Cлово "ОТВЕРНУТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ОТВЕРНУЛ, ОТВЕРНУЛА, ОТВЕРНЕТ, ОТВЕРНУТО

1. Король, дама, валет
Входимость: 4. Размер: 27кб.
2. Волшебник
Входимость: 3. Размер: 83кб.
3. Машенька. (страница 3)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
4. Соглядатай
Входимость: 3. Размер: 110кб.
5. Подвиг. (страница 6)
Входимость: 3. Размер: 37кб.
6. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 3. Размер: 45кб.
7. Машенька. (страница 5)
Входимость: 2. Размер: 30кб.
8. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 2. Размер: 34кб.
9. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 2. Размер: 28кб.
10. Обида
Входимость: 2. Размер: 20кб.
11. Под знаком незаконнорожденных. страница 10
Входимость: 2. Размер: 36кб.
12. Под знаком незаконнорожденных. страница 3
Входимость: 2. Размер: 37кб.
13. Музыка
Входимость: 2. Размер: 12кб.
14. Лолита. (часть 1, главы 28-29)
Входимость: 2. Размер: 26кб.
15. Отчаяние. (глава 5)
Входимость: 1. Размер: 43кб.
16. Дар. (страница 6)
Входимость: 1. Размер: 67кб.
17. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 1. Размер: 43кб.
18. Другие берега. (глава 11)
Входимость: 1. Размер: 33кб.
19. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 1. Размер: 23кб.
20. Круг
Входимость: 1. Размер: 21кб.
21. Lawn-tennis
Входимость: 1. Размер: 2кб.
22. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 32кб.
23. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 1. Размер: 29кб.
24. Память, говори (глава 4)
Входимость: 1. Размер: 28кб.
25. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
Входимость: 1. Размер: 36кб.
26. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 41)
Входимость: 1. Размер: 20кб.
27. На закате
Входимость: 1. Размер: 1кб.
28. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 1. Размер: 31кб.
29. Машенька. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 36кб.
30. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
31. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 1. Размер: 34кб.
32. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 32кб.
33. Защита Лужина. (глава 2)
Входимость: 1. Размер: 20кб.
34. Слово
Входимость: 1. Размер: 8кб.
35. Пнин. (глава 6)
Входимость: 1. Размер: 61кб.
36. * * * ("Ты войдешь и молча сядешь")
Входимость: 1. Размер: 1кб.
37. Забытый поэт
Входимость: 1. Размер: 25кб.
38. Пнин. (глава 2)
Входимость: 1. Размер: 55кб.
39. Порт
Входимость: 1. Размер: 13кб.
40. Подвиг. (страница 5)
Входимость: 1. Размер: 34кб.
41. Картофельный эльф
Входимость: 1. Размер: 43кб.
42. Художник
Входимость: 1. Размер: 1кб.
43. Рождественский рассказ
Входимость: 1. Размер: 12кб.
44. Terra incognita
Входимость: 1. Размер: 17кб.
45. Возвращение Чорба
Входимость: 1. Размер: 17кб.
46. Набор
Входимость: 1. Размер: 11кб.
47. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 20)
Входимость: 1. Размер: 23кб.
48. Защита Лужина. (глава 7)
Входимость: 1. Размер: 9кб.
49. Пассажир
Входимость: 1. Размер: 12кб.
50. * * * ("На годовщину смерти Достоевского")
Входимость: 1. Размер: 1кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Король, дама, валет
Входимость: 4. Размер: 27кб.
