Cлово "ВОЛНОВАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВОЛНУЯ, ВОЛНОВАЛ, ВОЛНОВАЛА, ВОЛНОВАЛО, ВОЛНОВАЛИ

1. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 4.
2. Уста к устам
Входимость: 3.
3. Дар. (страница 2)
Входимость: 3.
4. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 3.
5. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 3.
6. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 3.
7. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 3.
8. Университетская поэма
Входимость: 3.
9. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 3.
10. Подвиг. (страница 2)
Входимость: 3.
11. Подвиг. (страница 6)
Входимость: 3.
12. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 2.
13. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 2.
14. Другие берега. (глава 4)
Входимость: 2.
15. Пильграм
Входимость: 2.
16. Сказка
Входимость: 2.
17. Дар. (страница 3)
Входимость: 2.
18. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 2.
19. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 2.
20. Дар. (страница 10)
Входимость: 2.
21. Подвиг. (страница 3)
Входимость: 2.
22. Подлец
Входимость: 2.
23. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 2.
24. Отчаяние
Входимость: 2.
25. Артюр Рембо. Пьяный корабль
Входимость: 1.
26. Знаки и символы
Входимость: 1.
27. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 1.
28. Обида
Входимость: 1.
29. Память, говори (глава 4)
Входимость: 1.
30. Король, дама, валет
Входимость: 1.
31. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 1.
32. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 1.
33. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 1.
34. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 1.
35. Отчаяние. (глава 2)
Входимость: 1.
36. Отчаяние. (глава 9)
Входимость: 1.
37. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 1.
38. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 1.
39. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 1.
40. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 1.
41. Пассажир
Входимость: 1.
42. Событие. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 1.
43. Гроза
Входимость: 1.
44. Камера Обскура
Входимость: 1.
45. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 1.
46. Дар. (страница 8)
Входимость: 1.
47. Машенька. (страница 4)
Входимость: 1.
48. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 1.
49. Король, дама, валет. (глава 8)
Входимость: 1.
50. Лик
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 4. Размер: 45кб.
Часть текста: обыкновенная роль... По мне, можете убираться на все четыре стороны. Марфа. И уберусь, Любовь Ивановна, и уберусь. Мне с помешанными не житье. Любовь. А вам не кажется, что это большое свинство? Могли бы хоть эту ночь остаться. Марфа. Свинство? Свинств я навидалась вдосталь. Тут кавалер, там кавалер... Любовь. Совсем не так, совсем не так. Больше дрожи и негодования. Что-нибудь с "греховодницей". Марфа. Я вас боюсь, Любовь Ивановна. Вы бы доктора позвали. Любовь. Дохтура, дохтура, а не "доктора". Нет, я вами решительно недовольна. Хотела вам дать рекомендацию: годится для роли сварливой служанки, а теперь вижу, не могу дать. Марфа. И не нужно мне вашей рукомандации. Любовь. Ну, это немножко лучше... Но теперь - будет. Прощайте. Марфа. Убивцы ходют. Ночка недобрая. Любовь. Прощайте! Марфа. Ухожу, ухожу. А завтра вы мне заплатите за два последних месяца. (Уходит.) Любовь. Онегин, я тогда моложе... я лучше, кажется... Какая мерзкая старуха! Нет, вы видели что-нибудь подобное! Ах, какая... Справа входит Трощейкин. Трощейкин. Люба, все кончено! Только что звонил Баумгартен: денег не будет. Любовь. Я прошу тебя... Не волнуйся все время так. Это напряжение невыносимо. Трощейкин. Через неделю обещает. Очень нужно! Для чего? На том свете на чаи раздавать? Любовь. Пожалуйста, Алеша... У меня голова трещит. Трощейкин. Да, но что делать? Что делать? Любовь. Сейчас половина девятого. Мы через час ляжем спать. Вот и все. Я так устала от сегодняшнего кавардака, что прямо зубы стучат. Трощейкин. Ну, это - извините. У меня будет еще один визит сегодня. Неужели ты думаешь, что я это так...
2. Уста к устам
Входимость: 3. Размер: 26кб.
