Cлово "НЕЖНОСТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: НЕЖНОСТИ, НЕЖНОСТЬЮ, НЕЖНОСТЕЙ

1. Волшебник
Входимость: 11.
2. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 5.
3. Другие берега. (глава 14)
Входимость: 4.
4. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 4.
5. Память, говори (глава 15)
Входимость: 4.
6. Лолита. (часть 1, главы 3-6)
Входимость: 3.
7. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 3.
8. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 2.
9. Незавершенный роман
Входимость: 2.
10. Знаки и символы
Входимость: 2.
11. Уста к устам
Входимость: 2.
12. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 2.
13. Дар. (страница 7)
Входимость: 2.
14. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 20)
Входимость: 2.
15. Память, говори (глава 11)
Входимость: 2.
16. Камера Обскура
Входимость: 2.
17. Дар. (страница 8)
Входимость: 2.
18. Другие берега. (глава 13)
Входимость: 2.
19. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 2.
20. Пнин. (глава 5)
Входимость: 2.
21. Картофельный эльф
Входимость: 2.
22. Дар. (страница 5)
Входимость: 2.
23. Лолита. (часть 2, главы 29-30)
Входимость: 2.
24. Машенька
Входимость: 2.
25. Лолита. (часть 1, главы 18-20)
Входимость: 2.
26. Памяти Л.И.Шигаева
Входимость: 2.
27. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 2.
28. Другие берега. (глава 12)
Входимость: 2.
29. Смотри на Арлекинов! (страница 4)
Входимость: 2.
30. Король, дама, валет. (глава 10)
Входимость: 2.
31. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 2)
Входимость: 1.
32. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 1.
33. Дар. (страница 6)
Входимость: 1.
34. Лолита. (часть 2, главы 10-13)
Входимость: 1.
35. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 1.
36. Невеста рыцаря
Входимость: 1.
37. Изгнанье
Входимость: 1.
38. Лолита. (часть 2, главы 14-16)
Входимость: 1.
39. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 1.
40. Пильграм
Входимость: 1.
41. Альфред де Мюссе. Майская ночь
Входимость: 1.
42. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 16)
Входимость: 1.
43. Путеводитель по Берлину
Входимость: 1.
44. Приглашение на казнь. (страница 3)
Входимость: 1.
45. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 1.
46. Другие берега
Входимость: 1.
47. Бледное пламя. Комментарии (страница 6)
Входимость: 1.
48. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 1.
49. Дар
Входимость: 1.
50. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Волшебник
Входимость: 11. Размер: 83кб.
Часть текста: же восточного сластолюбия: нежность добычи обратно пропорциональна возрасту. О нет, это для меня не степень общего, а нечто совершенно отдельное от общего; не более драгоценное, а бесценное. Что же тогда? Болезнь, преступность? Но совместимы ли с ними совесть и стыд, щепетильность и страх, власть над собой и чувствительность - ибо и в мыслях допустить не могу, что причиню боль или вызову незабываемое отвращение. Вздор; я не растлитель. В тех ограничениях, которые ставлю мечтанию, в тех масках, которые придумываю ему, когда, в условиях действительности, воображаю незаметнейший метод удовлетворения страсти, есть спасительная софистика. Я карманный вор, а не взломщик. Хотя, может быть, на круглом острове, с маленькой Пятницей (не просто безопасность, а права одичания, или это - порочный круг с пальмой в центре?). Рассудком зная, что Эвфратский абрикос вреден только в консервах; что грех неотторжим от гражданского быта; что у всех гигиен есть свои гиены; зная, кроме того, что этот самый рассудок не прочь опошлить то, что иначе ему не дается... Сбрасываю и поднимаюсь выше. ЧтО, если прекрасное именно-то и доступно сквозь тонкую оболочку, то есть пока она еще не затвердела, не заросла, не утратила аромата и мерцания, через которые проникаешь к дрожащей звезде прекрасного? Ведь даже и в этих пределах я изысканно разборчив: далеко не всякая школьница привлекает...
2. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 5. Размер: 26кб.
Часть текста: и ему, и великой организации, которую он представлял. Увы, мне не удалось вознестись над тем простым человеческим фактом, что, какое бы духовное утешение я ни снискал, какая бы литофаническая вечность ни была мне уготована, ничто не могло бы заставить мою Лолиту забыть все то дикое, грязное, к чему мое вожделение принудило ее. Поскольку не доказано мне (мне, каков я есть сейчас, с нынешним моим сердцем, и отпущенной бородой, и начавшимся физическим разложением), что поведение маньяка, лишившего детства североамериканскую малолетнюю девочку, Долорес Гейз, не имеет ни цены ни веса в разрезе вечности - поскольку мне не доказано это (а если можно это доказать, то жизнь - пошлый фарс), я ничего другого не нахожу для смягчения своих страданий, как унылый и очень местный паллиатив словесного искусства. Закончу эту главку цитатой из старого и едва ли существовавшего поэта: Так пошлиною нравственности ты Обложено в нас, чувство красоты! 32 Помню день, во время нашей первой поездки - нашего первого круга рая, - когда для того, чтобы свободно упиваться своими фантасмагориями, я принял важное решение: не обращать внимания на то (а было это так явно!), что я для нее не возлюбленный, не мужчина с бесконечным шармом, не близкий приятель, даже вообще не человек, а всего...
