Cлово "НАЗВАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НАЗВАЛ, НАЗОВУ, НАЗВАНО, НАЗВАЛА

1. Незавершенный роман
Входимость: 4.
2. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 4.
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 4.
4. Подвиг
Входимость: 4.
5. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 3.
6. Пнин. (глава 6)
Входимость: 3.
7. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Примечания)
Входимость: 3.
8. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника.
Входимость: 3.
9. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 3.
10. Весна в Фиальте
Входимость: 3.
11. Бледное пламя. Комментарии (страница 7)
Входимость: 3.
12. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 13)
Входимость: 3.
13. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 2.
14. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 2.
15. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 2.
16. Посещение музея
Входимость: 2.
17. Адмиралтейская игла
Входимость: 2.
18. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 7)
Входимость: 2.
19. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 20)
Входимость: 2.
20. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 2.
21. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
Входимость: 2.
22. Защита Лужина. (глава 12)
Входимость: 2.
23. Соглядатай
Входимость: 2.
24. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 2.
25. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 6)
Входимость: 2.
26. Защита Лужина. (глава 3)
Входимость: 2.
27. Камера Обскура
Входимость: 2.
28. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 2.
29. Приглашение на казнь
Входимость: 2.
30. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 2.
31. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 2)
Входимость: 2.
32. Подлец
Входимость: 2.
33. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 2.
34. Скитальцы (1-е действие)
Входимость: 2.
35. Память, говори (глава 6)
Входимость: 2.
36. Волшебник
Входимость: 2.
37. Пнин. (глава 5)
Входимость: 2.
38. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 2.
39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 2.
40. Приглашение на казнь. (страница 5)
Входимость: 2.
41. Отчаяние. (глава 11)
Входимость: 2.
42. Память, говори (глава 2)
Входимость: 2.
43. Другие берега. (глава 12)
Входимость: 2.
44. Подвиг. (страница 10)
Входимость: 2.
45. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 2.
46. Под знаком незаконнорожденных. страница 5
Входимость: 2.
47. Смотри на Арлекинов!
Входимость: 2.
48. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 1.
49. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 1.
50. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 14)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Незавершенный роман
Входимость: 4. Размер: 114кб.
Часть текста: Подлинный ли он провидец? Или же он медиум, посредством которого умершая жена рассказчика пытается донести смутный абрис фразы, узнанной или неузнанной ее мужем. Как бы то ни было, ясно одно: создавая воображаемую страну (занятие, которое поначалу было для него только способом отвлечься от горя, но со временем переросло в самодовлеющую художественную манию), вдовец настолько вжился в Туле, что оно стало постепенно обретать самостоятельное существование. В первой главе Синеусов говорит между прочим, что перебирается с Ривьеры в Париж, на свою прежнюю квартиру; на самом же деле он переезжает в угрюмый дворец на дальнем северном острове. Искусство позволяет ему воскресить покойную жену в облике королевы Белинды - жалкое свершение, которое не приносит ему торжества над смертью даже в мире вольного вымысла. В третьей главе 'ей предстояло снова погибнуть от бомбы, предназначавшейся ее мужу, на Эгельском мосту, буквально через несколько минут после возвращения с Ривьеры. Вот, пожалуй, и все, что удается рассмотреть в пыли и мусоре моих давних вымыслов... Истинный читатель несомненно узнает искаженные отголоски моего последнего русского романа в книге "Под знаком незаконнорожденных" (1947) и особенно в "Бледном огне" (1962). Меня эти отзвуки слегка раздражают, но больше всего я сожалею о его незавершенности потому, что он, как кажется, должен был решительно отличаться от всех...
2. Бледное пламя. Комментарии (страница 8)
Входимость: 4. Размер: 62кб.
Часть текста: этого слова (англ. woоd - "дерево", а форма naggen, напоминающая шведскую, имеет значение "обшитый" (ср. нем. n(hen - "шить"). Маленков - Георгий Максимилианович (1902-1988), председатель Совета Министров СССР с 1953 по 1955 гг. земной мальчик - картина П. Пикассо "Мальчик, ведущий коня" (1905-06). домицилий - от лат. domicilium: резиденция, жилище, местопребывание важной особы. день Св. Свитина - 15 июля. О. Спроулз обращает внимание на то, что когда король Генрих VIII в 1538 г. распорядился извлечь золото и драгоценности из могилы этого святого, то оказалось, что они фальшивые. Это обстоятельство обыгрывается позднее. См. примечания к стр. 433-435. Строка 49 пекан - дерево рода кария (или, что то же самое, гикори), семейства ореховых, дающее съедобные плоды. "Кубок Гебы" - название этого сборника отзывается последней строфой хрестоматийного стихотворения Ф. Тютчева "Весенняя гроза". гинкго - происходящее из Китая реликтовое дерево (Ginkgo biloba), которое широко разводят в качестве декоративного. Старинной бабочкой, неправою рукой / Распятой - Набоков писал своим французским переводчикам: "Двести лет назад собиратели расправляли бабочек так": - далее следовал рисунок бабочки с передними крыльями, оттянутыми под задние, отчего ее очерк напоминает лист гикори. Это же дерево появляется в конце 41-й главы Первой части "Ады". Репбург - как сообщает Б. Бойд (за что авторы комментария, пользуясь случаем, приносят ему глубокую благодарность), это имя получено...
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 4. Размер: 45кб.