Часть текста: ночь. Автору не терпелось дорваться вместе с героями до этой звездной ночи. Однако надо было получить вещи, а это нарушало эффект. Илья Борисович перечел написанное, надул щеки, уставился на хрустальный шар пресс-папье и, подумав, решил пожертвовать эффектом ради правдоподобия. Это оказалось нелегко. Талант у него был чисто лирический, природа и переживания давались удивительно просто, но зато он плохо справлялся с житейскими подробностями, как например открывание и закрывание дверей или рукопожатия, когда в комнате много действующих лиц и один или двое здороваются со многими. При этом Илья Борисович постоянно воевал с местоимениями, например с "она", которое норовило заменять не только героиню, но и сумочку или там кушетку, а потому, чтобы не повторять имени собственного, приходилось говорить "молодая девушка" или "его собеседница", хотя никакой беседы и не происходило. Писание было для Ильи Борисовича неравной борьбой с предметами первой необходимости; предметы роскоши казались гораздо покладистее, но, впрочем, и они подчас артачились, застревали, мешали свободе движений,- и теперь, тяжело покончив с возней у гардероба и готовясь героя наделить тростью, Илья Борисович чистосердечно радовался блеску ее массивного набалдашника и, увы, не предчувствовал, какой к нему иск предъявит эта дорогая трость, как мучительно потребует она упоминания, когда Долинин, ощущая в руках гибкое молодое тело, будет переносить Ирину через весенний ручей. Долинин был просто "пожилой"; Илье Борисовичу шел пятьдесят пятый год. Долинин был "колоссально богат" - без точного объяснения источников дохода; Илья Борисович, директор фирмы,...
3. Дар. (страница 2)
Входимость: 3. Размер: 83кб.
Часть текста: выражение", - заметил Васильев. "Мне больше всего понравилось о детских болезнях, да, - сказала Александра Яковлевна, кивнув самой себе, - это хорошо: рождественская скарлатина и пасхальный дифтерит". "Почему не наоборот?" - полюбопытствовала Тамара. Господи, как он любил стихи! Стеклянный шкапчик в спальне был полон его книг: Гумилев и Эредиа, Блок и Рильке, - и сколько он знал наизусть! А тетради... Нужно будет когда-нибудь решиться и всг просмотреть. Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли...
4. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 3. Размер: 28кб.
Часть текста: в кресле,- верю. что анекдот - мастерской. Но его, по-видимому, нельзя вспомнить. - ...Или, например, ликера? -сказала госпожа Грюн. Драйер постучал себя по лбу кулаком: "Начало- есть, средняя часть- тоже, но конец, конец!.." - Бросьте,- сказал Вилли,- а то вашей супруге станет еще скучнее. Она суровая. Я ее боюсь. - ...Завтра, в это время, мы уже будем по пути в Париж,- плавно разбежалась госпожа Грюн, но муж ее перебил: - Она везет меня в Париж! Не город, а шампанское,- но у меня от него всегда изжога. Однако я еду. Кстати: - вы так до сих пор и не удосужились мне ответить, куда вы собираетесь этим летом? Знаете, был случай: вспоминал человек анекдот - и вдруг лопнул. - Мне не то обидно, что я не могу вспомнить,- жалобно протянул Драйер,-мне обидно, что я вспомню, как только расстанемся... Мы еще не решили. Не правда ли, моя душа, мы еще не решили? Мы даже и не говорили об этом вовсе. Там была какая-то закавыка в конце - такая забавная... - Я говорю вам,-бросьте,-пыхтел Вилли.-И как это вы еще не решили?...
5. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 3. Размер: 39кб.
Часть текста: скользитъ сквозь воду съ открытыми глазами, такъ, не напрягая вeкъ, глядитъ физiологъ на дно микроскопа, и медленно начинаютъ багровeть его шея и лобъ, - и онъ говоритъ, оторвавшись отъ трубки: "Все найдено". Человeческая мысль, летающая на трапецiяхъ звeздной вселенной, съ протянутой подъ ней математикой, похожа была на акробата, работающаго съ сeткой, но вдругъ замeчающаго, что сeтки въ сущности нeтъ, - и Мартынъ завидовалъ тeмъ, кто доходитъ до этого головокруженiя и новой выкладкой превозмогаетъ страхъ. Предсказать элементъ или создать теорiю, открыть горный хребетъ или назвать новаго звeря, - все было равно заманчиво. Въ наукe исторической Мартыну нравилось то, что онъ могъ ясно вообразить, и потому онъ любилъ Карляйля. Плохо запоминая даты и {74} пренебрегая обобщенiями, онъ жадно выискивалъ живое, человeческое, принадлежащее къ разряду тeхъ изумительныхъ подробностей, которыми грядущiя поколeнiя, пожалуй, пресытятся, глядя на старыя, моросящiя фильмы нашихъ временъ. Онъ живо себe представлялъ дрожащiй бeлый день, простоту черной гильотины, и неуклюжую возню на помостe, гдe палачи тискаютъ голоплечаго толстяка, межъ тeмъ, какъ въ толпe добродушный...

© 2000- NIV