Cлово "МАДЕМУАЗЕЛЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: МАДЕМУАЗЕЛЬЮ

1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 13.
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 10)
Входимость: 5.
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 4.
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 21)
Входимость: 4.
5. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
Входимость: 3.
6. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 33)
Входимость: 3.
7. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 37)
Входимость: 3.
8. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 14)
Входимость: 2.
9. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 2.
10. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 20)
Входимость: 2.
11. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 19)
Входимость: 2.
12. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 15)
Входимость: 2.
13. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 23)
Входимость: 2.
14. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 8)
Входимость: 2.
15. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 3)
Входимость: 2.
16. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 7)
Входимость: 2.
17. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 14)
Входимость: 1.
18. Другие берега. (глава 8)
Входимость: 1.
19. Подлинная жизнь Себастьяна Найта. (глава 16)
Входимость: 1.
20. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Примечания)
Входимость: 1.
21. Лолита. (часть 1, главы 15-17)
Входимость: 1.
22. Смотри на Арлекинов! (страница 3)
Входимость: 1.
23. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 40)
Входимость: 1.
24. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 17)
Входимость: 1.
25. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 9)
Входимость: 1.
26. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 11)
Входимость: 1.
27. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 31)
Входимость: 1.
28. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 5)
Входимость: 1.
29. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 36)
Входимость: 1.
30. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 35)
Входимость: 1.
31. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 3, глава 3)
Входимость: 1.
32. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 12)
Входимость: 1.
33. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 5)
Входимость: 1.
34. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 38)
Входимость: 1.
35. Лолита. (часть 2, главы 6-9)
Входимость: 1.
36. Память, говори (глава 5)
Входимость: 1.
37. Смотри на Арлекинов! (страница 4)
Входимость: 1.
38. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 32)
Входимость: 1.
39. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 4)
Входимость: 1.
40. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 25)
Входимость: 1.
41. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 22)
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 13)
Входимость: 13. Размер: 23кб.
Часть текста: зa quand tu mets ta jupe! Une petite fille de bonne maison, etc. Per contra, на отсутствие штанишек Ида Ларивьер, полногрудая женщина большой, но отталкивающей красоты (одетая к этому времени только в корсет и чулки на подвязках), никакого внимания не обратила, ибо и сама обладала склонностью делать тайные уступки летнему зною; впрочем, в случае нежной Ады подобное обыкновение приводило к предосудительным последствиям. Девочка норовила умерить сыпь, покрывавшую мягкие своды, – вместе с попутными ей ощущеньями зуда и липкости, в целом не столь уж и неприятными, – усаживаясь верхом на прохладный сук шаттэльской яблони и крепко стискивая его ногами – к великому, как нам еще предстоит увидеть, неудовольствию Вана. Помимо “лолиты” Ада надела безрукавку-джерси в белую с черным полоску, мягкую шляпу (висевшую за плечами на облегавшей шею резинке), повязала бархатной лентой волосы и влезла в пару старых сандалий. Ни чистоплотность, ни изысканность вкуса, как что ни день обнаруживал Ван, домашнего обихода Ардиса не осеняли. Как только выяснилось, что все готовы в дорогу, Ада ухнула с дерева, будто удод. Спеши, спеши, моя птичка,...
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 10)
Входимость: 5. Размер: 11кб.
Часть текста: наружу, мохнатой вовнутрь”, по определению словаря, который наша комментаторша извлекает невесть откуда с ловкостью фокусника, всевозможным Эльси даже не снившейся. Впечатляющее мастерство, являемое ею в обращении с придаточными предложениями, ее апарте в скобках, сладострастное выделение соседствующих односложных (“Бестолочь Эльси не смыслит ни в чем ни аза”), – все это, наконец, почему-то начинает действовать на Вана подобно неестественным стимуляторам и экзотическим мучительным ласкам, вызывая низменное возбуждение, томящее стыдом и извращенным наслаждением сразу. – Сокровище мое, – окликает Аду мать, перемежающая ее разглагольствования краткими вскриками: “Как забавно!”, “Ах, как мило!”, но успевающая тоже отпускать и наставительные замечания вроде: “Сядь попрямее” или “Да ешь же, сокровище мое” (подчеркивая “ешь” с материнской мольбой, ничем не похожей на спондеические сарказмы дочери). Ада то садится прямее, то выгибает податливый стан, то, когда сновидение или повесть о приключениях (или иной какой-то рассказ) достигает самой волнующей точки, нависает над столом, – с которого предусмотрительный Прайс уже снял ее тарелку, – раскидывая, раскладывая локти, то откидывается назад, несосветимо...
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 39)
Входимость: 4. Размер: 34кб.