Часть текста: хроника. (Часть 2, глава 5) Часть вторая 5 Осенний семестр 1892 года Ван провел в университете Кингстона, штат Майн, где имелся не только первоклассный сумасшедший дом, но и знаменитое Отделение терапии; здесь он вернулся к своему старому замыслу – книге “Idea of Dimension & Dementia” (“Ван, ты так и “sturb” с аллитерацией на устах”, – шутил старик Раттнер, обосновавшийся в Кингстоне гениальный пессимист, для которого жизнь была лишь “возмущением” раттнертерологического порядка вещей – от nertoros, не от terra). Ван Вин [как, на свой скромный манер, и издатель “Ады”] любил переменять жилище в конце каждой части, главы или даже абзаца, – он уже почти разделался с трудоемким куском книги, касающимся отделения времени от его содержимого (такого, как воздействие на материю в пространстве и природа самого пространства), и подумывал перебраться на Манхаттан (подобные переключения отражали скорее его духовную рубрикацию, чем уступку некоему фарсовому “влиянию среды”, столь любезному Марксу-отцу, популярному сочинителю “исторических” пьес), когда неожиданный дорофонный звонок отозвался мгновенной встряской как в большом, так и в малом кругах его кровообращения. Никто, даже отец, не знал, что Ван купил недавно пентхауз Кордулы, расположенный между Манхаттанской библиотекой и Парком. Помимо того, что здесь прекрасно работалось – в ученом уединении этой висящей в пустыне неба террасы с шумным, но удобным городом, плещущим внизу о подножие неприступной скалы его разума, – квартира олицетворяла то, что на модном жаргоне именовалось “прихотью холостяка”, он мог по своему усмотрению тайком ублажать здесь любую девицу или девиц. (Одна из них называла это жилище “твое крыло а terre”.) Впрочем, давая Люсетте дозволение посетить его в тот...
4. Подвиг
Входимость: 4. Размер: 33кб.
Часть текста: толстый, свeтлоусый, въ панамской шляпe, въ пикейномъ жилетe, богатомъ брелоками (изъ которыхъ самый занимательный - кинжалъ съ ноготокъ), сидитъ на скамьe передъ домомъ, въ подвижной тeни липы. На этой скамьe дeдъ и умеръ, держа на ладони любимые золотые часы, съ крышкой какъ золотое зеркальце. Апоплексiя застала его на этомъ своевременномъ жестe, и строка, по семейному преданно, остановилась вмeстe съ его сердцемъ. Затeмъ дeдушка Эдельвейсъ годами сохранялся въ грузномъ кожаномъ альбомe; въ его время снимали со вкусомъ, съ разстановкой, это была операцiя не шуточная, пацiентъ долженъ былъ замереть надолго, - еще {7} не пришло, вмeстe съ моментальной фотографiей, разрeшенiе на улыбку. Сложностью свeтописи объяснялись увeсистость и крeпость бравыхъ дeдушкиныхъ позъ на блeдноватыхъ, но очень добротныхъ фотографiяхъ, - дeдушка въ молодости, съ ружьемъ, съ убитымъ вальдшнепомъ у ногъ, дeдушка на кобылe Дэзи, дeдушка на полосатой верандовой лавкe, съ черной таксой, не хотeвшей сидeть смирно, а потому получившейся съ тремя хвостами. И только въ тысяча девятьсотъ восемнадцатомъ году дeдушка Эдельвейсъ исчезъ окончательно, ибо сгорeлъ альбомъ, сгорeлъ столъ, гдe альбомъ лежалъ, сгорeла и вся усадьба, которую, по глупости, спалили цeликомъ, вмeсто того, чтобы поживиться обстановкой, мужички изъ ближней деревни. Отецъ Мартына врачевалъ накожныя болeзни, былъ знаменитъ, - тоже, какъ и дeдъ, бeлъ и тученъ, любилъ въ свободное время удить бычковъ и обладалъ великолeпной коллекцiей кинжаловъ, сабель, а также длинныхъ старинныхъ пистолетовъ, изъ-за которыхъ приверженцы болeе новыхъ системъ чуть его не разстрeляли. Весной...
5. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 3. Размер: 33кб.
Часть текста: фонарь, но сперва позвольте сделать небольшое вступление. Я родился 10-го апреля 1899-го года по старому стилю в Петербурге; брат мой Сергей родился там же, 28-го февраля следующего года. При переходе нашем в отрочество, англичанок и француженок постепенно стали вытеснять отечественные воспитатели и репетиторы, причем, нанимая их, отец как будто следовал остроумному плану выбирать каждый раз представителя другого сословия или племени. Доисторическим элементом в этом списке был милейший Василий Мартынович, сельский учитель, приходивший знакомить нас с русской грамотой летом 1905-го года. Он помогает мне связать всю серию, ибо мое последнее воспоминание о нем относится к пасхальным каникулам 1915-го года, когда брат и я приехали заниматься лыжным спортом в оснеженную нашу Выру с отцом и с неким Волгиным, последним и худшим нашим гувернером. Добрый Василий Мартынович пригласил нас "закусить"; закуска оказалась настоящим пиршеством, им самим приготовленным, вплоть до великолепного, желтоватого сливочного мороженого, для производства которого у него был особый снаряд. Ярко возникают у меня в памяти лепные морщины его раскрасневшегося лба и прекрасно подделанное выражение удовольствия на лице у моего отца при появлении мясного блюда - жаренного в сметане зайца,- которого он не терпел. Комната Василия Мартыновича в каменном здании образцовой школы, выстроенной отцом, была жарко натоплена. Мои новые лыжные сапоги оказались по мере оттаивания не...

© 2000- NIV