница 8)
Входимость: 1.
44. Подвиг. (страница 3)
Входимость: 1.
45. Ланс
Входимость: 1.
46. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 1.
47. Отчаяние. (глава 10)
Входимость: 1.
48. Лик
Входимость: 1.
49. Звонок
Входимость: 1.
50. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 13)
Входимость: 5. Размер: 16кб.
Часть текста: Мне легче проехать тысячу миль, чем написать самое кратенькое письмецо, потом еще найти конверт, найти нужный адрес, купить нужную марку, отправить письмо (и рыться в мозгу, пытаясь припомнить: надписал я его или нет?). Более того, в деликатном деле, к которому я приступал, переписка вообще исключалась. В марте 1936 года, после месячного пребывания в Англии, я навел в туристском агентстве справки и отправился в Блауберг. Так вот где он проезжал, думал я, глядя на вымокшие поля, застланные белым туманом, в котором смутно плыли высокие тополя. Красноверхий городок притулился у подножия светло-серой горы. Я оставил чемодан в камере хранения захудалой маленькой станции, где невидимый скот уныло мычал в каком-то вагоне на запасном пути, и по отлогому склону, через парк, пахнущий влажной землей, поднялся к пригоршне отелей и санаториев. Людей совсем мало было вокруг, до “разгара сезона” было еще далеко, и с внезапным испугом я подумал, что отель может оказаться закрытым. Но нет; пока мне, значит, везло. Дом выглядел очень мило, с хорошо ухоженным парком и каштанами, готовыми зацвести. На вид в нем не могло поместиться больше пятидесяти человек – и это меня приободрило: я предпочитал ограниченный выбор. Управлял отелем седой господин с подстриженной бородкой и черными, бархатистыми глазами. Я приступил с большой осторожностью. Для начала я сообщил, что моему покойному брату, знаменитому английскому писателю Себастьяну Найту, очень пришлось по душе это место, и что я сам думаю поселиться в отеле нынешним летом. Вероятно, мне следовало снять номер, чтобы, так сказать, постепенно снискать расположение, отложив расспросы до более благоприятного времени, но я почему-то решил, что дело удастся уладить сходу. Он сказал: да, он припоминает англичанина, который жил у них в 1929 году и каждое утро требовал ванну. ­ Он ведь...
2. Пильграм
Входимость: 3. Размер: 30кб.
Часть текста: погоды. Бабочки, выставленные напоказ, были огромные, яркие. Прохожий думал про себя: "какие краски -невероятно!" - и шел своей дорогой. Бабочки на короткое время задерживались у него в памяти. Крылья с большими удивленными глазами, лазурные крылья, черные крылья с изумрудной искрой, плыли перед ним до тех пор, пока не приходилось перевести внимание на приближавшийся к остановке трамвай. И еще запомнились мельком: глобус, какие-то инструменты и череп на пьедестале из толстых книг. Затем шли опять обыкновенные лавки, - галантерейная, угольный склад, булочная, - а на углу был небольшой трактир. Хозяин, тощий человек с ущемленной дряблой кожей между углами воротничка, очень ловко умел выплескивать в рюмки из клювастой бутылки дешевый коньяк и был большой мастер на остроумные реплики. За круглым столом у окна почти каждый вечер фруктовщик, булочник, монтер и двоюродный брат хозяина дулись в карты: выигравший очередную ставку тотчас заказывал четыре пива, так что в конце концов никто не мог особенно разбогатеть. По субботам к другому столу, рядом садился грузный розовый человек с седоватыми усами, неровно подстриженными, заказывал ром, набивал трубку и равнодушными, слезящимися глазами, из которых правый был открыт чуть пошире левого, глядел на игроков. Когда он входил, они приветствовали его, не сводя взгляда с карт. Монтер слюнил палец и ходил. "Раз, два и три", - приговаривал булочник, высоко поднимая карту за картой и с размаху хлопая каждой об стол. После чего...
3. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 3. Размер: 34кб.
