Cлово "НАПИСАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НАПИСАЛ, НАПИСАНО, НАПИСАНА, НАПИСАЛА

1. Дар. (страница 6)
Входимость: 10. Размер: 67кб.
2. Дар. (страница 8)
Входимость: 10. Размер: 95кб.
3. Машенька. (страница 4)
Входимость: 8. Размер: 26кб.
4. Дар. (страница 2)
Входимость: 6. Размер: 83кб.
5. Отчаяние. (глава 7)
Входимость: 6. Размер: 20кб.
6. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 6. Размер: 42кб.
7. Дар. (страница 3)
Входимость: 6. Размер: 72кб.
8. Отчаяние. (глава 8)
Входимость: 6. Размер: 38кб.
9. Дар. (страница 10)
Входимость: 6. Размер: 65кб.
10. Уста к устам
Входимость: 5. Размер: 26кб.
11. Дар. (страница 7)
Входимость: 5. Размер: 81кб.
12. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 5. Размер: 66кб.
13. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 5. Размер: 28кб.
14. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 6)
Входимость: 5. Размер: 16кб.
15. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 4. Размер: 46кб.
16. Память, говори
Входимость: 4. Размер: 38кб.
17. Пнин. (глава 2)
Входимость: 4. Размер: 55кб.
18. Пнин. (глава 7)
Входимость: 4. Размер: 32кб.
19. Дар. (страница 9)
Входимость: 4. Размер: 72кб.
20. Отчаяние. (глава 4)
Входимость: 4. Размер: 20кб.
21. Рождественский рассказ
Входимость: 4. Размер: 12кб.
22. Машенька
Входимость: 4. Размер: 41кб.
23. Память, говори (глава 9)
Входимость: 4. Размер: 38кб.
24. Под знаком незаконнорожденных. страница 8
Входимость: 4. Размер: 28кб.
25. Лолита. (часть 1, главы 18-20)
Входимость: 4. Размер: 38кб.
26. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 4. Размер: 62кб.
27. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 13)
Входимость: 4. Размер: 16кб.
28. Подлец
Входимость: 3. Размер: 51кб.
29. Подвиг. (страница 8)
Входимость: 3. Размер: 34кб.
30. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 3. Размер: 28кб.
31. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 3. Размер: 40кб.
32. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 3. Размер: 42кб.
33. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 3. Размер: 34кб.
34. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 12)
Входимость: 3. Размер: 17кб.
35. Что всякий должен знать? (эссе)
Входимость: 3. Размер: 6кб.
36. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 3. Размер: 62кб.
37. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 17)
Входимость: 3. Размер: 19кб.
38. Дар
Входимость: 3. Размер: 65кб.
39. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 3. Размер: 35кб.
40. Отчаяние. (глава 11)
Входимость: 3. Размер: 22кб.
41. Защита Лужина. (глава 5)
Входимость: 3. Размер: 13кб.
42. Дар. (страница 4)
Входимость: 3. Размер: 68кб.
43. Пнин. (глава 3)
Входимость: 3. Размер: 35кб.
44. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 3. Размер: 38кб.
45. Приглашение на казнь
Входимость: 3. Размер: 46кб.
46. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 3. Размер: 52кб.
47. Лолита. (часть 2, главы 10-13)
Входимость: 2. Размер: 25кб.
48. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 2. Размер: 32кб.
49. Память, говори (глава 6)
Входимость: 2. Размер: 40кб.
50. Пнин. (глава 4)
Входимость: 2. Размер: 45кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 6)
Входимость: 10. Размер: 67кб.
