Cлово "СКАЗАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: СКАЗАЛ, СКАЗАЛА, СКАЖЕМ, СКАЖИТЕ

1. Соглядатай
Входимость: 92.
2. Подлец
Входимость: 79.
3. Пнин. (глава 6)
Входимость: 70.
4. Камера Обскура
Входимость: 65.
5. Незавершенный роман
Входимость: 64.
6. Пнин. (глава 2)
Входимость: 64.
7. Подвиг. (страница 9)
Входимость: 64.
8. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 64.
9. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 59.
10. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 59.
11. Дар. (страница 10)
Входимость: 55.
12. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 55.
13. Дар. (страница 6)
Входимость: 53.
14. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 49.
15. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 13)
Входимость: 49.
16. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 48.
17. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 46.
18. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 45.
19. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 44.
20. Король, дама, валет. (глава 6)
Входимость: 44.
21. Подвиг. (страница 6)
Входимость: 43.
22. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 42.
23. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 42.
24. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 41.
25. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 41.
26. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 41.
27. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 40.
28. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 8)
Входимость: 39.
29. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 39.
30. Отчаяние. (глава 8)
Входимость: 39.
31. Под знаком незаконнорожденных. страница 5
Входимость: 39.
32. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 17)
Входимость: 38.
33. Защита Лужина. (глава 3)
Входимость: 38.
34. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 38.
35. Приглашение на казнь. (страница 5)
Входимость: 37.
36. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 37.
37. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 35.
38. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 35.
39. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 35.
40. Король, дама, валет. (глава 5)
Входимость: 35.
41. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 34.
42. Король, дама, валет. (глава 2)
Входимость: 34.
43. Лик
Входимость: 33.
44. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 32.
45. Дар. (страница 4)
Входимость: 32.
46. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 32.
47. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 31.
48. Защита Лужина. (глава 12)
Входимость: 31.
49. Лолита. (часть 2, главы 29-30)
Входимость: 31.
50. Подвиг. (страница 10)
Входимость: 31.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Соглядатай
Входимость: 92. Размер: 110кб.
Часть текста: руки на бледно-серую, уже размазанную по ворсу пыльцу. Матильда бывала в гостях у их родителей и постоянно оставалась ужинать. Как-то раз шумел проливной дождь, ей дали зонтик, и она сказала: "Вот и отлично, большое спасибо, молодой человек меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова провожал Матильду, она предложила мне подняться к ней наверх, чтобы взять книжку, которую давно увещевала меня прочесть, - что-то по-французски о какой-то русской девице Ариадне (*1). Шел, как обычно, дождь, вокруг фонарей дрожали ореолы, правая моя рука утопала в жарком кротовом меху,...
2. Подлец
Входимость: 79. Размер: 51кб.
Часть текста: Моабите, что ли. Курдюмовы так и остались бедняками, а он и Берг с тех пор несколько разбогатели; теперь, когда в витрине магазина мужских вещей появлялся галстук, дымно цветистый,- скажем, как закатное облако,- сразу в дюжине экземпляров, и точь-в-точь таких же цветов платки,- тоже в дюжине экземпляров,- то Антон Петрович покупал этот модный галстук и модный платок, и каждое утро, по дороге в банк, имел удовольствие встречать тот же галстук и тот же платок у двух-трех господ, как и он, спешащих на службу. С Бергом одно время у него были дела, Берг был необходим. Берг звонил ему по телефону раз пять в день, Берг стал бывать у них,- и острил, острил,- боже мой, как он любил острить. При первом его посещении, Таня, жена Антона Петровича, нашла, что он похож на англичанина и очень забавен. "Антон, здравствуй!" - рявкал Берг, топыря пальцы и сверху, с размаху, по русскому обычаю, коршуном налетая на его руку и крепко пожимая ее. Был Берг плечист, строен, чисто выбрит, и сам про себя говорил, что похож на мускулистого ангела. Антону Петровичу он однажды показал старую, черную записную книжку: страницы были сплошь покрыты крестиками, и таких крестиков было ровным счетом пятьсот двадцать три. "Времен ...
3. Пнин. (глава 6)
Входимость: 70. Размер: 61кб.