Часть текста: онъ повисалъ на рукахъ, и приходилось мучительно подтягиваться вверхъ. Онъ уже почти достигъ вершины, когда вдругъ поскользнулся и началъ съeзжать, цeпляясь за кустики жесткихъ цвeтовъ, не удержался, почувствовалъ жгучую боль, оттого, что колeномъ проскребъ по скалe, попытался обнять скользящую вверхъ крутизну, и вдругъ что-то спасительное толкнуло его подъ подошвы. Онъ оказался, на выступe скалы, на каменномъ карнизe, который справа суживался и сливался со скалой, а съ лeвой стороны тянулся {100} саженей на пять, заворачивалъ за уголъ, и что съ нимъ было дальше - неизвeстно. Карнизъ напоминалъ бутафорiю кошмаровъ. Мартынъ стоялъ, плотно прижавшись къ отвeсной скалe, по которой грудью проeхался, и не смeлъ отлeпиться. Съ натугой посмотрeвъ черезъ плечо, онъ увидeлъ чудовищный обрывъ, сiяющую, солнечную пропасть, и въ глубинe панику отставшихъ елокъ, бeгомъ догоняющихъ спустившiйся боръ, а еще ниже - крутые луга и крохотную, ярко-бeлую гостиницу. "Ахъ, вотъ ея назначенiе, - суевeрно подумалъ Мартынъ. - Сорвусь, погибну, вотъ она и смотритъ. Это... Это..." Одинаково ужасно было смотрeть туда, въ пропасть, и наверхъ, на отвeсную скалу. Полка, шириной съ книжную, подъ ногами и бугристое мeсто на скалe, куда вцeпились пальцы, было все, что оставалось Мартыну отъ прочнаго мiра, къ которому онъ привыкъ. Онъ почувствовалъ слабость, мутность, тошный страхъ, - но вмeстe съ тeмъ странно-отчетливо видeлъ себя, какъ бы со стороны, въ открытой фланелевой рубашкe и короткихъ штанахъ, неуклюже прильнувшимъ къ скалe, отмeчалъ чертополошинку, приставшую къ чулку, и совсeмъ черную бабочку, которая съ завидной небрежностью пропорхнула тихимъ чертенкомъ и стала подниматься вдоль скалы, - и хотя никого не было кругомъ, передъ кeмъ стоило бы пофорсить, Мартынъ сталъ насвистывать и, давъ себe слово никакъ не отвeчать на приглашенiя пропасти, принялся медленно переставлять ноги, подвигаясь влeво. Ахъ, если бъ видать, куда заворачиваетъ карнизъ! Скала какъ...
4. Лолита. (часть 2, главы 23-25)
Входимость: 3. Размер: 25кб.
Часть текста: на разных стоянках, - которые, вероятно, были им детально предусмотрены. Тут, значит, и следовало искать след беса; и этому-то я полностью посвятил себя после нескольких неописуемых дней рыскания по безжалостно разветвлявшимся дорогам в окрестностях Эльфинстона. Вообрази, читатель, меня - такого застенчивого, так не любящего обращать на себя внимание, наделенного таким врожденным чувством благопристойности - вообрази меня, скрывающего безумное горе под дрожащей подобострастной улыбкой и придумывающего предлог, чтобы с притворной небрежностью перелистать гостиничную книгу, в которой записаны фамилии, адреса и автомобильные номера проезжих. "Послушайте", говорил я, "я совершенно уверен, что я здесь уже как-то останавливался - позвольте мне взглянуть на записи за середину июня. Так-с. Нет, все-таки вижу, что ошибся, - на какой смешной улице города живет этот мистер Кук: Ишо 5. Простите за беспокойство". Или же: "Один из моих клиентов стоял у вас - я потерял его адрес, - может быть, вы будете так добры..." И не раз случалось, особенно если директор оказывался определенного типа мрачным мужчиной, что мне отказывалось в собственноручном просмотре. У меня тут отмечено на листочке: между 5-ым июля и 18-ым ноября, т. е. до моего возвращения на несколько дней в Бердслей, я расписался (далеко не всегда, впрочем, останавливаясь на ночь) в 342 гостиницах и мотелях. Эта цифра включает несколько заведений между Касбимом и Бердслеем, из...
5. Отрывки, наброски пьес.
Входимость: 3. Размер: 29кб.
Часть текста: почти во всю ширину помещения. Так как это окно находится на уровне тротуара, то видны ноги прохожих. Слева - дверь, завешенная синим сукном, ее порог на уровне нижнего края окна, и посетитель сходит в подвал по шести синим ступенькам. Справа от окна - наискось идущая стойка, за ней - по правой стене - полки с бутылками, и поближе к авансцене - низкая дверь, ведущая в погреб. Хозяин, видимо, постарался придать кабачку русский жанр, который выражается в синих бабах и павлинах, намалеванных на задней стене, над полосой окна, но дальше этого его фантазия не пошла. Время - около девяти часов весеннего вечера. В кабачке еще не началась жизнь, - столы и стулья стоят как попало. Федор Федорович, официант, наклонившись над стойкой, размещает в двух корзинах фрукты. В кабачке по-вечернему тускловато, - и от этого лицо Федор Федоровича и его белый китель кажутся особенно бледными. Ему лет двадцать пять, светлые волосы очень гладко прилизаны, профиль - острый, движенья не лишены какой-то молодцеватой небрежности. Виктор Иванович Ошивенский, хозяин кабачка, пухловатый, тяжеловатый, опрятного вида старик с седой бородой и в пенсне, прибивает к задней стене справа от окна большущий белый лист, на котором можно различить надпись "Цыганский хор". Изредка в полосе окна слева направо, справа налево проходят ноги. На желтоватом фоне вечера они выделяются с плоской четкостью, словно вырезанные из черного картона. Ошивенский некоторое время прибивает, затем судорожно роняет молоток. Ошивенский. Черт!.. Прямо по ногтю... Федор Федорович. Что же это вы так неосторожно, Виктор Иванович. Здорово, должно быть, больно? Ошивенский. Еще бы не больно... Ноготь, наверно, сойдет. Федор Федорович....

© 2000- NIV