Часть текста: счастья, засасывающую сердце, и было весело жить, и теплилось в тумане восхитительное событие, которое вот-вот должно было случиться. Но как только он воображал Зину, он видел лишь бледный набросок, который голос ее за стеной не в силах был зажечь жизнью. А через час-другой он встречался с ней за столом, и всг восстанавливалось, и он снова понимал, что, не будь ее, не было бы этого утреннего тумана счастья. Как-то, спустя дней десять после знакомства, она вдруг вечером постучалась к нему и надменно-решительным шагом, с почти презрительным выражением на лице, вошла, держа в руке небольшую, спрятанную в розовой обертке, книгу. "У меня к вам просьба, - сказала она быстро и сухо. - Сделайте мне тут надпись"; Федор Константинович книгу взял - и узнал в ней приятно потрепанный, приятно размягченный двухлетним пользованием (это было ему совершенно внове) сборничек своих стихов. Он очень медленно стал откупоривать пузырек с чернилами, - хотя в иные минуты, когда хотелось писать, пробка выскакивала, как из бутылки шампанского; Зина же, посмотрев на его теребившие пробку пальцы, поспешно добавила: "Только фамилью, - пожалуйста, только фамилью". Он расписался, хотел было поставить дату, но почему то...
2. Дар. (страница 8)
Входимость: 10. Размер: 95кб.
Часть текста: падким на легкую поживу, он не селадонничал с пишущими дамами, энергично разделываясь с Евдокией Растопчиной или Авдотьей Глинкой. Неправильный, небрежный лепет не трогал его. Оба они, и Чернышевский, и Добролюбов, с аппетитом терзали литературных кокеток, - но в жизни... одним словом, смотри, что с ними делали, как скручивали и мучили их, хохоча (так хохочут русалки на речках, протекающих невдалеке от скитов и прочих мест спасения) дочки доктора Васильева. Вкусы его были вполне добротны. Его эпатировал Гюго. Ему импонировал Суинберн (что совсем не странно, если вдуматься). В списке книг, прочитанных им в крепости, фамилия Флобера написана по-французски через "о", и действительно, он его ставил ниже Захер-Мазоха и Шпильгагена. Он любил Беранже, как его любили средние французы. "Помилуйте, - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого великого-писателя-земли-русской": когда же к нему приставали, кто же лучший современный беллетрист, то он называл Максима Белинского. Юношей он записал в дневнике: "Политическая литература - высшая литература". Впоследствии пространно рассуждая о Белинском (Виссарионе, конечно), о котором распространяться, собственно, не полагалось, он ему следовал, говоря, что "Литература не может не быть служительницей того или иного направления идей", и что писатели "неспособные искренне одушевляться участием к тому, что совершается силою...
3. Машенька. (страница 4)
Входимость: 8. Размер: 26кб.
Часть текста: Я сама умею бросать. Скажи ему, что я от него ничего не требую, не хочу, но считаю свинством, что он не ответил на мое письмо. Я хотела проститься с ним по-дружески, предложить ему, что пускай любви не будет, но пускай останутся самые простые дружеские отношения, а он не потрудился даже позвонить. Передай ему, Клара, что я ему желаю всякого счастья с его немочкой и знаю, что он не так скоро забудет меня". - Откуда взялась немочка?- поморщился Ганин, когда Клара, не глядя на него, быстрым, тихим голосом передала ему все это.- И вообще., почему она вмешивает вас в это дело. Очень вое это скучно. - Знаете что, Лев Глебович,- вдруг воскликнула Клара, окатив его своим влажным взглядом,- вы просто очень недобрый... Людмила о вас думает только хорошее, идеализирует вас, но если бы она все про вас знала... Ганин с добродушным удивлением глядел на нее. Она смутилась, испугалась, опустила опять глаза. - Я только передаю вам, потому что она сама просила,- тихо сказала Клара. - Мне нужно уезжать,- после молчанья спокойно заговорил Ганин.- Эта комната, эти поезда, стряпня Эрики - надоели мне. К тому же деньги мои кончаются, скоро придется опять работать. Я думаю в субботу покинуть Берлин навсегда, махнуть на .юг земли, в какой-нибудь порт... Он задумался, сжимая и разжимая руку. - Впрочем я ничего не знаю... есть одно обстоятельство... Вы бы очень удивились, если бы узнали, что я задумал... У меня удивительный, неслыханный план. Если он выйдет, то уже послезавтра меня в этом городе не будет. "Какой он, право, странный",- думала Клара, с тем щемящим...
