Cлово "ОТВЕЧАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОТВЕЧАЛ, ОТВЕЧАЛА, ОТВЕЧАЕТ, ОТВЕЧАЯ

1. Незавершенный роман
Входимость: 11.
2. Уста к устам
Входимость: 5.
3. Дар. (страница 8)
Входимость: 5.
4. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 4.
5. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
Входимость: 4.
6. Камера Обскура
Входимость: 4.
7. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 3.
8. Знаки и символы
Входимость: 3.
9. Дар. (страница 2)
Входимость: 3.
10. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 3.
11. Посещение музея
Входимость: 3.
12. Дар. (страница 3)
Входимость: 3.
13. Дар
Входимость: 3.
14. Приглашение на казнь
Входимость: 3.
15. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
Входимость: 3.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 3.
17. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 2.
18. Дар. (страница 6)
Входимость: 2.
19. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 2.
20. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 2.
21. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 2.
22. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 2.
23. Дар. (страница 4)
Входимость: 2.
24. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 2.
25. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 2.
26. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 2.
27. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 2.
28. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 41)
Входимость: 2.
29. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 2.
30. Истребление тиранов
Входимость: 2.
31. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 3)
Входимость: 2.
32. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 12)
Входимость: 2.
33. Оповещение
Входимость: 2.
34. Дар. (страница 5)
Входимость: 2.
35. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 2.
36. Машенька
Входимость: 2.
37. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 2.
38. Защита Лужина. (глава 7)
Входимость: 2.
39. Память, говори (глава 2)
Входимость: 2.
40. Память, говори (глава 5)
Входимость: 2.
41. Лолита. (часть 2, главы 1-2)
Входимость: 2.
42. Смотри на Арлекинов! (страница 4)
Входимость: 2.
43. Пнин
Входимость: 2.
44. Под знаком незаконнорожденных. страница 5
Входимость: 2.
45. Камера Обскура. (страница 3)
Входимость: 2.
46. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 14)
Входимость: 1.
47. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 1.
48. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 1.
49. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 1.
50. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Незавершенный роман
Входимость: 11. Размер: 114кб.
Часть текста: текста изложена самим автором: "Зима 1939-40 годов оказалась последней для моей русской прозы... Среди написанного в эти прощальные парижские месяцы был роман, который я не успел закончить до отъезда и к которому уже не возвращался. За вычетом двух глав и нескольких заметок эту незаконченную вещь я уничтожил. Первая глава, под названием "Ultima Thule", появилась в печати в 1942 году... Глава вторая, "Solus Rex", вышла ранее... Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных"...
2. Уста к устам
Входимость: 5. Размер: 26кб.
Часть текста: с героями до этой звездной ночи. Однако надо было получить вещи, а это нарушало эффект. Илья Борисович перечел написанное, надул щеки, уставился на хрустальный шар пресс-папье и, подумав, решил пожертвовать эффектом ради правдоподобия. Это оказалось нелегко. Талант у него был чисто лирический, природа и переживания давались удивительно просто, но зато он плохо справлялся с житейскими подробностями, как например открывание и закрывание дверей или рукопожатия, когда в комнате много действующих лиц и один или двое здороваются со многими. При этом Илья Борисович постоянно воевал с местоимениями, например с "она", которое норовило заменять не только героиню, но и сумочку или там кушетку, а потому, чтобы не повторять имени собственного, приходилось говорить "молодая девушка" или "его собеседница", хотя никакой беседы и не происходило. Писание было для Ильи Борисовича неравной борьбой с предметами первой необходимости; предметы роскоши казались гораздо покладистее, но, впрочем, и они подчас артачились, застревали, мешали свободе движений,- и теперь, тяжело покончив с возней у гардероба и готовясь героя наделить тростью, Илья Борисович чистосердечно радовался блеску ее массивного набалдашника и, увы, не предчувствовал, какой к нему иск предъявит эта дорогая трость, как мучительно потребует она упоминания, когда Долинин, ощущая в руках гибкое молодое тело, будет переносить Ирину через весенний ручей. Долинин был просто "пожилой"; Илье Борисовичу шел пятьдесят пятый год. Долинин был "колоссально богат" - без точного объяснения источников дохода; Илья Борисович, директор фирмы, занимавшейся устройством ванных помещений и, кстати сказать, получившей в тот год заказ облицевать изразцами пещерные стены нескольких станций подземной дороги, был вполне состоятелен. Долинин жил в России, вероятно на юге России, и познакомился с Ириной задолго до последней войны. Илья Борисович жил в Берлине, куда эмигрировал с женой и сыном в 1920 году. Его литературный стаж был ...