3. Другие берега. (глава 14)
Входимость: 4. Размер: 22кб.
Часть текста: Заглянем еще дальше, а именно вернемся к майскому утру в 1934-ом году, в Берлине. Мы ожидали ребенка. Я отвез тебя в больницу около Байришер Плац и в пять часов утра шел домой, в Груневальд, Весенние цветы украшали крашеные фотографии Гинденбурга и Гитлера в витринах рамочных и цветочных магазинов. Левацкие группы воробьев устраивали громкие собрания в сиреневых кустах палисадников и в притротуарных липах. Прозрачный рассвет совершенно обнажил одну сторону улицы, другая же сторона вся еще синела от холода. Тени разной длины постепенно сокращались, и свежо пахло асфальтом. В чистоте и пустоте незнакомого часа тени лежали с непривычной стороны, получалась полная перестановка, не лишенная некоторого изящества, вроде того, как отражается в зеркале у парикмахера отрезок панели с беспечными прохожими, уходящими в отвлеченный мир,- который вдруг перестает быть забавным и обдает душу волною ужаса. Когда я думаю о моей любви к кому-либо, у меня привычка проводить радиусы от этой любви, от нежного ядра личного чувства к чудовищно ускользающим точкам вселенной. Что-то заставляет меня как можно сознательнее примеривать личную любовь к безличным и неизмеримым величинам,- к пустотам между звезд, к туманностям (самая отдаленность коих уже есть род безумия), к ужасным западням вечности, ко всей этой беспомощности, холоду, головокружению, крутизнам времени и пространства, непонятным образом переходящим одно в другое. Так в бессонную ночь раздражаешь нежный кончик языка, без конца...
4. Под знаком незаконнорожденных. страница 12
Входимость: 4. Размер: 42кб.
Часть текста: отсюда, сочился из изящного ящика орехового дерева. Кристалсен и несколько мелких служащих шептались в другой части залы.) - Мы полагаем, однако, - продолжал ореховый голос, - что ничто не изменилось в тех отношениях, в соглашениях, в узах, которые вы, Адам Круг, столь торжественно определили как раз перед тем, как случилась личная ваша трагедия. Жизнь индивидуума недолговечна; мы же гарантируем бессмертие Государства. Граждане гибнут ради того, чтобы Град их остался жить. Мы не в силах поверить, что какая бы то ни было личная утрата способна встать между вами и нашим Правителем. С другой стороны, практически не существует предела тем возмещеньям ущерба, которые мы готовы вам предложить. Во-первых, самый передовой из наших Дворцов Погребений согласился предоставить бронзовый саркофаг, инкрустированный бирюзой и гранатами. В него возляжет ваш маленький Арвид, зажав в кулачке любимейшую игрушку - коробочку оловянных солдат, которых именно в этот момент многочисленные эксперты Министерства военных действий тщательно проверяют в отношении правильности обмундировки и личного оружия. Во-вторых, шестеро главных виновников будут в вашем присутствии обезглавлены неопытным палачом. Это сенсационное предложение. (Несколько минут назад этих людей показали Кругу в камерах смертников. Двое темных, прыщавых юнцов щеголяли своей отвагой перед навестившим их католическим патером - главным образом по причине отсутствия воображения. Мариэтта сидела, закрыв в оцепенелом беспамятстве глаза и тихо сочась кровью. О трех других чем меньше скажешь, тем лучше.) - Вы, конечно, оцените, - говорил ореховый и казинаковый голос, - усилия, которые мы прилагаем,...
5. Память, говори (глава 15)
Входимость: 4. Размер: 28кб.
Часть текста: чулане. Заглянем еще дальше, в майское утро 1934-го года, начертим, утвердясь в этой точке, некую часть Берлина. Я проходил ее, возвращаясь домой, в пять часов утра, из больницы около Байришер Плац, куда отвез тебя двумя часами раньше. Весенние цветы украшали портреты Гинденбурга и Гитлера в витринах рамочных и цветочных магазинов. Левацкие группы воробьев устраивали громкие утренние собрания в кустах сирени и в кронах лип. Прозрачный рассвет совершенно обнажил одну сторону улицы. На другой стороне дома еще синели от холода, тени разной длины постепенно сокращались с той деловитостью, с которой молоденький день перенимает у ночи ухоженный, обильно политый город, где свежий запах асфальта мешается с травянистым духом тенистых деревьев; но для меня зрительные впечатления были совершенно новы, поскольку я никогда еще не видел этой улицы на рассвете, хоть, с другой стороны, нередко ходил здесь, бездетный, солнечными вечерами. В чистоте и пустоте незнакомого часа, тени лежали с непривычной стороны, получалась полная перестановка, не лишенная некоторого изящества, вроде того, как в зеркале парикмахерской, к которому грустный цирюльник, приостановив снование бритвы, обращает свой взор (как делают все они в такие часы), и видит отраженный в этом окне отрезок панели, уводящий беспечных прохожих в неправильном направлении, в отвлеченный мир, – который вдруг перестает быть забавным и обдает душу волною ужаса. Когда я думаю о моей любви к кому-либо, у меня привычка проводить радиусы от этой любви, от моего сердца, от нежного ядра личного чувства к чудовищно удаленным точкам вселенной. Что-то заставляет меня примеривать...

© 2000- NIV