4. Дар. (страница 2)
Входимость: 6. Размер: 83кб.
Часть текста: ездить и страшно виляешь. "Сомнительное выражение", - заметил Васильев. "Мне больше всего понравилось о детских болезнях, да, - сказала Александра Яковлевна, кивнув самой себе, - это хорошо: рождественская скарлатина и пасхальный дифтерит". "Почему не наоборот?" - полюбопытствовала Тамара. Господи, как он любил стихи! Стеклянный шкапчик в спальне был полон его книг: Гумилев и Эредиа, Блок и Рильке, - и сколько он знал наизусть! А тетради... Нужно будет когда-нибудь решиться и всг просмотреть. Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем временем перешел на какого-то советского деятеля, потерявшего после смерти Ленина власть. "Ну, в те годы, когда я видал его, он был в зените славы и добра", - говорил Васильев, профессионально перевирая цитату. Молодой человек, похожий на Федора Константиновича (к которому именно поэтому так привязались Чернышевские), теперь очутился у двери, где, прежде чем выйти, остановился в полоборота к отцу, - и, несмотря на свой чисто умозрительный состав, ах, как он был сейчас плотнее всех сидящих в комнате! Сквозь Васильева и бледную барышню просвечивал диван, инженер Керн был представлен одним лишь блеском пенснэ, Любовь Марковна - тоже, сам Федор Константинович держался лишь благодаря смутному совпадению с покойным, - но Яша был совершенно настоящий и живой и только чувство самосохранения мешало вглядеться в его черты. "А может быть, - подумал Федор Константинович, - может быть, это всг не так, и...
5. Отчаяние. (глава 7)
Входимость: 6. Размер: 20кб.
Часть текста: шли, такъ и сякъ скрещиваясь, отпечатки невeдомыхъ строкъ, - иррацiональный почеркъ, минусъ-почеркъ, - что всегда напоминаетъ мнe зеркало, - минусъ на минусъ даетъ плюсъ. Мнe пришло въ голову, что и Феликсъ нeкiй минусъ я, - изумительной важности мысль, которую я напрасно, напрасно до конца не продумалъ. Между тeмъ худосочное перо въ моей рукe писало такiя слова: Не надо, не хочу, хочу, {112} чухонецъ, хочу, не надо, адъ. Я смялъ листокъ въ кулакe, нетерпeливая толстая женщина протиснулась и схватила освободившееся перо, отбросивъ меня ударомъ каракулеваго крупа. Я вдругъ оказался передъ окошкомъ номеръ девять. Большое лицо съ блeдными усами вопросительно посмотрeло на меня. Шопотомъ я сказалъ пароль. Рука съ чернымъ чехольчикомъ на указательномъ пальцe протянула мнe цeлыхъ три письма. Мнe кажется, все это произошло мгновенно, - и черезъ мгновенiе я уже шагалъ по улицe прижимая руку къ груди. Дойдя до ближайшей скамьи, сeлъ и жадно распечаталъ письма. Поставьте тамъ памятникъ, - напримeръ желтый столбъ. Пусть будетъ отмeчена вещественной вeхой эта минута. Я сидeлъ и читалъ, - и вдругъ меня сталъ душить нежданный и неудержимый смeхъ. Господа, то были письма шантажнаго свойства! Шантажное письмо, за которымъ можетъ быть никто и никогда не придетъ, шантажное письмо, которое посылается до востребованiя и подъ условнымъ шифромъ, то-есть съ откровеннымъ признанiемъ, что отправитель не знаетъ ни адреса, ни имени получателя - это безумно смeшной парадоксъ! Въ первомъ изъ этихъ трехъ писемъ - отъ середины...

© 2000- NIV