Cлово "ВЗДОХНУТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВЗДОХНУЛ, ВЗДОХНУЛА, ВЗДОХНЕТ, ВЗДОХНУЛИ

1. Машенька. (страница 2)
Входимость: 5.
2. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 4.
3. Подлец
Входимость: 4.
4. Волшебник
Входимость: 4.
5. Машенька. (страница 3)
Входимость: 4.
6. Пассажир
Входимость: 3.
7. Соглядатай
Входимость: 3.
8. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 3.
9. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 3.
10. Подвиг. (страница 8)
Входимость: 3.
11. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 3.
12. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 3.
13. Картофельный эльф
Входимость: 3.
14. Машенька
Входимость: 3.
15. Случайность
Входимость: 3.
16. Король, дама, валет. (глава 6)
Входимость: 3.
17. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 2.
18. Машенька. (страница 5)
Входимость: 2.
19. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 2.
20. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 2.
21. Возвращение Чорба
Входимость: 2.
22. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 2.
23. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 2.
24. * * * ("Вздохнуть поглубже и, до плеч")
Входимость: 2.
25. Приглашение на казнь
Входимость: 2.
26. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 2.
27. Король, дама, валет. (глава 8)
Входимость: 2.
28. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 2.
29. Дар. (страница 9)
Входимость: 2.
30. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 2.
31. Лолита. (часть 1, главы 18-20)
Входимость: 2.
32. Приглашение на казнь. (страница 7)
Входимость: 2.
33. Король, дама, валет. (глава 12)
Входимость: 2.
34. Защита Лужина. (глава 10)
Входимость: 2.
35. Экспресс
Входимость: 2.
36. Подвиг. (страница 10)
Входимость: 2.
37. Отчаяние. (глава 8)
Входимость: 2.
38. Подвиг. (страница 6)
Входимость: 2.
39. Король, дама, валет. (глава 10)
Входимость: 2.
40. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 13)
Входимость: 2.
41. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 1.
42. Незавершенный роман
Входимость: 1.
43. Дар. (страница 6)
Входимость: 1.
44. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 14)
Входимость: 1.
45. Русалка ("Пахнуло с восходом огромной луны")
Входимость: 1.
46. Нежить
Входимость: 1.
47. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 1.
48. Король, дама, валет
Входимость: 1.
49. Прозрачные вещи
Входимость: 1.
50. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Машенька. (страница 2)
Входимость: 5. Размер: 36кб.
Часть текста: "Неужели... это... возможно..." - огненным осторожным шепотом проступали буквы, и ночь одним бархатным ударом смахивала их. "Неужели... это..." - опять начинали они, крадясь по небу. И снова наваливалась темнота. Но они настойчиво разгорались и наконец, вместо того чтобы исчезнуть сразу, остались сиять на целых пять минут, как и было условлено между бюро электрических реклам и фабрикантом. Впрочем, черт его знает, что на самом деле играло там, в темноте, над домами, световая ли реклама или человеческая мысль, знак, зов, вопрос, брошенный в небо и получающий вдруг самоцветный, восхитительный ответ. А по улицам, ставшим широкими, как черные блестящие моря, в этот поздний час, когда последний кабак .закрывается, и русский человек, забыв о сне, без шапки, без пиджака, под старым макинтошем, как ясновидящий, вышел на улицу блуждать,- в этот поздний час, по этим широким улицам, расхаживали миры друг Другу неведомые,- не гуляка, не женщина, не просто прохожий,- а наглухо заколоченный мир, полный чудес и преступлении. Пять извозчичьих пролеток стояли вдоль бульвара рядом с огромным барабаном уличной уборной,- пять сонных, теплых, седых миров в кучерских ливреях, и пять других миров на больных копытах, спящих и видящих во сне только овес, что с тихим треском льется из мешка. Бывают такие мгновения, когда все становится чудовищным, бездонно-глубоким, когда кажется так страшно жить и еще страшнее умереть. И вдруг, пока мчишься так по ночному городу, сквозь слезы глядя на огни и ловя в них дивное ослепительное воспоминанье счастья,- женское лицо, всплывшее опять после многих лет житейского забвенья,- вдруг, пока мчишься и безумствуешь так, вежливо остановит тебя...
2. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 4. Размер: 28кб.
Часть текста: тайну, занимавшую его так давно. - Вот беда, так беда,- степенно сказал садовник, когда Драйер подошел.- А ведь в деревне - отец и четыре сестрички. Шарахнуло, стало быть, на гололедице,-вот и капут. - Да,- кивнул Драйер,- ему проломило голову, грудную клетку,- все. - Хороший, веселый парень,- сказал садовник с чувством.- И помер. У него от гаража ключ, должно быть, остался. Заперто. - Послушайте,- начал Драйер,- вы случайно не заметили...- дело в том, что я сильно подозреваю... Он запнулся. Пустяк, время глагола остановило его. Вместо того, чтобы спросить "он пьет?", надобно было спросить "он пил?". Благодаря этой перестановке времени получалась какая-то логическая неловкость. Труп не может быть пьяницей; а что было раньше - много ли, мало ли пролилось того-сего в несуществующую теперь глотку,- нет, это перестало быть забавным... - ...я насчет садовой дорожки. Сильно подозреваю, что можно тут поскользнуться. Вы бы ее песком посыпали... "Финис...- усмехнулся он про себя, сидя в таксомоторе.- Икар продам без ремонта. Ну его... Марта не хочет новой машины. Права, пожалуй. Надо переждать". Но Марта отказалась от автомобиля совсем по другой причине. Как-то странно, подозрительно выходит, если не пользуешься собственной машиной, отправляясь (три-четыре раза в неделю, ровно к семи часам вечера) на урок ритмических поклонений и всплескиваиий ("Флора, прими эти розы..." или: "О, Солнце..."). А не могла она пользоваться ею потому, что от шофера до анонимного письмеца один только шаг. Нужно, значит, обратиться к другим,- и самым разнообразным,- способам передвижения, вплоть до подземной железной дороги, привозившей очень удобно из любой части города (а окружной путь был необходим,- хотя пешком можно было дойти в четверть часа) на ту улицу, которая выходила на площадь, где по вторникам и пятницам продавалась рыба, шерстяные носки, всякая всячина. Драйер, кстати сказать, никогда в подземных вагонах не ездил, утверждая, что там...
