Cлово "ЩЕЛЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЩЕЛИ, ЩЕЛЬЮ, ЩЕЛЯХ, ЩЕЛЕЙ

1. Соглядатай
Входимость: 4. Размер: 110кб.
2. Дар
Входимость: 3. Размер: 65кб.
3. Память, говори (глава 6)
Входимость: 2. Размер: 40кб.
4. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 2. Размер: 32кб.
5. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 2. Размер: 28кб.
6. Отчаяние. (глава 7)
Входимость: 2. Размер: 20кб.
7. Приглашение на казнь. (страница 5)
Входимость: 2. Размер: 43кб.
8. Другие берега. (глава 5)
Входимость: 2. Размер: 38кб.
9. Другие берега. (глава 6)
Входимость: 2. Размер: 29кб.
10. Смотри на Арлекинов!
Входимость: 2. Размер: 31кб.
11. Защита Лужина. (глава 13)
Входимость: 1. Размер: 29кб.
12. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
Входимость: 1. Размер: 36кб.
13. Волшебник
Входимость: 1. Размер: 83кб.
14. Дар. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 83кб.
15. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 1. Размер: 45кб.
16. Машенька. (страница 2)
Входимость: 1. Размер: 36кб.
17. Память, говори
Входимость: 1. Размер: 38кб.
18. Детство
Входимость: 1. Размер: 6кб.
19. Королек
Входимость: 1. Размер: 20кб.
20. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 2, глава 5)
Входимость: 1. Размер: 45кб.
21. Пнин. (глава 7)
Входимость: 1. Размер: 32кб.
22. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 42)
Входимость: 1. Размер: 42кб.
23. Дар. (страница 9)
Входимость: 1. Размер: 72кб.
24. Защита Лужина. (глава 14)
Входимость: 1. Размер: 52кб.
25. Бледное пламя. Комментарии (страница 4)
Входимость: 1. Размер: 62кб.
26. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 31)
Входимость: 1. Размер: 19кб.
27. Другие берега
Входимость: 1. Размер: 26кб.
28. Оповещение
Входимость: 1. Размер: 12кб.
29. Влюбленность
Входимость: 1. Размер: 1кб.
30. Сказка
Входимость: 1. Размер: 25кб.
31. Дар. (страница 3)
Входимость: 1. Размер: 72кб.
32. Пассажир
Входимость: 1. Размер: 12кб.
33. Бледное пламя. Поэма в четырех песнях
Входимость: 1. Размер: 31кб.
34. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 43)
Входимость: 1. Размер: 7кб.
35. Лолита. (часть 1, главы 18-20)
Входимость: 1. Размер: 38кб.
36. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 1. Размер: 35кб.
37. Берлинская весна
Входимость: 1. Размер: 2кб.
38. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 1. Размер: 28кб.
39. Лолита. (часть 2, главы 31-34)
Входимость: 1. Размер: 26кб.
40. Ночные бабочки
Входимость: 1. Размер: 4кб.
41. Лолита. (часть 1, главы 10-11)
Входимость: 1. Размер: 49кб.
42. Другие берега. (глава 12)
Входимость: 1. Размер: 27кб.
43. Память, говори (глава 5)
Входимость: 1. Размер: 43кб.
44. Дар. (страница 4)
Входимость: 1. Размер: 68кб.
45. Пнин. (глава 3)
Входимость: 1. Размер: 35кб.
46. Почтовый ящик
Входимость: 1. Размер: 1кб.
47. Подвиг
Входимость: 1. Размер: 33кб.
48. Приглашение на казнь. (страница 4)
Входимость: 1. Размер: 41кб.
49. Дар. (страница 8)
Входимость: 1. Размер: 95кб.
50. Рождество
Входимость: 1. Размер: 12кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Соглядатай
Входимость: 4. Размер: 110кб.
