Cлово "НАЧАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НАЧАЛО, НАЧАЛ, НАЧАЛА, НАЧАЛИ

1. Дар. (страница 2)
Входимость: 18.
2. Соглядатай
Входимость: 14.
3. Камера Обскура
Входимость: 13.
4. Пнин. (глава 6)
Входимость: 10.
5. Дар. (страница 8)
Входимость: 10.
6. Дар. (страница 10)
Входимость: 10.
7. Приглашение на казнь
Входимость: 10.
8. Память, говори (глава 9)
Входимость: 10.
9. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 9.
10. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 9.
11. Дар. (страница 9)
Входимость: 8.
12. Незавершенный роман
Входимость: 7.
13. Бледное пламя. Комментарии
Входимость: 7.
14. Дар. (страница 3)
Входимость: 7.
15. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 7.
16. Подлец
Входимость: 7.
17. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 7.
18. Картофельный эльф
Входимость: 7.
19. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 7.
20. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 6.
21. Пнин. (глава 2)
Входимость: 6.
22. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 6.
23. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 6.
24. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 6.
25. Защита Лужина. (глава 4)
Входимость: 6.
26. Дар. (страница 5)
Входимость: 6.
27. Под знаком незаконнорожденных. страница 11
Входимость: 6.
28. Дар. (страница 6)
Входимость: 5.
29. Уста к устам
Входимость: 5.
30. Дар
Входимость: 5.
31. Пнин. (глава 3)
Входимость: 5.
32. Весна в Фиальте
Входимость: 5.
33. Подвиг. (страница 8)
Входимость: 5.
34. Под знаком незаконнорожденных. страница 6
Входимость: 5.
35. Память, говори
Входимость: 5.
36. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 5.
37. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 5.
38. Камера Обскура. (страница 3)
Входимость: 5.
39. Подвиг. (страница 6)
Входимость: 5.
40. Смотри на Арлекинов! (страница 5)
Входимость: 4.
41. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 4.
42. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 4.
43. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 4.
44. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 4.
45. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 4.
46. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 4.
47. Событие. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 4.
48. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 4.
49. Облако, озеро, башня
Входимость: 4.
50. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 4.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Дар. (страница 2)
Входимость: 18. Размер: 83кб.
Часть текста: отзывы всг равно будут" - сказал он Федору Константиновичу, непроизвольно подмигивая, - "уж будьте покойны, угорьки из вас повыжмут". "Кстати, - спросила Александра Яковлевна, - что это такое "вилы в аллее", - там, где велосипед?" Федор Константинович скорее жестами, чем словами, показал: знаете, - когда учишься ездить и страшно виляешь. "Сомнительное выражение", - заметил Васильев. "Мне больше всего понравилось о детских болезнях, да, - сказала Александра Яковлевна, кивнув самой себе, - это хорошо: рождественская скарлатина и пасхальный дифтерит". "Почему не наоборот?" - полюбопытствовала Тамара. Господи, как он любил стихи! Стеклянный шкапчик в спальне был полон его книг: Гумилев и Эредиа, Блок и Рильке, - и сколько он знал наизусть! А тетради... Нужно будет когда-нибудь решиться и всг просмотреть. Она это может, а я не могу. Как это странно случается, что со дня на день откладываешь. Разве, казалось бы, не наслаждение, - единственное, горькое наслаждение, - перебирать имущество мертвого, а оно однако так и остается лежать нетронутым (спасительная лень души?); немыслимо, чтобы чужой дотронулся до него, но какое облегчение, если бы нечаянный пожар уничтожил этот драгоценный маленький шкал. Александр Яковлевич вдруг встал и, как бы случайно, так переставил стул около письменного стола, чтобы ни он, ни тень книг никак не могли служить темой для призрака. Разговор тем...
2. Соглядатай
Входимость: 14. Размер: 110кб.
Часть текста: гувернера - в русской семье, еще не успевшей обнищать, еще жившей призраками своих петербургских привычек. Я детей никогда не воспитывал, совершенно не знал, о чем с детьми говорить, как держаться. Их было двое, мальчишки. Я чувствовал в их присутствие унизительное стеснение. Они вели счет моим папиросам, и это их ровное любопытство так на меня действовало, что я странно, на отлете, держал папиросу, словно впервые курил, и все ронял пепел к себе на колени, и тогда их ясный взгляд внимательно переходил с моей дрожащей руки на бледно-серую, уже размазанную по ворсу пыльцу. Матильда бывала в гостях у их родителей и постоянно оставалась ужинать. Как-то раз шумел проливной дождь, ей дали зонтик, и она сказала: "Вот и отлично, большое спасибо, молодой человек меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова...
