Cлово "ЖАЛОВАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖАЛОВАЛ, ЖАЛОВАЛА, ЖАЛУЕТ, ЖАЛОВАЛИ

1. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 3.
2. * * * ("Живи. Не жалуйся, не числи")
Входимость: 2.
3. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 2.
4. Дар. (страница 7)
Входимость: 2.
5. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 2.
6. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 2)
Входимость: 2.
7. Память, говори (глава 8)
Входимость: 2.
8. Дар. (страница 6)
Входимость: 1.
9. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 14)
Входимость: 1.
10. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 1.
11. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 1.
12. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 1.
13. Пильграм
Входимость: 1.
14. Стихи
Входимость: 1.
15. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 6)
Входимость: 1.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 10)
Входимость: 1.
17. Лолита. (часть 1, главы 21-22)
Входимость: 1.
18. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 1.
19. Облако, озеро, башня
Входимость: 1.
20. Соглядатай
Входимость: 1.
21. Иоганн Вольфганг Гете. Посвящение к "Фаусту"
Входимость: 1.
22. Память, говори (глава 14)
Входимость: 1.
23. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 40)
Входимость: 1.
24. Приглашение на казнь
Входимость: 1.
25. Память, говори (глава 13)
Входимость: 1.
26. Из Калмбрудовой поэмы "Ночное путешествие"
Входимость: 1.
27. Лолита. (часть 1, главы 26-27)
Входимость: 1.
28. Лик
Входимость: 1.
29. Другие берега. (глава 13)
Входимость: 1.
30. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 1.
31. Отрывки, наброски пьес.
Входимость: 1.
32. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 1.
33. Истребление тиранов
Входимость: 1.
34. Картофельный эльф
Входимость: 1.
35. Университетская поэма
Входимость: 1.
36. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 1.
37. Дар. (страница 9)
Входимость: 1.
38. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 36)
Входимость: 1.
39. Защита Лужина. (глава 7)
Входимость: 1.
40. Другие берега. (глава 3)
Входимость: 1.
41. Подвиг. (страница 2)
Входимость: 1.
42. Другие берега. (глава 12)
Входимость: 1.
43. Память, говори (глава 5)
Входимость: 1.
44. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 1.
45. Совершенство
Входимость: 1.
46. Лолита. (часть 1, главы 30-32)
Входимость: 1.
47. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 37)
Входимость: 1.
48. Камера Обскура. (страница 3)
Входимость: 1.
49. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 3. Размер: 38кб.
Часть текста: живую мелочь из своего детства, и она уже начинает тускнеть и стираться в моей памяти. Благополучно перенесенные в рассказ целые дома рассыпаются в душе совершенно беззвучно, как при взрыве в немом кинематографе. Так вкрапленный в начало "Защиты Лужина" образ моей французской гувернантки погибает для меня в чужой среде, навязанной сочинителем. Вот попытка спасти что еще осталось от этого образа. Мне было шесть лет, брату пять, когда, в 1905 году, к нам приехала Mademoiselle. Показалась она мне огромной, и в самом деле она была очень толста. Вижу ее пышную прическу, с непризнанной сединой в темных волосах, три,- и только три, но какие! -морщины на суровом лбу, густые мужские брови над серыми - цвета ее же стальных часиков - глазами за стеклами пенсне в черной оправе; вижу ее толстые ноздри, зачаточные усы и ровную красноту большого лица, сгущающуюся, при наплыве гнева, до багровости в окрестностях третьего и обширнейшего ее подбородка, который так величественно располагается прямо на высоком скате ее многосборчатой блузы. Вот, готовясь читать нам, она придвигает к себе толчками, незаметно пробуя его прочность, верандовое кресло и приступает к акту усадки: ходит студень под нижнею челюстью, осмотрительно опускается чудовищный круп с тремя костяными пуговицами на боку, и напоследок она разом сдает всю свою колышимую массу камышовому сиденью, которое со страху разражается скрипом и треском. Зима, среди которой она приехала к нам, была единственной, проведенной нами в деревне, и все было ново и весело - и валенки, и снеговики, и гигантские синие сосульки, свисающие с...
2. * * * ("Живи. Не жалуйся, не числи")
Входимость: 2. Размер: 1кб.
Часть текста: * * * ("Живи. Не жалуйся, не числи") x x x Живи. Не жалуйся, не числи ни лет минувших, ни планет, и стройные сольются мысли в ответ единый: смерти нет. Будь милосерден. Царств не требуй. Всем благодарно дорожи. Молись - безоблачному небу и василькам в волнистой ржи. Не презирая грез бывалых, старайся лучшие создать. У птиц, у трепетных и малых, учись, учись благословлять! 14 февраля 1919
3. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 2. Размер: 34кб.