Часть текста: мятой ленточкой из черного шелка. Единственными Вановыми уступками условностям летнего вкуса были голубая рубашка “поло”, серой фланели штаны до колен и спортивные туфли на толстой подошве. Пока среди солнечных брызг традиционного сосняка шли приготовления к бесхитростному сельскому празднику, неугомонная девчушка улизнула со своим возлюбленным в поросший папоротником овражек, где меж высоких кустов ожины скакал с уступа на уступ ручеек, – тут они отдали несколько минут радостям ненасытной страсти. День стоял жаркий, безветренный. И в самой малой из сосен ютилась своя цикада. Она сказала: – Выражаясь на манер девицы из старого романа, мнится мне, будто уже давным-давно, long ago, играла я здесь в слова с Грейс и двумя другими прелестными девочками. “Insect, incest, nicest”. Выражаясь на манер безумной ботанички, она сказала, что замечательнейшее слово в английском языке это “husked”, потому что им означаются полностью противоположные вещи – покрытое кожицей и облупленное, шелуха крепка, но легко лущится, я к тому, что они же легко снимаются, зачем было рвать поясок, животное? “Прилежно залущенное животное”, – нежно откликнулся Ван. Быстролетящему времени удавалось только усилить его нежность к созданию, которое он стискивал в этот миг, к обожаемому созданию, чьи движения обрели новую гибкость, ляжки – новое сходство с лирой, чью ленточку в волосах он развязал. Они полуприсели-полупригнулись на одном из кристально чистых порожков ручья, где тот, перед тем как пасть, замирал, чтобы сняться и самому сделать снимок, и при последнем содрогании Ван увидел в воде отражение Адиных насторожившихся глаз. Нечто похожее уже случалось когда-то и где-то: у него не было времени,...
4. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 21)
Входимость: 4. Размер: 17кб.
Часть текста: или будуаре, просматривалась ее менторшей, а заглавие оной вместе с впечатанной штампиком датой и пометкой “en lecture” заносилось на карточку, помещаемую в особую картотеку, которую мадемуазель Ларивьер содержала в тщательном беспорядке вопреки отчаянным попыткам противуположного толка (регистрации запросов, горестных призывов вернуть, наконец, прочитанное и даже проклятий в адрес должника, заносимых на вставные листочки розовой, красной и багровой бумаги), попыткам, предпринимаемым кузеном Мадемуазель, мосье Филиппом Верже, тщедушным старым холостяком, болезненно безмолвным и боязливым, который раз в две недели мышкой проскальзывал в библиотеку ради нескольких часов тихой работы – до того, в самом деле, тихой, что когда однажды под вечер высоковатая библиотечная стремянка внезапно пришла в замедленное призрачное движение и стала, будто в обмороке, навзничь заваливаться вместе с ним, обнимавшим на самом ее верху целую кипу томов, он со стремянкой и книгами приложился об пол так неслышно, что греховная Ада, полагавшая, будто она здесь одна (и просматривавшая, вытянув с полки, “Тысячу и одну ночь”, обманувшую все ее ожидания), приняла звук падения за шелест двери, воровато открываемой каким-нибудь пухлым евнухом. Близость Ады с ее cher, trop cher Renй, как она, нежно шутя, порой называла Вана, изменила положение полностью, – какие бы запреты ни продолжали витать в воздухе. Вскоре после появления в Ардисе Ван предупредил свою прежнюю гувернантку (имевшую основания верить в исполнимость его угроз), что если ему не позволят по собственной его прихоти в любое время, на любой срок и без всяких следов “en lecture” забирать из библиотеки любой том, собрание сочинений, коробку с...
5. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 24)
Входимость: 3. Размер: 19кб.
Часть текста: – где еще? – ну, в общем, во множестве разных машинок, на которые простонародью остается только облизываться, пуская слюни и дыша учащеннее, чем охотничьи псы (ибо это довольно длинное предложение), – что, стало быть, по всем этим причинам даже такая ерунда, как магнитофоны, коими столь любили забавляться его и Адины предки (у князя Земского, державшего гарем из школьниц, стояло в нем по одному близ каждой кровати), нигде больше не производятся, разве только в Татарии, изготовляющей “миниречи” (говорящие минареты), устройство которых сохраняется в строжайшей тайне. Когда бы общественные приличия и общее право позволили нашим эрудированным влюбленным привести в рабочее состояние таинственный ларчик, однажды найденный ими на их волшебном чердаке, они смогли бы записывать (и слушать восемь десятилетий спустя) не только арии Джорджо Ванвителли, но и разговоры Вана Вина с его любимой. Ниже мы приводим образчик того, что им удалось бы ныне прослушать, – усмехаясь, смущаясь, печалясь, дивясь. (Рассказчик: летним днем, наступившим вскоре за тем, как их слишком ранний и роковой во многих смыслах роман вошел в поцелуйную фазу, Ван и Ада направлялись к Ружейному Павильону, alias Стрелковый Тир, на верхнем этаже которого они обнаружили крохотную, украшенную в восточном духе комнатку с мутными стеклянными ящиками, содержавшими некогда, – судя по очертаниям темных отпечатков на выцветшем бархате, – кинжалы и пистолеты; милый, меланхоличный приют, несколько затхловатый, с мягкой софой у окна и...

© 2000- NIV