Cлово "ЖАЛОСТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЖАЛОСТИ, ЖАЛОСТЬЮ

1. Защита Лужина. (глава 9)
Входимость: 4.
2. Пнин. (глава 2)
Входимость: 3.
3. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 2.
4. Дар. (страница 7)
Входимость: 2.
5. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 2.
6. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 41)
Входимость: 2.
7. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 2.
8. Картофельный эльф
Входимость: 2.
9. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 31)
Входимость: 2.
10. Дар. (страница 5)
Входимость: 2.
11. Незавершенный роман
Входимость: 1.
12. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 2)
Входимость: 1.
13. Знаки и символы
Входимость: 1.
14. Под знаком незаконнорожденных
Входимость: 1.
15. Каким бы полотном
Входимость: 1.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 16)
Входимость: 1.
17. Пнин. (глава 7)
Входимость: 1.
18. Под знаком незаконнорожденных. страница 4
Входимость: 1.
19. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 1.
20. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 1.
21. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 1.
22. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 1.
23. Другие берега. (глава 14)
Входимость: 1.
24. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
Входимость: 1.
25. Лолита. (часть 2, главы 23-25)
Входимость: 1.
26. Дар. (страница 3)
Входимость: 1.
27. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 3)
Входимость: 1.
28. Бледное пламя. Комментарии (страница 5)
Входимость: 1.
29. Дар. (страница 4)
Входимость: 1.
30. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 1.
31. Встреча
Входимость: 1.
32. Весна в Фиальте
Входимость: 1.
33. Приглашение на казнь
Входимость: 1.
34. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 2)
Входимость: 1.
35. Отчаяние. (глава 10)
Входимость: 1.
36. Подлец
Входимость: 1.
37. Память, говори (глава 10)
Входимость: 1.
38. Волшебник
Входимость: 1.
39. Истребление тиранов
Входимость: 1.
40. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 3)
Входимость: 1.
41. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 8)
Входимость: 1.
42. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 1.
43. Сцены из жизни двойного чудища
Входимость: 1.
44. Лолита. (часть 2, главы 29-30)
Входимость: 1.
45. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 1.
46. Машенька
Входимость: 1.
47. Сестры Вэйн
Входимость: 1.
48. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 1)
Входимость: 1.
49. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 1.
50. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Защита Лужина. (глава 9)
Входимость: 4. Размер: 16кб.
Часть текста: ночной пустынной улице, которая то плавно поднималась к звездам, то уходила вниз. Гюнтер, крепкий и крупный, выпил больше товарища: тот, по имени Курт, поддерживал спутника, как мог, хотя пиво громовым дактилем звучало в голове. "Где дру... где дру...- тоскливо силился спросить Гюнтер.- Где дру... гие?" Еще так недавно они все сидели вокруг дубового стола, празднуя пятую годовщину окончания школы, хорошо так пели и с густым звоном чокались, человек тридцать, пожалуй, и все счастливые, трезвые, весь год прекрасно работавшие, а теперь, как только стали расходиться по домам, так сразу- тошнота, и темнота, и безнадежно валкая панель. "Другие там",- сказал Курт с широким жестом, который неприятно призвал к жизни ближайшую стену: она наклонилась и медленно выпрямилась опять. "Разъехались, разошлись",- грустно пояснил Курт. "А впереди нас Карл",- медленно и отчетливо произнес Гюнтер, и упругим пивным ветром обоих качнуло в сторону: они остановились, отступили на шаг и опять пошли дальше. "Я тебе говорю, что там Карл",- обиженно повторил Гюнтер. И действительно, на краю панели сидел с опущенной головой человек. Они не рассчитали шага, и их пронесло мимо. Когда же им удалось подойти, то человек зачмокал губами и медленно повернулся к ним. Да, это был Карл, но какой Карл,- лицо без выражения, большие, опустевшие глаза. "Я просто отдыхаю,- тусклым голосом сказал он.- Сейчас буду продолжать". Вдруг по пустынному асфальту медленно прокатил таксомотор с поднятым флажком. "Остановите его,- сказал Карл.- Пускай он меня отвезет". Автомобиль подъехал. Гюнтер валился на Карла, стараясь ему помочь подняться, Курт тянул чью-то ногу в сером гетре. Шофер все это поощрял добродушными словами, потом слез и тоже стал помогать. Вяло барахтавшееся тело было втиснуто в пройму дверцы, и автомобиль сразу отъехал. "А нам близко",- сказал Курт. Стоявший с ним рядом вздохнул, и Курт, посмотрев на...
2. Пнин. (глава 2)
Входимость: 3. Размер: 55кб.
Часть текста: запаркованных автомобилей; старый, похожий на цилиндрического кабанчика, скотч-терьер миссис Дингуолл отправился в свой обычный обход - вверх по Уоррен-стрит, вниз по Спелман-авеню и обратно; но ни дружеское участие соседей, ни красота ландшафта, ни переливчатый звон не делали это время года приятней: через две недели, с неохотой помедлив, учебный год вступал в свою самую суровую пору - в весенний семестр, и Клементсы чувствовали себя подавленно и одиноко в их милом, продуваемом сквозняками, старом доме, который, казалось, свисал с них ныне, будто дряблая кожа и просторный костюм какого-то дурня, ни с того ни с сего сбросившего треть своего веса. Все-таки Изабель еще так молода и рассеянна, и они ничего по сути не знают о родне ее мужа, они и видели-то лишь свадебный комплект марципановых лиц в снятом для торжества зале с воздушной новобрачной, совсем беспомощной без очков. Колокола, которыми вдохновенно управлял доктор Роберт Треблер, деятельный сотрудник музыкального отделения, все еще в полную силу звенели в ангельском небе, а над скудным завтраком из лимонов и апельсинов Лоренс, светловолосый, лысеватый, нездорово полный, поносил главу французского отделения, одного из тех, кого Джоан пригласила к ним сегодня на встречу с профессором Энтвислом из Голдвинского университета. - Чего это ради, - пыхтел он, - тебе приспичило приглашать Блоренджа? Вот уж...
3. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 2. Размер: 43кб.
Часть текста: этим запрет. "Вечно вам нужно теребить что-нибудь",- проговорила она ласково. Лужин посмотрел на свою руку, топыря и снова сдвигая пальцы. Ногти были желтые от курения, с грубыми заусенцами, на суставах тянулись толстые поперечные морщинки, пониже росли редкие волоски. Он положил руку на стол, рядом с ее рукой, молочно-бледной, мягкой на вид, с коротко и аккуратно подстриженными ногтями. "Я жалею, что не знала вашего отца,- сказала она погодя.- Он, должно быть, был очень добрым, очень серьезным, очень любил вас". Лужин промолчал. "Расскажите мне еще что-нибудь,- как вы тут жили? Неужели вы были когда-нибудь маленьким, бегали, возились?" Он опять положил обе руки на трость,- и, по выражению его лица, по сонному опусканию тяжелых век, по чуть раскрывшемуся рту, словно он собирался зевнуть, она заключила, что ему стало скучно, что вспоминать надоело. Да и вспоминал-то он равнодушно,- ей было странно, что вот, он месяц тому назад потерял отца и сейчас без слез может смотреть на дом, где он в детстве жил с ним вместе. Но даже в этом равнодушии, в его неуклюжих словах, в тяжелых движениях его души, как бы поворачивавшейся спросонья и засыпавшей снова, ей мерещилось что-то трогательное, трудно определимая прелесть, которую она в нем почувствовала с первого дня их знакомства. И как таинственно было то, что, несмотря на очевидную вялость его отношения к отцу, он все-таки выбрал именно этот курорт, именно эту гостиницу, как будто ждал от когда-то уже виденных предметов и пейзажей того содрогания, которого он без чужой помощи испытать не мог. А...
4. Дар. (страница 7)
Входимость: 2. Размер: 81кб.
Часть текста: гранатного колера, с вышитым поясом на большом животе о. Гавриил, и с ним, уже освещенный солнцем, весьма привлекательный мальчик розовый, неуклюжий, нежный. Подошли. Сними шляпу, Николя. Волосы с рыжинкой, веснушки на лобике, в глазах ангельская ясность, свойственная близоруким детям. Кипарисовы, Парадизовы, Златорунные не без удивления вспоминали потом (в тиши своих дальних и бедных приходов) его стыдливую красоту: херувим, увы, оказался наклееным на крепкий пряник; не всем пришедшийся по зубам. Поздоровавшись с нами, Николя вновь надевает шляпу - серенький пуховой цилиндр - и тихо отходит, очень миленький в своем домашне-сшитом сюртучке и нанковых брючках, - между тем как его отец, добрейший протоиерей, нечуждый садовничеству, занимает нас обсуждением саратовских вишень, слив, глив. Летучая знойная пыль застилает картину. Как неизменно отмечается в начале всех решительно писательских биографий, мальчик был пожирателем книг. Но отлично учился. "Государю твоему повинуйся, чти его и будь послушным законам", тщательно воспроизводил он первую пропись, и помятая подушечка указательного пальца так навсегда и осталась темною от чернил. Вот тридцатые годы кончились, пошли сороковые. В шестнадцать лет он довольно знал языки, чтобы читать Байрона, Сю и Ггте (до конца дней стесняясь варварского произношения); уже владел семинарской латынью, благо отец был человек образованный. Кроме того некто Соколовский занимался с ним по-польски, а местный торговец апельсинами преподавал ему персидский язык, - и...
5. Бледное пламя. Комментарии (страница 3)
Входимость: 2. Размер: 61кб.
Часть текста: (смотри примечание к строке 181: "нынче"). Виноват, - заменить на шестьдесят первый. Строка 169: Загробной жизни Смотри примечание к строке 549. Строка 171: Великий заговор После побега короля экстремисты почти целый год оставались при убеждении, что ни он, ни Одон не покинули Земблы. Эту ошибку можно приписать лишь фатальной тупости, сквозящей красной нитью и в самых толковых тираниях. Воздухоплавательные снаряды и все, с ними связанное, поистине колдовским туманом обнесли разумение наших новых правителей, которым добродушная История поднесла вдруг целый короб этих стрекотливых и егозливых безделиц, дабы им было, с чем цацкаться. Чтобы важный беглец, удирая, и не исполнил воздушного номера, - это им представлялось немыслимым. Через две минуты после того, как король и актер с грохотом сбежали по черной лестнице Королевского театра, каждое крыло на земле и в воздухе оказалось уже сочтено, - такова была распорядительность правительства. В несколько следующих недель ни единый из частных или гражданских самолетов не получил разрешения на взлет, а досмотр транзитных стал до того долог и строг, что международные авиалинии решили отменить посадки в Онгаве. Имелись и жертвы. С энтузиазмом прострелили, к примеру, малиновый воздушный шар, отчего воздухоплаватель (известный метеоролог) утонул в заливе Сюрприза. Пилот с базы в Лапландии, совершая спасательный полет, заблудился в тумане, и земблянские истребители так его шуганули, что он поспешил приземлиться прямо на вершину горы. Всему этому можно отыскать некоторые извинения. Иллюзию пребывания короля в...

© 2000- NIV