Cлово "МЕЛЬКНУТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МЕЛЬКНУЛА, МЕЛЬКНУЛО, МЕЛЬКНУЛИ, МЕЛЬКНУТ, МЕЛЬКНУЛ

1. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 3.
2. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 3.
3. Дар. (страница 5)
Входимость: 3.
4. Обида
Входимость: 2.
5. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 2.
6. Дар. (страница 8)
Входимость: 2.
7. Тяжелый дым
Входимость: 2.
8. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
Входимость: 2.
9. Картофельный эльф
Входимость: 2.
10. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 2.
11. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 2.
12. Совершенство
Входимость: 2.
13. Подвиг. (страница 10)
Входимость: 2.
14. Лолита. (часть 1, главы 30-32)
Входимость: 2.
15. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 1.
16. Незавершенный роман
Входимость: 1.
17. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 1.
18. Уста к устам
Входимость: 1.
19. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 1.
20. Альфред де Мюссе. Декабрьская ночь
Входимость: 1.
21. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 19)
Входимость: 1.
22. Король, дама, валет
Входимость: 1.
23. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 1.
24. Лолита. (часть 1, главы 21-22)
Входимость: 1.
25. Пнин. (глава 7)
Входимость: 1.
26. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 1.
27. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 1.
28. Бритва
Входимость: 1.
29. Защита Лужина. (глава 9)
Входимость: 1.
30. Через века
Входимость: 1.
31. Лолита. (часть 2, главы 23-25)
Входимость: 1.
32. Память, говори (глава 11)
Входимость: 1.
33. Дар
Входимость: 1.
34. Событие. Пьеса в прозе. Действие 2
Входимость: 1.
35. Дар. (страница 4)
Входимость: 1.
36. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 1.
37. Весна в Фиальте
Входимость: 1.
38. Приглашение на казнь
Входимость: 1.
39. Бледное пламя. Комментарии (страница 2)
Входимость: 1.
40. Отчаяние. (глава 10)
Входимость: 1.
41. Слава
Входимость: 1.
42. Трамвай
Входимость: 1.
43. Приглашение на казнь. (страница 6)
Входимость: 1.
44. Подлец
Входимость: 1.
45. Событие. Пьеса в прозе
Входимость: 1.
46. Волшебник
Входимость: 1.
47. Машенька. (страница 2)
Входимость: 1.
48. Лес
Входимость: 1.
49. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 27)
Входимость: 1.
50. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 3. Размер: 31кб.
Часть текста: оазисами, было неизведанным туманом, так что образ столицы в его сознании напоминал те первые карты, на которых географ, еще не остывший после странствий, начертал все, что открыл, обдав остальное облачной синевой и поразив суеверные умы размашистой "Терра Инкогнита". Он глядел в окно, и ему казалось, что темные улицы понемногу светлеют, опять меркнут, опять набираются света, разгораются пуще, сдают снова и внезапно уже с какой-то искристой уверенностью, возмужав в тесноте тьмы, прорываются небывалыми огнями, синими и румяными водопадами световых реклам. Проплывала туманная церковь, как тяжелая тень среди озаренных воздушных зданий,- и, промчавшись дальше, с разбегу скользнув по блестящему асфальту, автомобиль пристал к тротуару. И только тогда Франц понял. Сапфирными буквами, алмазным хвостом, продолжавшим в бок конечный ипсилон, сверкала пятисаженная надпись: "Дэнди". Драйер взял его под руку и молча подвел к одной из пяти, в ряд сиявших витрин. В ней, как в оранжерее, жарко цвели галстуки, то красками переговариваясь с плоскими шелковыми носками, то млея на сизых и кремовых прямоугольниках остальных четырех витрин: чередой мелькнули оргии блесуков,- а в глубине, как бог этого сада, стояла во весь рост опаловая пижама с восковым лицом. Но Драйер не дал Францу засмотреться; он быстро провел его мимо остальных четырех витрин: чередой мелькнули оргии блестящей обуви, фата-моргана пиджаков и пальто, легкий полет шляп, перчаток и тросточек, солнечный рай спортивных вещей,- и Франц оказался в темной подворотне, где стоял старик в черной накидке с бляхой на фуражке; а рядом с ним - тонконогая женщина в мехах. Они оба посмотрели на Драйера, сторож узнал его и приложил руку к козырьку; яркоглазая беленая проститутка, поймав взгляд Франца, слегка отодвинулась,- и как только он, следом за Драйером, исчез в темноту двора, продолжала свою тихую, дельную беседу со сторожем о том, как лечить ревматизм. Двор был темный, треугольный...