Часть текста: уже подчеркнул фиолетовыми чернилами трудное слово oiseaux и нацарапал поверху "птицы". Снова осенние ветра облепили палой листвой бок решетчатой галереи, ведущей от Гуманитарных Наук к Фриз-Холлу. Снова тихими вечерами запорхали над лужайками и асфальтом огромные янтарно-бурые данаиды, лениво дрейфуя к югу, свесив под крапчатыми телами не до конца поджатые сяжки. Колледж скрипел себе помаленьку. Усидчивые, обремененные беременными женами аспиранты все писали диссертации о Достоевском и Симоне де Бовуар. Литературные кафедры трудились, оставаясь под впечатлением, что Стендаль, Галсворти, Драйзер и Манн - большие писатели. Пластмассовые слова вроде "конфликта" и "образа" пребывали еще в чести. Как обычно, бесплодные преподаватели с успехом пытались "творить", рецензируя книги своих более плодовитых коллег, и как обычно, множество везучих сотрудников колледжа наслаждалось или приготавливалось насладиться разного рода субсидиями, полученными в первую половину года. Так, смехотворно мизерная дотация предоставляла разносторонней чете Старров с Отделения изящных искусств - Кристофферу Старру с его младенческим личиком и его малютке-жене Луизе - уникальную возможность записать послевоенные народные песни в Восточной Германии, куда эти удивительные молодые люди неведомо как получили разрешение проникнуть. Тристрам В. Томас ("Том" для друзей), профессор антропологии, получил от фонда Мандовилля десять тысяч долларов на изучение привычного рациона кубинских рыбаков и пальмолазов. Другое благотворительное заведение пришло на помощь Бодо фон Фальтернфельсу, позволив ему завершить, наконец, составление "библиографии печатных и рукописных материалов последних лет, посвященных критическому осмыслению влияния учеников Ницше на современную мысль". И последнее, но отнюдь не самое малое: некий особо расщедрившийся фонд обеспечил знаменитому вайнделльскому психиатру Рудольфу Ауре, возможность применить к десяти...
4. Камера Обскура
Входимость: 65. Размер: 62кб.
Часть текста: симпатичное имя Cheepy. Рассказывают, что его (или, вернее, ее) происхождение связано с вопросом о вивисекции. Художник Роберт Горн, проживавший в Нью-Йорке, однажды завтракал со случайным знакомым - молодым физиологом. Разговор коснулся опытов над живыми зверьми. Физиолог, человек впечатлительный, еще не привыкший к лабораторным кошмарам, выразил мысль, что наука не только допускает изощренную жестокость к тем самым животным, которые в иное время возбуждают в человеке умиление своей пухлостью, теплотой, ужимками, но еще входит как бы в азарт - распинает живьем и кромсает куда больше особей, чем в действительности ей необходимо. "Знаете что, - сказал он Горну, - вот вы так славно рисуете всякие занятные штучки для журналов; возьмите-ка и пустите, так сказать, на волны моды какого-нибудь многострадального маленького зверя, например, морскую свинку. Придумайте к этим картинкам шуточные надписи, где бы этак вскользь, легко упоминалось о трагической связи между свинкой и лабораторией. Удалось бы, я думаю, не только создать очень своеобразный и забавный тип, но и окружить свинку некоторым ореолом модной ласки, что и обратило бы общее внимание на несчастную долю этой, в сущности, милейшей твари". "Не знаю, - ответил Горн, - они мне напоминают крыс. Бог с ними. Пускай пищат под скальпелем". Но как-то раз, спустя месяц после этой беседы, Горн в поисках темы для серии картинок, которую просило у него издательство иллюстрированного журнала, вспомнил совет чувствительного физиолога - и в тот же вечер легко и быстро родилась первая морская свинка Чипи. Публику сразу привлекло, мало что привлекло - очаровало, хитренькое выражение этих блестящих бисерных глаз, круглота форм, толстый задок и гладкое темя, манера сусликом стоять на задних лапках, прекрасный крап, черный, кофейный и золотой, а главное - неуловимое прелестное - смешное нечто, фантастическая, но весьма...
5. Незавершенный роман
Входимость: 64. Размер: 114кб.
Часть текста: Быть может, закончи я эту книгу, читателям не пришлось бы гадать: шарлатан ли Фальтер? Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности потому, что он, как кажется, должен был решительно отличаться от всех остальных моих русских вещей качеством расцветки, диапазоном стиля, чем-то не поддающимся определению в его мощном подводном течении..." (Цит. по: Набоков В. Рассказы. Приглашение на казнь. Эссе, интервью, рецензии.- М.: Книга, 1989-С. 501- 502). Глава 1. Ultima Thule Помнишь, мы как-то завтракали (принимали пищу) года за два до твоей смерти? Если, конечно, память может жить без головного убора. Кстатическая мысль: вообразим новейший письмовник. К безрукому: крепко жму вашу (многоточие). К...

© 2000- NIV