3. Дар. (страница 8)
Входимость: 5. Размер: 95кб.
Часть текста: падким на легкую поживу, он не селадонничал с пишущими дамами, энергично разделываясь с Евдокией Растопчиной или Авдотьей Глинкой. Неправильный, небрежный лепет не трогал его. Оба они, и Чернышевский, и Добролюбов, с аппетитом терзали литературных кокеток, - но в жизни... одним словом, смотри, что с ними делали, как скручивали и мучили их, хохоча (так хохочут русалки на речках, протекающих невдалеке от скитов и прочих мест спасения) дочки доктора Васильева. Вкусы его были вполне добротны. Его эпатировал Гюго. Ему импонировал Суинберн (что совсем не странно, если вдуматься). В списке книг, прочитанных им в крепости, фамилия Флобера написана по-французски через "о", и действительно, он его ставил ниже Захер-Мазоха и Шпильгагена. Он любил Беранже, как его любили средние французы. "Помилуйте, - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого великого-писателя-земли-русской": когда же к нему приставали, кто же лучший современный беллетрист, то он называл Максима Белинского. Юношей он записал в дневнике: "Политическая литература - высшая литература". Впоследствии пространно рассуждая о Белинском (Виссарионе, конечно), о котором распространяться, собственно, не полагалось, он ему следовал, говоря, что "Литература не может не быть служительницей того или...
4. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 4. Размер: 56кб.
Часть текста: Шейдов нет, сообщила нахальная служаночка, несносная вертихвостка, стряпавшая у них по воскресениям и несомненно мечтавшая, что в какой-нибудь вдовый денек старый поэт притиснет ее к груди. Я перезвонил через два часа, попал, как всегда, на Сибил, настоял на разговоре с другом (моих "весточек" ему никогда не передавали), залучил его к аппарату и как можно спокойней спросил, что он делал около полудня, когда я услышал его у себя в саду поющим, точно огромная птица. Он толком не помнил, попросил обождать минуту, да, он с Полем (кто таков, не знаю) играл в гольф или по крайности смотрел, как Поль играет с еще одним коллегой. Я закричал, что вечером должен видеть его, и сразу же беспричинно разрыдался, затопив аппарат и задохнувшись, - такого припадка со мной не случалось с 30 марта, когда мой Боб покинул меня. После суматошных переговоров между Шейдами Джон сказал: "Чарльз, послушайте. Давайте мы с вами вечером прогуляемся от души. Встретимся в восемь". Это во второй раз мы с ним прогуливались от души, считая с 6 июля (тот, неинтересный, разговор о природе), третья прогулка пришлась на 21 июля и...
5. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
Входимость: 4. Размер: 27кб.
Часть текста: усилия не обнаружить белизны маленькой груди в месте ее мягкого слияния с ребрами. Как только она, извиваясь, добилась удовлетворительного декорума, она полуприподнялась, придерживая черный лиф у груди, и свободная ее рука закопошилась в очаровательном шустром поиске, напоминающем обезьянью поческу, - обычном у девушки, выкапывающей что-то из сумки, - в данном случае, лиловую пачку дешевых Salammbos и дорогую зажигалку; затем она снова притиснула грудью расстеленное полотенце. Мочка уха пылала в черных свободных прядях "медузы", как называлась в ранних двадцатых ее прическа. Лепная коричневая спина с латкой родинки под левой лопаткой и с длинной ложбинкой вдоль позвоночника, искупающей все оплошности эволюции животного мира, болезненно отвлекала меня от принятого решения предварить предложение особенной, невероятно важной исповедью. Несколько аквамариновых капель еще поблескивало снутри ее коричневых бедер и на крепких коричневых икрах, и несколько камушков мокрого гравия...

© 2000- NIV