Cлово "МОЛЧАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МОЛЧА, МОЛЧАЛ, МОЛЧАЛА, МОЛЧАЛИ

1. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 8.
2. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 7.
3. Картофельный эльф
Входимость: 7.
4. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 5.
5. Машенька. (страница 5)
Входимость: 5.
6. Королек
Входимость: 5.
7. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 5.
8. Камера Обскура
Входимость: 5.
9. Машенька
Входимость: 5.
10. Лебеда
Входимость: 4.
11. Защита Лужина. (глава 3)
Входимость: 4.
12. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 4.
13. Скитальцы (1-е действие)
Входимость: 4.
14. Волшебник
Входимость: 4.
15. Машенька. (страница 3)
Входимость: 4.
16. Подвиг. (страница 7)
Входимость: 4.
17. Рождественский рассказ
Входимость: 4.
18. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 4.
19. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 4.
20. Подвиг. (страница 6)
Входимость: 4.
21. Незавершенный роман
Входимость: 3.
22. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 3.
23. Знаки и символы
Входимость: 3.
24. Обида
Входимость: 3.
25. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 3.
26. Отчаяние. (глава 9)
Входимость: 3.
27. Изобретение Вальса. Пьеса в прозе
Входимость: 3.
28. Адмиралтейская игла
Входимость: 3.
29. Возвращение Чорба
Входимость: 3.
30. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 3.
31. Встреча
Входимость: 3.
32. Приглашение на казнь
Входимость: 3.
33. Король, дама, валет. (глава 8)
Входимость: 3.
34. Случаи из жизни
Входимость: 3.
35. Лолита. (часть 1, главы 26-27)
Входимость: 3.
36. Terra incognita
Входимость: 3.
37. Король, дама, валет. (глава 5)
Входимость: 3.
38. Совершенство
Входимость: 3.
39. Отчаяние. (глава 8)
Входимость: 3.
40. * * * ("Молчи, не вспенивай души")
Входимость: 3.
41. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 3.
42. Король, дама, валет. (глава 6)
Входимость: 3.
43. Бахман
Входимость: 3.
44. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 2.
45. Дар. (страница 6)
Входимость: 2.
46. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 2.
47. Дар. (страница 2)
Входимость: 2.
48. Пильграм
Входимость: 2.
49. Бритва
Входимость: 2.
50. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 8. Размер: 62кб.
Часть текста: он был жив, отчетливо мыслил, знал, что поблизости Магда и француженка-сиделка, знал, что последнее время приятно дремал и что сейчас проснулся... а вот который час - неизвестно, вероятно, раннее утро. Лоб и глаза еще покрывала повязка, мягкая на ощупь; темя же уже было открыто, и странно было трогать частые колючки отрастающих волос. В памяти у него, в стеклянной памяти, глянцевито переливался как бы цветной фотографический снимок: загиб белой дороги, черно-зеленая скала слева, справа - синеватый парапет, впереди - вылетевшие навстречу велосипедисты - две пыльные обезьяны в красно-желтых фуфайках; резкий поворот руля, автомобиль взвился по блестящему скату щебня, и вдруг, на одню долю мгновения, вырос чудовищный телеграфный столб, мелькнула в глазах растопыренная рука Магды, и волшебный фонарь мгновенно потух. Дополнялось это воспоминание тем, что вчера, или третьего дня, или еще раньше - когда, в точности не известно, - рассказала ему Магда, вернее Магдин голос, почему только голос? почему он ее так давно не видел по-настоящему? да, повязка, скоро, вероятно, можно будет снять... Что же Магдин голос рассказывал? "...если бы не столб, мы бы, знаешь, бух через парапет в пропасть. Было очень страшно. У меня весь бок в синяках до сих пор. Автомобиль перевернулся - разбит вдребезги. Он стоил все-таки двадцать тысяч марок. Auto ... mille, beaucoup mille marks - (обратилась она к сиделке) - vous...
2. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 7. Размер: 39кб.
