Cлово "ОЩУЩАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОЩУЩАЛ, ОЩУЩАЛА, ОЩУЩАЕТ, ОЩУЩАЕШЬ

1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 5.
2. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 4.
3. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 3.
4. Смерть ("...И эту власть над разумом чужим")
Входимость: 3.
5. Как-то раз в Алеппо...
Входимость: 3.
6. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 3.
7. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 9)
Входимость: 3.
8. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 3.
9. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 3.
10. Дар. (страница 9)
Входимость: 3.
11. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 2.
12. Король, дама, валет
Входимость: 2.
13. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 2.
14. Пильграм
Входимость: 2.
15. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 2.
16. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 4)
Входимость: 2.
17. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 20)
Входимость: 2.
18. Дар. (страница 3)
Входимость: 2.
19. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 2.
20. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 3)
Входимость: 2.
21. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 9)
Входимость: 2.
22. Память, говори (глава 13)
Входимость: 2.
23. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 2.
24. Приглашение на казнь. (страница 5)
Входимость: 2.
25. Подвиг. (страница 2)
Входимость: 2.
26. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 2.
27. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 1.
28. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 1.
29. Дар. (страница 6)
Входимость: 1.
30. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 1.
31. Знаки и символы
Входимость: 1.
32. Уста к устам
Входимость: 1.
33. Дар. (страница 2)
Входимость: 1.
34. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 1.
35. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 1.
36. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 16)
Входимость: 1.
37. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 29)
Входимость: 1.
38. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 1.
39. Пнин. (глава 7)
Входимость: 1.
40. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 1.
41. Дар. (страница 7)
Входимость: 1.
42. Память, говори (глава 11)
Входимость: 1.
43. Пассажир
Входимость: 1.
44. Соглядатай
Входимость: 1.
45. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 1.
46. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 1.
47. Дар. (страница 4)
Входимость: 1.
48. Память, говори (глава 12)
Входимость: 1.
49. Дар. (страница 8)
Входимость: 1.
50. Весна в Фиальте
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 5. Размер: 61кб.
Часть текста: идею, как идея абсолютной необходимости”. Гоните его в шею. Кто сказал, что я умру? Утверждение детерминиста можно опровергнуть и с несколько большим изяществом: бессознательное, вовсе не поджидающее нас где-то там впереди с секундомером и удавкой, облегает и Прошлое, и Настоящее со всех постижимых сторон, являясь характерной чертой не Времени как такового, но органического упадка, прирожденного всякой вещи независимо от того, наделена она сознанием Времени или нет. Да, я знаю, что другие умирают, но это не относится к делу. Я знаю еще, что вы и, вероятно, я тоже появились на свет, но это отнюдь не доказывает, будто мы с вами прошли через хрональную фазу, именуемую Прошлым: это мое Настоящее, малая пядь сознания твердит, будто так оно и было, а вовсе не глухая гроза бесконечного бессознания, приделанная к моему рождению, происшедшему пятьдесят два года и сто девяносто пять дней назад. Первое мое воспоминание восходит к середине июля 1870 года, т.е. к седьмому месяцу моей жизни (разумеется, у большинства людей способность к сознательной фиксации проявляется несколько позже, в возрасте трех-четырех лет), когда однажды утром на нашей ривьерской вилле в мою колыбель обрушился огромный кусок зеленого гипсового орнамента, отодранный от потолка землетрясением. Сто девяносто пять дней, предваривших это событие, не следует включать в перцептуальное время по причине их неотличимости от бесконечного бессознания, и стало быть, в том, что касается моего разума и моей гордости таковым, мне сегодня (в середине июля 1922 года) исполнилось ровно пятьдесят два et trкve de mon style plafond peint. В подобном же смысле личного,...
2. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 4. Размер: 56кб.
Часть текста: мое земблянское вероисповедание, не представленное в Нью-Вае) и возвращался домой не спеша, в возвышенном расположении духа. Ни облачка не белело в заждавшихся небесах и, казалось, сама земля тихонько вздыхает по Господу нашему Иисусу Христу. В такие утра, солнечные и печальные, я каждой жилочкой ощущаю, что и для меня еще не закрыто Царствие Небесное, что и я могу обрести спасение, несмотря на мерзлую грязь и ужас в моем сердце. Поникнув главой, я поднимался по гравистой тропе, как вдруг совсем ясно услышал голос Шейда, словно стоящего за моей спиной, разговаривая громко, как бы с тугим на ухо собеседником, и этот голос сказал: "Придите вечером, Чарли". Я огляделся с трепетом и изумлением: я был совершенно один. Я позвонил немедля. Шейдов нет, сообщила нахальная служаночка, несносная вертихвостка, стряпавшая у них по воскресениям и несомненно мечтавшая, что в какой-нибудь вдовый денек старый поэт притиснет ее к груди. Я перезвонил через два часа, попал, как всегда, на Сибил, настоял на разговоре с другом (моих "весточек" ему никогда не передавали), залучил его к аппарату и как можно спокойней спросил, что он делал около полудня, когда я услышал его у себя в саду поющим, точно огромная птица. Он...
3. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 3. Размер: 43кб.