3. Камера Обскура
Входимость: 13. Размер: 62кб.
Часть текста: жестокость к тем самым животным, которые в иное время возбуждают в человеке умиление своей пухлостью, теплотой, ужимками, но еще входит как бы в азарт - распинает живьем и кромсает куда больше особей, чем в действительности ей необходимо. "Знаете что, - сказал он Горну, - вот вы так славно рисуете всякие занятные штучки для журналов; возьмите-ка и пустите, так сказать, на волны моды какого-нибудь многострадального маленького зверя, например, морскую свинку. Придумайте к этим картинкам шуточные надписи, где бы этак вскользь, легко упоминалось о трагической связи между свинкой и лабораторией. Удалось бы, я думаю, не только создать очень своеобразный и забавный тип, но и окружить свинку некоторым ореолом модной ласки, что и обратило бы общее внимание на несчастную долю этой, в сущности, милейшей твари". "Не знаю, - ответил Горн, - они мне напоминают крыс. Бог с ними. Пускай пищат под скальпелем". Но как-то раз, спустя месяц после этой беседы, Горн в поисках темы для серии картинок, которую просило у него издательство иллюстрированного журнала, вспомнил совет чувствительного физиолога - и в тот же вечер легко и быстро родилась первая морская свинка Чипи. Публику сразу привлекло, мало что привлекло - очаровало, хитренькое выражение этих...
4. Пнин. (глава 6)
Входимость: 10. Размер: 61кб.
Часть текста: Колледж скрипел себе помаленьку. Усидчивые, обремененные беременными женами аспиранты все писали диссертации о Достоевском и Симоне де Бовуар. Литературные кафедры трудились, оставаясь под впечатлением, что Стендаль, Галсворти, Драйзер и Манн - большие писатели. Пластмассовые слова вроде "конфликта" и "образа" пребывали еще в чести. Как обычно, бесплодные преподаватели с успехом пытались "творить", рецензируя книги своих более плодовитых коллег, и как обычно, множество везучих сотрудников колледжа наслаждалось или приготавливалось насладиться разного рода субсидиями, полученными в первую половину года. Так, смехотворно мизерная дотация предоставляла разносторонней чете Старров с Отделения изящных искусств - Кристофферу Старру с его младенческим личиком и его малютке-жене Луизе - уникальную возможность записать послевоенные народные песни в Восточной Германии, куда эти удивительные молодые люди неведомо как получили разрешение проникнуть. Тристрам В. Томас ("Том" для друзей), профессор антропологии, получил от фонда Мандовилля десять тысяч долларов на изучение привычного рациона кубинских рыбаков и пальмолазов. Другое...
5. Дар. (страница 8)
Входимость: 10. Размер: 95кб.
Часть текста: - восклицает Стеклов, - вы говорите, что этот человек был не поэтичен? Да знаете ли вы, что он со слезами восторга декламировал Беранже и Рылеева!" Его вкусы только окаменели в Сибири, - и по странной деликатности исторической судьбы, Россия за двадцать лет его изгнания не произвела (до Чехова) ни одного настоящего писателя, начала которого он не видел воочию в деятельный период жизни. Из разговоров с ним в Астрахани выясняется: "да-с, графский-то титул и сделал из Толстого великого-писателя-земли-русской": когда же к нему приставали, кто же лучший современный беллетрист, то он называл Максима Белинского. Юношей он записал в дневнике: "Политическая литература - высшая литература". Впоследствии пространно рассуждая о Белинском (Виссарионе, конечно), о котором распространяться, собственно, не полагалось, он ему следовал, говоря, что "Литература не может не быть служительницей того или иного направления идей", и что писатели "неспособные искренне одушевляться участием к тому, что совершается силою исторического движения вокруг нас... великого ничего не произведут ни в каком случае", ибо "история не знает произведений искусства, которые были бы созданы исключительно идеей прекрасного". Тому же Белинскому, полагавшему, что "Жорж Занд безусловно может входить в реестр имен европейских поэтов, тогда как помещение рядом имен Гоголя, Гомера и Шекспира оскорбляет и приличие и здравый смысл", и что "не только Сервантес, Вальтер Скотт, Купер, как художники по преимуществу, но и Свифт, Стерн, Вольтер, Руссо имеют несравненно, неизмеримо высшее значение во всей исторической литературе, чем Гоголь", Чернышевский вторил, тридцать лет спустя (когда, правда, Жорж Занд поднялась уже на чердак, а Купер спустился в детскую), говоря, что "Гоголь фигура ...

© 2000- NIV