Часть текста: Новосельем так и несло от желтых, липких стен. Стол покрывала свежая скатерть, еще с воздухом, необлегающая. Щедро окаченный каменный пол дышал фонтанной прохладой. Цинциннат надел лучшее, что у него с собой было, - и пока он натягивал белые шелковые чулки, которые на гала-представлениях имел право носить как педагог, - Родион внес мокрую хрустальную вазу со щекастыми пионами из директорского садика и поставил ее на стол, посередке, - нет, не совсем посередке; вышел, пятясь, а через минуту вернулся с табуретом и добавочным стулом, и мебель разместил не как-нибудь, - а с расчетом и вкусом. Входил он несколько раз, и Цинциннат не смел спросить "скоро ли?" - и как бывает в тот особенно бездеятельный час, когда, празднично выглаженный, ждешь гостей и ничем как-то нельзя заняться, - слонялся, то присаживаясь в непривычных углах, то поправляя в вазе цветы, - так что наконец Родион сжалился и сказал, что теперь уже скоро. Ровно в десять вдруг явился Родриг Иванович, в лучшем, монументальнейшем своем сюртуке, пышный, неприступный, сдержанно возбужденный; поставил массивную пепельницу и все осмотрел (за исключением одного только Цинцинната, поступая как поглощенный своим делом мажордом, внимание направляющий лишь на убранство мертвого инвентаря, живому же предоставляя самому украситься). Вернулся он, неся зеленый флакон, снабженный резиновой грушей, и с мощным шумом стал выдувать сосновое благовоние, довольно бесцеремонно оттолкнув Цинцинната, когда тот попался ему под ноги. Стулья Родриг Иванович поставил иначе, чем Родион, и долго смотрел выпученными глазами на спинки: они были разнородны, - одна лирой, другая покоем (*9). Наконец, надув щеки и выпустив со свистом воздух, повернулся к Цинциннату. - А вы-то готовы? - спросил он. - Все у вас нашлось? Пряжки целы? Почему у вас тут как-то смято? Эх вы... Покажите ладошки. Bon [*]. Теперь постарайтесь не замараться. Я думаю, что уже не долго. ----------------------------- [*] Хорошо (франц.)....
3. Картофельный эльф
Входимость: 7. Размер: 43кб.
Часть текста: на верхушку шкафа, где Картофельный Эльф, покорно свернувшись в клубок, начинал тихо почихивать и скулить. Было ему двадцать лет от роду, весил он около десяти килограммов, а рост его превышал лишь на несколько сантиметров рост знаменитого швейцарского карлика Циммермана, по прозванию Принц Бальтазар. Как и коллега Циммерман, Фред был отлично сложен, и,- если бы не морщинки на круглом лбу и вокруг прищуренных глаз, да еще этот общий немного жуткий вид напряженности, словно он крепился, чтобы не расти,- карлик бы совсем походил на тихого восьмилетнего мальчика. Волосы его цвета влажной соломы были прилизаны и разделены ровной нитью пробора, который шел как раз посредине головы, чтобы вступить в хитрый договор с макушкой. Ходил Фред легко, держался свободно и недурно танцевал, но первый же антрепренер, занявшийся им, счел нужным отяжелить смешным эпитетом понятие "эльфа", когда взглянул на толстый нос, завещанный карлику его полнокровным озорным отцом. Картофельный Эльф одним своим видом возбудил ураган рукоплесканий и смеха по всей Англии, а затем и в главных городах на материке. В отличие от других карликов, он был нраву кроткого, ...
4. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 5. Размер: 31кб.