Часть текста: тянулись толстые поперечные морщинки, пониже росли редкие волоски. Он положил руку на стол, рядом с ее рукой, молочно-бледной, мягкой на вид, с коротко и аккуратно подстриженными ногтями. "Я жалею, что не знала вашего отца,- сказала она погодя.- Он, должно быть, был очень добрым, очень серьезным, очень любил вас". Лужин промолчал. "Расскажите мне еще что-нибудь,- как вы тут жили? Неужели вы были когда-нибудь маленьким, бегали, возились?" Он опять положил обе руки на трость,- и, по выражению его лица, по сонному опусканию тяжелых век, по чуть раскрывшемуся рту, словно он собирался зевнуть, она заключила, что ему стало скучно, что вспоминать надоело. Да и вспоминал-то он равнодушно,- ей было странно, что вот, он месяц тому назад потерял отца и сейчас без слез может смотреть на дом, где он в детстве жил с ним вместе. Но даже в этом равнодушии, в его неуклюжих словах, в тяжелых движениях его души, как бы поворачивавшейся спросонья и засыпавшей снова, ей мерещилось что-то трогательное, трудно определимая...
4. Смерть ("...И эту власть над разумом чужим")
Входимость: 3. Размер: 23кб.
Часть текста: Кембридже, весной 1806 г. Действие первое Комната. В кресле, у огня - Гонвил, магистр наук. Гонвил ...И эту власть над разумом чужим сравню с моей наукою: отрадно заране знать, какую смесь получишь, когда в стекле над пламенем лазурным медлительно сливаются две соли, туманную окрашивая колбу. Отрадно знать, что сложная медуза, в шар костяной включенная, рождает сны гения, бессмертные молитвы, вселенную... Я вижу мозг его, как будто сам чернилами цветными нарисовал - и все же есть одна извилина... Давно я бьюсь над нею,- не выследить... И только вот теперь, теперь,- когда узнает он внезапно - А! в дверь стучат... Тяжелое кольцо бьет в медный гриб наружный: стук знакомый, стук беспокойный... Открывает; вбегает Эдмонд, молодой студент. Эдмонд Гонвил! Это правда?.. Гонвил Да... Умерла... Эдмонд Но как же... Гонвил!.. Гонвил Да... Не ожидали... Двадцать лет сжималось и разжималось сердце, кровь живую закачивая в жилы и обратно вбирая... Вдруг - остановилось... Эдмонд Страшно ты говоришь об этом... Друг мой... Помнишь?.. Она была так молода!.. Гонвил Читала вот эту книжку, выронила... Эдмонд Жизнь - безумный всадник. Смерть - обрыв нежданный, немыслимый. Когда сказали мне - так, сразу - я не мог поверить. Где же она лежит? Позволь мне... Гонвил Унесли... Эдмонд Как странно... Ты не понимаешь, Гонвил: она всегда ходила в темном... Стелла - мерцающее имя в темном вихре. И унесли... Ведь это странно,- правда?.. Гонвил Садись, Эдмонд. Мне сладко, что чужая печаль в тебе находит струны... Впрочем, с моей женой ты,...
5. Как-то раз в Алеппо...
Входимость: 3. Размер: 24кб.
Часть текста: мне ваш адрес, неодобрительно покачав седой головой, как бы давая понять, что получить весточку от меня - это радость, которой вы не заслуживаете. У меня есть сюжет для вас. Что напоминает мне - то-есть сама эта фраза напоминает мне - о днях, когда мы писали наши первые, булькающие, словно парное молоко, вирши, и все вокруг - роза, лужа, светящееся окно, - кричало нам: "Мы рифмы!", как, верно, кричало оно когда-то Ченстону и Калмбруду: " I'm a rhyme! ". Да, мы живем в удобнейшей вселенной. Мы играем, мы умираем - ig-rhyme, umi-rhyme . И гулкие души русских глаголов ссужают смыслом бурные жесты деревьев или какую-нибудь брошенную газету, скользящую и застывающую, и шаркающую снова, бесплодно хлопоча, бескрыло подскакивая вдоль бесконечной, выметенной ветром набережной. Впрочем, именно теперь я не поэт. Я обращаюсь к вам, как та плаксивая дама у Чехова, снедаемая желанием быть описанной. Я женился - позвольте прикинуть - через месяц, что ли, после вашего отъезда из Франции и за несколько недель до того, как миролюбивые немцы с ревом вломились в Париж. И хоть я могу предъявить документальные доказательства моего брака, я ныне положительно уверен, что жена моя никогда не существовала. Ее имя может быть вам известным из какого-то иного источника, но все равно: это имя иллюзии. Я потому и способен говорить о ней с такой отрешенностью, как если б я был персонажем рассказа (одного из ваших рассказов, говоря точнее). То была любовь скорее с первого прикосновения, чем с первого взгляда, ибо я и раньше несколько раз встречал ее, не испытывая никаких особенных чувств: но однажды ночью я провожал ее домой и какой-то сказанный ею забавный пустяк заставил меня со смехом склониться и легко поцеловать ее волосы, - что говорить, всем нам знаком тот слепящий удар, который получаешь, подбирая простую куколку с пола тщательно заброшенного дома: сам солдат ничего не слышит, он ощущает лишь экстатическое беззвучие и безграничное расширение того, что было во всю его жизнь...

© 2000- NIV