Часть текста: не вращая вовсе колесами, проплывет железная тачка; книжный лоток, увешанный соблазнительными обложками,- фотографиями жемчужно-голых красавиц,- пройдет тоже; и люди, люди, люди на потянувшейся платформе, переставляя ноги и все же не подвигаясь, шагая вперед и все же пятясь,- как мучительный сон, в котором есть и усилие неимоверное, и тошнота, и ватная слабость в икрах, и легкое головокружение,- пройдут, отхлынут, уже замирая, уже почти падая навзничь... Больше женщин, чем мужчин,- как это всегда бывает среди провожающих... Сестра Франца, такая бледная в этот ранний час, нехорошо пахнущая натощак, в клетчатой пелерине, какой, небось, не носят в столице,- и мать, маленькая, круглая, вся в коричневом, как плотный монашек. Вот запорхали платки. И отошли не только они,- эти две знакомые улыбки,-тронулся не только вокзал, с лотком, тачкой, белым продавцом слив и сосисок,- тронулся и старый городок в розоватом тумане осеннего утра: каменный курфюрст на площади, землянично-темный собор, поблескивающие вывески, цилиндр, рыба, медное блюдо парикмахера... Теперь уж не остановить. Понесло! Торжественно едут дома, хлопают занавески в открытых окнах родного дома, потрескивают полы, скрипят стены, сестра и мать пьют на быстром сквозняке утренний кофе, мебель вздрагивает от учащающихся толчков,- все скорее, все таинственнее едут дома, собор, площадь, переулки... И хотя уже давно мимо вагонного окна ...
2. Волшебник
Входимость: 3. Размер: 83кб.
Часть текста: преступность? Но совместимы ли с ними совесть и стыд, щепетильность и страх, власть над собой и чувствительность - ибо и в мыслях допустить не могу, что причиню боль или вызову незабываемое отвращение. Вздор; я не растлитель. В тех ограничениях, которые ставлю мечтанию, в тех масках, которые придумываю ему, когда, в условиях действительности, воображаю незаметнейший метод удовлетворения страсти, есть спасительная софистика. Я карманный вор, а не взломщик. Хотя, может быть, на круглом острове, с маленькой Пятницей (не просто безопасность, а права одичания, или это - порочный круг с пальмой в центре?). Рассудком зная, что Эвфратский абрикос вреден только в консервах; что грех неотторжим от гражданского быта; что у всех гигиен есть свои гиены; зная, кроме того, что этот самый рассудок не прочь опошлить то, что иначе ему не дается... Сбрасываю и поднимаюсь выше. ЧтО, если прекрасное именно-то и доступно сквозь тонкую оболочку, то есть пока она еще не затвердела, не заросла, не утратила аромата и мерцания, через которые проникаешь к дрожащей звезде...
3. Машенька. (страница 3)
Входимость: 3. Размер: 42кб.
Часть текста: по комнате. Все двери пансиона были открыты. Звуки утренней уборки мешались с шумом поездов, которые, пользуясь сквозняками, прокатывали по всем комнатам. Ганин, остававшийся по утрам дома, обычно сам выметал сор, стелил постель. Он теперь спохватился, что второй день не убирал комнаты, и вышел в коридор в поисках щетки и тряпки. Лидия Николаевна с ведром в руке шуркнула мимо него, как мышь, и на ходу спросила: "Вам Эрика передала письмо?" Ганин молча кивнул и взял половую щетку, лежавшую на дубовом бауле. В зеркале прихожей он увидел отраженную глубину комнаты Алферова, дверь которой была настежь открыта. В этой солнечной глубине - день был на диво погожий - косой конус озаренной пыли проходил через угол письменного стола, и он с мучительной ясностью представил себе те фотографии, которые сперва ему показывал Алферов, и которые он потом с таким волненьем рассматривал один, когда помешала ему Клара. На этих снимках Машенька была совсем такой, какой он ее помнил, и теперь страшно было подумать, что его прошлое лежит в чужом столе. В зеркале отраженье захлопнулось: это Лидия Николаевна, мышиными шажками просеменив по коридору, толкнула открытую дверь. Ганин со щеткой в руке вернулся в свою комнату. На столе лежало сиреневое пятно. Он вспомнил по быстрому сочетанью мыслей, вызванных этим пятном и отраженьем стола в зеркале, те другие, очень старые письма, что хранились у него в черном бумажнике, лежащем рядом с крымским браунингом, на дне чемодана. Он загреб длинный конверт со стола, локтем отпахнул пошире оконную раму и сильными своими пальцами разорвал накрест письмо, разорвал опять каждую долю, пустил лоскутки по ветру, и бумажные снежинки полетели, сияя, в солнечную бездну. Один лоскуток порхнул на подоконник, Ганин прочел на нем несколько изуродованных строк: нечно,...