2. Король, дама, валет. (глава 13)
Входимость: 3. Размер: 29кб.
Часть текста: в столицу. Через три четверти часа отходил автобус, который повезет его по деревенским дорогам к станции. В полутьме он пополоскался в резиновой ванне. На балконе, пристально глядя в сияющее зеркальце, поставленное на перила, с удовольствием побрился, чуть припудрил горящие щеки. Снова раскачается?" - и вместе с тем ее забавляло и как-то даже городскую шляпу. Из сумрака постели вдруг возник голос Марты. "Мы сейчас поедем кататься на лодке,- пробормотала она скороговоркой.- Ты встретишь нас у скалы,- поторопись... лоторопись..." Драйер, хлопая себя по бокам, проверяя, все ли он разложил по карманам, засмеялся: - Проснись, моя душа. Я уезжаю в город. Она что-то пробормотала еще, потом внятно сказала: - Дай мне воды. - Я спешу,-сказал он-сама возьмешь. Пора тебе вставать, купаться. Погода райская. Он склонился над туманной постелью, поцеловал ее в волосы и быстро вышел из спальни. До отхода автобуса нужно было еще успеть выпить кофе. Кофе он пил на террасе кургауза. Съел две булочки с медом. Посмотрел на часы и съел третью. Уже мелькали пестрые купальные халаты, разгоралось море. Закуривая на ходу, он поспешил к площади, где уже грохотал автобус. Поехали. Море осталось позади. Уже прыгали в воде, взмахивая голыми руками, купальщики. На всех балконах был нежный звон утренних завтраков. Франц. машинально захватив под мышку резиновый мяч, прошлепал по коридору, постучался в номер четы Драйер. Молчание. Он толкнул...
3. Дар. (страница 5)
Входимость: 3. Размер: 67кб.
Часть текста: лопаясь; укрощенный, вспыхивал и ровно шипел. Первые шаги возвращались, уже на каблуках; на кухне начинался скорый, сердито взволнованный разговор. Как иные говорят с южным или московским акцентом, так мать и дочь неизменно говорили между собой с произношением ссоры. Голоса были схожи, оба смуглые и гладкие, но один был грубее и как бы теснее, другой - вольнее и чище. В рокоте материнского была просьба, даже виноватая просьба; в укорачивающихся ответах дочери звенела злость. Под эту невнятную утреннюю бурю Федор Константинович опять мирно засыпал. В редеющей местами дремоте он различал звуки уборки; стена вдруг рушилась на него: это половая щетка поехала и хлопнулась у его двери. Раз в неделю толстая, тяжело переводившая дух, пахнувшая кислым потом швейцариха приходила с пылесосом, и тогда начинался ад, мир рвался на части, адский скрежет проникал в самую душу, разрушая ее, и гнал Федора Константиновича из постели, из комнаты, из дома. Обычно же, около десяти Марианна Николаевна в свою очередь занимала ванную, а после нее, уже харкая на ходу, туда следовал Иван Борисович. Воду он спускал до пяти раз; ванной не пользовался, удовлетворяясь лепетом маленького умывальника. К половине одиннадцатого всг в доме стихало: Марианна Николаевна уходила за хозяйственными покупками, Щеголев - по своим темным делам. Федор Константинович погружался в блаженную бездну, в которой теплые остатки дремоты мешались с чувством счастья, вчерашнего и предстоящего. Довольно часто теперь он день начинал стихотворением. Лежа навзничь, с первой, утоляюще-вкусной, крупной и длительной папиросой между запекшихся губ, он снова, после...