3. Подлец
Входимость: 4. Размер: 51кб.
Часть текста: было невозможно. Грубо говоря, случилось это прошлой зимой: Берг поднялся из небытия, поклонился и опустился опять,- но уже не в прежнее небытие, а в кресло. Было это у Курдюмовых, и жили они на улице Св. Марка, черт знает где, в Моабите, что ли. Курдюмовы так и остались бедняками, а он и Берг с тех пор несколько разбогатели; теперь, когда в витрине магазина мужских вещей появлялся галстук, дымно цветистый,- скажем, как закатное облако,- сразу в дюжине экземпляров, и точь-в-точь таких же цветов платки,- тоже в дюжине экземпляров,- то Антон Петрович покупал этот модный галстук и модный платок, и каждое утро, по дороге в банк, имел удовольствие встречать тот же галстук и тот же платок у двух-трех господ, как и он, спешащих на службу. С Бергом одно время у него были дела, Берг был необходим. Берг звонил ему по телефону раз пять в день, Берг стал бывать у них,- и острил, острил,- боже мой, как он любил острить. При первом его посещении, Таня, жена Антона Петровича, нашла, что он похож на англичанина и очень забавен. "Антон, здравствуй!" - рявкал Берг, топыря пальцы и сверху, с размаху, по русскому обычаю, коршуном налетая на его руку и крепко пожимая ее. Был Берг плечист, строен, чисто выбрит, и сам про себя говорил, что похож на мускулистого ангела. Антону Петровичу он однажды показал старую, черную записную книжку: страницы были сплошь покрыты крестиками, и таких крестиков было ровным счетом пятьсот двадцать три. "Времен Деникина и покоренья Крыма,- усмехнулся Берг и спокойно добавил: - Я считал, конечно, только тех, которых бил наповал". И то, что...
4. Волшебник
Входимость: 4. Размер: 83кб.
Часть текста: же тогда? Болезнь, преступность? Но совместимы ли с ними совесть и стыд, щепетильность и страх, власть над собой и чувствительность - ибо и в мыслях допустить не могу, что причиню боль или вызову незабываемое отвращение. Вздор; я не растлитель. В тех ограничениях, которые ставлю мечтанию, в тех масках, которые придумываю ему, когда, в условиях действительности, воображаю незаметнейший метод удовлетворения страсти, есть спасительная софистика. Я карманный вор, а не взломщик. Хотя, может быть, на круглом острове, с маленькой Пятницей (не просто безопасность, а права одичания, или это - порочный круг с пальмой в центре?). Рассудком зная, что Эвфратский абрикос вреден только в консервах; что грех неотторжим от гражданского быта; что у всех гигиен есть свои гиены; зная, кроме того, что этот самый рассудок не прочь опошлить то, что иначе ему не дается... Сбрасываю и поднимаюсь выше. ЧтО, если прекрасное именно-то и доступно сквозь тонкую оболочку, то есть пока она еще не затвердела, не заросла, не ...
5. Машенька. (страница 3)
Входимость: 4. Размер: 42кб.
Часть текста: с ведром в руке шуркнула мимо него, как мышь, и на ходу спросила: "Вам Эрика передала письмо?" Ганин молча кивнул и взял половую щетку, лежавшую на дубовом бауле. В зеркале прихожей он увидел отраженную глубину комнаты Алферова, дверь которой была настежь открыта. В этой солнечной глубине - день был на диво погожий - косой конус озаренной пыли проходил через угол письменного стола, и он с мучительной ясностью представил себе те фотографии, которые сперва ему показывал Алферов, и которые он потом с таким волненьем рассматривал один, когда помешала ему Клара. На этих снимках Машенька была совсем такой, какой он ее помнил, и теперь страшно было подумать, что его прошлое лежит в чужом столе. В зеркале отраженье захлопнулось: это Лидия Николаевна, мышиными шажками просеменив по коридору, толкнула открытую дверь. Ганин со щеткой в руке вернулся в свою комнату. На столе лежало сиреневое пятно. Он вспомнил по быстрому сочетанью мыслей, вызванных этим пятном и отраженьем стола в зеркале, те другие, очень старые письма, что хранились у него в черном бумажнике, лежащем рядом с крымским браунингом, на дне чемодана. Он загреб длинный конверт со стола, локтем отпахнул пошире оконную раму и сильными своими пальцами разорвал накрест письмо, разорвал опять каждую долю, пустил лоскутки по ветру, и бумажные снежинки полетели, сияя, в солнечную бездну. Один лоскуток порхнул на подоконник, Ганин прочел на нем несколько изуродованных строк: нечно, сумею теб юбовь. Я только про обы ты был сча Он щелчком скинул его с подоконника в бездну, откуда веяло запахом угля, весенним простором, и, облегченно двинув плечами, принялся убирать...

© 2000- NIV