4. Соглядатай
Входимость: 3. Размер: 110кб.
Часть текста: в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и гулко откашливаться в кулак, перед тем как заговорить, и тяжелую, черную, с блестящим набалдашником трость, которой он постукивал об пол, пока Матильда, восторженно захлебываясь, превращала прощание с хозяйкой в многословный монолог. Муж, спустя месяц, отбыл, и в первую же ночь, что я снова провожал Матильду, она предложила мне подняться к ней наверх, чтобы взять книжку, которую давно увещевала меня прочесть, - что-то по-французски о какой-то русской девице Ариадне (*1). Шел, как обычно, дождь, вокруг фонарей дрожали ореолы, правая моя рука утопала в жарком кротовом меху, левая держала раскрытый зонтик, в который ночь била, как в барабан. Этот зонтик, - потом, в квартире у Матильды, - распятый вблизи парового отопления, все капал, капал, ронял слезу каждые полминуты и так накапал большую лужу. А книжку я взять забыл. Матильда была не первой моей любовницей. До нее любила меня домашняя портниха в Петербурге, тоже полная и тоже все советовавшая мне прочесть какую-то книжку ("Мурочка, история одной жизни"). Обе они, эти полные женщины, издавали среди телесных бурь тонкий, почти детский писк, и мне казалось иногда, что не стоило проделать все,...
5. Подвиг. (страница 6)
Входимость: 3. Размер: 37кб.
Часть текста: какъ, напримeръ, я. Хочешь держать со мною пари ровно на пять фунтовъ, что скручу кочергу въ вензель?" - (Мартынъ лежалъ, какъ мертвый) - "Твое молчанiе, - сказалъ Дарвинъ, - я принимаю за согласiе. Посмотримъ". Онъ покряхтeлъ, покряхтeлъ... "Нeтъ, сегодня не могу. Деньги твои. Я заплатилъ какъ разъ пять фунтовъ за {122} твою дурацкую записку. Мы - квиты, - все въ порядкe." Мартынъ молчалъ, только сильно забилось сердце. "Но если, - сказалъ Дарвинъ, - ты когда-нибудь пойдешь опять въ эту скверную и дорогую кондитерскую, то знай: ты изъ университета вылетишь. Эта особа можетъ зачать отъ простого рукопожатiя, - помни это". Дарвинъ всталъ и потянулся. "Ты не очень разговорчивъ, другъ мой. Признаюсь, ты и эта гетера мнe какъ-то испортили завтрашнiй день". Онъ вышелъ, тихо закрывъ за собою дверь, и Мартынъ подумалъ заразъ три вещи: что страшно голоденъ, что такого второго друга не сыскать, и что этотъ другъ будетъ завтра дeлать предложенiе. Въ эту минуту онъ радостно и горячо желалъ, чтобы Соня согласилась, но эта минута прошла, и уже на другое утро, при встрeчe съ Соней на вокзалe, онъ почувствовалъ знакомую, унылую ревность (единственнымъ, довольно жалкимъ преимуществомъ передъ Дарвиномъ былъ недавнiй, виномъ запитый переходъ съ Соней на ты; въ Англiи второе лицо, вмeстe съ луконосцами, вымерло; все же Дарвинъ выпилъ тоже на брудершафтъ и весь вечеръ обращался къ ней на архаическомъ нарeчiи). "Здравствуй, цвeтокъ", - небрежно сказала она Мартыну, намекая на его ботаническую фамилiю, и сразу, отвернувшись, стала разсказывать Дарвину о вещахъ, которыя могли бы также быть и Мартыну интересны. "Да что же въ ней привлекательнаго? - въ тысячный разъ думалъ онъ. - Ну, ямочки, ну, блeдность... Этого мало. И глаза у нея неважные, дикарскiе, и зубы неправильные. И губы какiя-то быстрыя, мокрыя, вотъ бы ихъ остановить, {123} залeпить поцeлуемъ. И она думаетъ, что похожа на англичанку въ этомъ синемъ костюмe и безкаблучныхъ...

© 2000- NIV