4. Обида
Входимость: 2. Размер: 20кб.
Часть текста: их обидеть,- вот он там и сидел, желтолицый, сероглазый мальчик в нарядной матроске). Пара откормленных вороных, с блеском на толстых крупах и с чем-то необыкновенно женственным в долгих гривах, пышно похлестывая хвостами, бежала ровной плещущей рысью, и мучительно было наблюдать, как, несмотря на движение хвостов и подергивание нежных ушей, несмотря также на густой дегтярный запах мази от мух, тусклый слепень или овод с переливчатыми глазами навыкате присасывался к атласной шерсти. У кучера Степана, мрачного пожилого человека в черной безрукавке поверх малиновой рубахи, была крашеная борода клином и коричневая шея в тонких трещинках. Путе было неловко, сидя с ним рядом, молчать; поэтому он пристально смотрел на постромки, на дышло, придумывая любознательный вопрос или дельное замечание. Изредка у той или другой лошади приподнимался напряженный корень хвоста, под ним надувалась темная луковица, выдавливая круглый золотой ком, второй, третий, и затем складки темной кожи вновь стягивались, опадал вороной хвост. В коляске сидела, заложив нога на ногу, путина сестра, смуглая молодая дама (ей было всего девятнадцать лет, но она уже успела...
5. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 2. Размер: 28кб.
Часть текста: Не город, а шампанское,- но у меня от него всегда изжога. Однако я еду. Кстати: - вы так до сих пор и не удосужились мне ответить, куда вы собираетесь этим летом? Знаете, был случай: вспоминал человек анекдот - и вдруг лопнул. - Мне не то обидно, что я не могу вспомнить,- жалобно протянул Драйер,-мне обидно, что я вспомню, как только расстанемся... Мы еще не решили. Не правда ли, моя душа, мы еще не решили? Мы даже и не говорили об этом вовсе. Там была какая-то закавыка в конце - такая забавная... - Я говорю вам,-бросьте,-пыхтел Вилли.-И как это вы еще не решили? Уже конец июня. Пора. - Я думаю,- сказал Драйер, вопросительно взглянув на жену,- что мы поедем к морю. - Вода,- кивнул Вилли.- Вода. Это хорошо. Я бы тоже. с удовольствием. Но тащусь в Париж. Плаваете? - Какое...-мрачно ответил Драйер,-учился и не научился. Вот и на лыжах тоже - как-то все так,- размаха нет, легкости. Душа моя, а ведь правда, мы поедем к морю? Франца с собой возьмем. Тома. Побарахтаемся, загорим... И Марта улыбнулась. Она не сразу поняла, откуда потянуло такой ясной, влажной прохладой. Ей представился длинный пляж, где они как-то раз уже побывали, белый мол, полосатые будки, тысяча полосатых будок... они редеют, обрываются, а дальше, верст на десять, пустая белизна песка вдоль сияющей, серовато-синей воды. - Мы поедем к морю,- сказала она, обернувшись к Вилли. Она оживилась необыкновенно. Губы полуоткрылись, две серповидных ямочки появились на потеплевших щеках. Волнуясь, она стала рассказывать госпоже Грюн о летних своих платьях, о том, что солнечный загар теперь в большой моде... Драйер смотрел на нее и радовался. Она никогда не сияла так, когда бывала в гостях,- особенно в гостях у Грюн. По дороге домой, в таксомоторе, он ее поцеловал. - Оставь,- сказала она.- Нам нужно серьезно поговорить. Ведь правда,- это хорошая мысль. Ты, вот, завтра утром напиши туда, закажи комнаты. В...

© 2000- NIV