Часть текста: полная мелкихъ камушковъ, которые пришли въ движенiе, какъ только онъ на нихъ ступилъ. Этимъ путемъ нельзя было добраться до вершины, и Мартынъ пошелъ лeзть прямо по скаламъ. Иногда корни или моховыя ляпки, за которые онъ хватался, отрывались отъ скалы, и онъ лихорадочно искалъ подъ ногой опоры, или же, наоборотъ, что-то поддавалось подъ ногами, онъ повисалъ на рукахъ, и приходилось мучительно подтягиваться вверхъ. Онъ уже почти достигъ вершины, когда вдругъ поскользнулся и началъ съeзжать, цeпляясь за кустики жесткихъ цвeтовъ, не удержался, почувствовалъ жгучую боль, оттого, что колeномъ проскребъ по скалe, попытался обнять скользящую вверхъ крутизну, и вдругъ что-то спасительное толкнуло его подъ подошвы. Онъ оказался, на выступe скалы, на каменномъ карнизe, который справа суживался и сливался со скалой, а съ лeвой стороны тянулся {100} саженей на пять, заворачивалъ за уголъ, и что съ нимъ было дальше - неизвeстно. Карнизъ напоминалъ бутафорiю кошмаровъ. Мартынъ стоялъ, плотно прижавшись къ отвeсной скалe, по которой грудью проeхался, и не смeлъ отлeпиться. Съ натугой посмотрeвъ черезъ плечо, онъ увидeлъ чудовищный обрывъ, сiяющую, солнечную пропасть, и въ глубинe панику отставшихъ елокъ, бeгомъ догоняющихъ спустившiйся боръ, а еще ниже - крутые луга и крохотную, ярко-бeлую гостиницу. "Ахъ, вотъ ея назначенiе, - суевeрно подумалъ Мартынъ. - Сорвусь, погибну, вотъ она и смотритъ. Это... Это..." Одинаково ужасно было смотрeть туда, въ пропасть, и наверхъ, на отвeсную скалу. Полка, шириной съ книжную, подъ ногами и бугристое мeсто на скалe, куда вцeпились пальцы, было все, что оставалось Мартыну отъ прочнаго мiра, къ которому онъ привыкъ. Онъ почувствовалъ слабость,...
4. Дар. (страница 7)
Входимость: 2. Размер: 81кб.
Часть текста: связью, которая объяснила бы всг , - если бы только ум человеческий мог выдержать оное объяснение. Душа окунается в мгновенный сон, - и вот, с особой театральной яркостью восставших из мертвых, к нам навстречу выходят: с длинной тростию, в шелковой рясе гранатного колера, с вышитым поясом на большом животе о. Гавриил, и с ним, уже освещенный солнцем, весьма привлекательный мальчик розовый, неуклюжий, нежный. Подошли. Сними шляпу, Николя. Волосы с рыжинкой, веснушки на лобике, в глазах ангельская ясность, свойственная близоруким детям. Кипарисовы, Парадизовы, Златорунные не без удивления вспоминали потом (в тиши своих дальних и бедных приходов) его стыдливую красоту: херувим, увы, оказался наклееным на крепкий пряник; не всем пришедшийся по зубам. Поздоровавшись с нами, Николя вновь надевает шляпу - серенький пуховой цилиндр - и тихо отходит, очень миленький в своем домашне-сшитом сюртучке и нанковых брючках, - между тем как его отец, добрейший протоиерей, нечуждый садовничеству, занимает нас обсуждением саратовских вишень, слив, глив. Летучая знойная пыль застилает картину. Как неизменно отмечается в начале всех решительно писательских биографий, мальчик был пожирателем книг. Но отлично учился. "Государю твоему повинуйся, чти его и будь послушным законам", тщательно воспроизводил он первую пропись, и помятая подушечка указательного пальца так навсегда и осталась темною от чернил. Вот тридцатые годы кончились, пошли сороковые. В шестнадцать лет он довольно знал языки,...
5. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 2. Размер: 49кб.
Часть текста: а другая двенадцати лет, и прекрасный сад невдалеке от прекрасного озера, и я сказал, что все это предвещает совершенно совершенное лето. Мы обменялись письмами, и я убедил господина МакКу, что не гажу в углах. Ночь в поезде была фантастическая: я старался представить себе со всеми возможными подробностями таинственную нимфетку, которую буду учить по-французски и ласкать по-гумбертски. Никто меня не встретил на игрушечном вокзальчике, где я вышел со своим новым дорогим чемоданом, и никто не отозвался на телефонный звонок. Через некоторое время, однако, в единственную гостиницу зелено-розового Рамздэля явился расстроенный, промокший Мак-Ку с известием, что его дом только что сгорел дотла - быть может, вследствие одновременного пожара, пылавшего у меня всю ночь в жилах. Мак-Ку объяснил, что его жена с дочками уехала на семейном автомобиле искать приюта на какой-то им принадлежавшей мызе, но что подруга жены, госпожа Гейз, прекрасная женщина, 342, Лоун Стрит, готова сдать мне комнату. Старуха, жившая как раз против госпожи Гейз, одолжила Мак-Ку свой лимузин, допотопную махину с прямоугольным верхом, которой управлял веселый негр. Я же подумал про себя, что раз исчезла единственная причина моего приезда именно в Рамздэль, новое устройство, предложенное мне - просто бред. Какое было мне дело до тога, что ему придется отстроить заново дом - ведь, наверно же, все было хорошо застраховано. Я чувствовал раздражение, разочарование и скуку, но будучи вежливым европейцем, не мог отказаться от того, чтобы быть отвезенным на Лоун Стрит в этом погребальном лимузине, да я, кроме того, чуял, что в противном случае Мак-Ку придумает какой-нибудь еще более сложный способ распорядиться моей персоной. Я видел, как он засеменил прочь, и как мой шофер покачал головой с легкой усмешкой. Во время пути я все клялся себе, что не останусь в Рамздэле ни при каких...

© 2000- NIV