Часть текста: таксомотора (могучий черный "Икар" был еще в починке) Драйер молчал; таинственно тлел воспаленный огонь его сигары. Франц молчал тоже, с томным, бредовым беспокойством недоумевая, куда это его везут. После третьего поворота он совершенно потерял чувство направления. До сего дня он успел изучить только тихий район, где жил, да район проспекта, в другом конце города. Все, что лежало между этими двумя живыми оазисами, было неизведанным туманом, так что образ столицы в его сознании напоминал те первые карты, на которых географ, еще не остывший после странствий, начертал все, что открыл, обдав остальное облачной синевой и поразив суеверные умы размашистой "Терра Инкогнита". Он глядел в окно, и ему казалось, что темные улицы понемногу светлеют, опять меркнут, опять набираются света, разгораются пуще, сдают снова и внезапно уже с какой-то искристой уверенностью, возмужав в тесноте тьмы, прорываются небывалыми огнями, синими и румяными водопадами световых реклам. Проплывала туманная церковь, как тяжелая тень среди озаренных воздушных зданий,- и, промчавшись дальше, с разбегу скользнув по блестящему асфальту, автомобиль пристал к тротуару. И только тогда Франц понял. Сапфирными буквами, алмазным хвостом, продолжавшим в бок конечный ипсилон, сверкала пятисаженная надпись: "Дэнди". Драйер взял его под руку и молча подвел к одной из пяти, в ряд сиявших витрин. В ней, как в оранжерее, жарко цвели галстуки, то красками переговариваясь с плоскими шелковыми носками, то млея на сизых и кремовых прямоугольниках остальных четырех витрин: чередой мелькнули оргии блесуков,- а в глубине, как бог этого сада, стояла во весь рост опаловая пижама с восковым лицом. Но Драйер не дал Францу засмотреться; он быстро провел его мимо остальных четырех витрин: чередой мелькнули оргии блестящей обуви, фата-моргана пиджаков и пальто, легкий полет шляп, перчаток и тросточек, солнечный ...
5. Машенька. (страница 5)
Входимость: 5. Размер: 30кб.
Часть текста: незавешенным окном, в светлом янтарном провале виднелись стеклянные искры, золоченые рамы. Потом черная нарядная тень задернула шторы. Ганин обернулся. Колин протягивал ему рюмку, в которой дрожала водка. В комнате был бледноватый, загробный свет, оттого что затейливые танцоры обернули лампу в лиловый лоскуток шелка. Посередине, на столе, фиолетовым лоском отливали бутылки, блестело масло в открытых сардинных коробочках, был разложен шоколад в серебряных бумажках, мозаика колбасных долек, гладкие пирожки с мясом. У стола сидели: Подтягин, бледный и угрюмый, с бисером пота на тяжелом лбу; Алферов, в новеньком переливчатом галстуке; Клара, в неизменном своем черном платье, томная, раскрасневшаяся от дешевого апельсинного ликера. Горноцветов без пиджака, в нечистой шелковой рубашке с открытым воротом, сидел на краю постели, настраивал гитару, Бог весть откуда добытую. Колин все время двигался, разливал водку, ликер, бледное рейнское вино, и толстые бедра его смешно виляли, меж тем как оставался почти недвижным при ходьбе его худенький корпус, стянутый синим пиджачком. - Что же вы ничего не пьете? - задал он, надув губы, обычный укоризненный вопрос и поднял на Панина свои нежные глаза. - Нет, отчего же? - сказал Ганин, садясь на подоконник и беря из дрожавшей руки танцора легкую холодную Рюмку. Опрокинув ее в рот, он обвел взглядом сидевших вокруг стола. Все молчали. Даже Алферов был слишком взволнован тем, что вот, через восемь-девять часов, приедет его жена,- чтобы болтать по своему обыкновению. - Гитара настроена,- сказал Горноцветов, повернув винтик грифа и ущипнув струну. Он заиграл, потом потушил ладонью гнусавый звон. - Что же вы, господа, не поете? В честь Клары. Пожалуйста. Как цветок душистый... Он заиграл опять, перекинув ногу на ногу и опустив боком темную голову. Алферов, осклабясь на Клару и с притворной удалью подняв рюмку, откинулся на своем стуле,- причем чуть не упал, так как это был вертящийся табурет без спинки,- и запел было фальшивым, нарочитым ...

© 2000- NIV