Часть текста: призраками своих петербургских привычек. Я детей никогда не воспитывал, совершенно не знал, о чем с детьми говорить, как держаться. Их было двое, мальчишки. Я чувствовал в их присутствие унизительное стеснение. Они вели счет моим папиросам, и это их ровное любопытство так на меня действовало, что я странно, на отлете, держал папиросу, словно впервые курил, и все ронял пепел к себе на колени, и тогда их ясный взгляд внимательно переходил с моей дрожащей руки на бледно-серую, уже размазанную по ворсу пыльцу. Матильда бывала в гостях у их родителей и постоянно оставалась ужинать. Как-то раз шумел проливной дождь, ей дали зонтик, и она сказала: "Вот и отлично, большое спасибо, молодой человек меня проводит и принесет зонт обратно". С тех пор вошло в мои обязанности ее провожать. Она, пожалуй, нравилась мне, эта разбитная, полная, волоокая дама с большим ртом, который собирался в комок, когда она, пудрясь, смотрелась в зеркальце. У нее были тонкие лодыжки, легкая поступь, за которую многое ей прощалось. От нее исходило щедрое тепло, как только она появлялась, мне уже мнилось, что в комнате жарко натоплено, и, когда, отведя восвояси эту большую живую печь, я возвращался один среди чмоканья ртутного блеска безжалостной ночи, было мне холодно, холодно до омерзения. Потом приехал из Парижа ее муж и стал с ней бывать в гостях вместе, - муж как муж, я мало на него обратил внимание, только заметил его манеру коротко и...
2. Дар
Входимость: 3. Размер: 65кб.
Часть текста: той же причине, по которой Васильев отказывается печатать содержащуюся в ней биографию (в третьей главе): прелестный пример того, как жизнь бывает вынуждена подражать тому самому искусству, которое она осуждает. Лишь в 1952-м году, спустя чуть ли не двадцать лет после того, как роман был начат, появился полный его текст, опубликованный самаритянской организацией: издательством имени Чехова. Занятно было бы представить себе режим, при котором "Дар" могли бы читать в России. Я жил тогда в Берлине с 1922-го года, т. е. одновременно с юным героем моей книги. Однако ни это обстоятельство, ни то, что у меня с ним есть некоторые общие интересы, как например, литература и чешуекрылые, ничуть не означает, что читатель должен воскликнуть "ага" и соединить творца и творение. Я не Федор Годунов-Чердынцев и никогда им не был; мой отец не был исследователем Средней Азии (которым я сам еще может быть когда-нибудь буду). Никогда я не ухаживал за Зиной Мерц; и меня нисколько не тревожило существование поэта Кончеева, или какого-либо другого писателя. Кстати, именно в Кончееве, да еще в другом случайном персонаже, беллетристе Владимирове, различаю некоторые четры себя самого, каким я был в 1925-м году. В те дни, когда я работал над этой книгой, у меня не было еще той хватки, которая позволила бы мне воссоздать эмигрантскую колонию столь радикально и беспощадно, как я это делывал в моих позднейших английских романах в отношении той или иной среды. История то тут, то там просвечивает сквозь искусство. Отношение Федора к Германии отражает быть может слишком примитивное и безрассудное презрение, которое русские эмигранты питали к "туземцам" (Берлина, Парижа или Праги). К тому же у моего молодого человека это усугубляется влиянием омерзительной диктатуры, принадлежащей к эпохе, когда роман писался, а не к той, которая в нем фрагментарно отразилась. Грандиозный...
3. Память, говори (глава 6)
Входимость: 2. Размер: 40кб.
Часть текста: соцветий под кустами сирени и этот рыжеватый листок (первая утрата лета), плоско прилипший к мокрой садовой скамейке! Но если ставни щурились от ослепительно-росистого сверканья, я тотчас принуждал окно отдать свое сокровище: одним махом комната раскалывалась на свет и тень. Пропитанная солнцем березовая листва поражала взгляд прозрачностью, которая бывает у светло-зеленого винограда; еловая же хвоя бархатно выделялась на синеве, и эта синева была такой насыщенности, какую мне довелось опять отыскать только много лет спустя в горноборовой зоне Колорадо. С семилетнего возраста все, что я чувствовал, завидя прямоугольник обрамленного солнечного света, подчинялось одной-единственной страсти. Первая моя мысль при блеске утра в окне была о бабочках, которых припасло для меня это утро. Началось все с довольно пустякового случая. На жимолости, нависшей поверх гнутого прислона скамьи, что стояла против парадного крыльца, мой ангел-наставник (чьи крылья, хоть и лишенные флорентийского ободка, очень походят на крылья Гавриила у Фра Анджелико) указал мне редкого гостя, великолепное, бледно-желтое животное в черных и синих ступенчатых пятнах, с киноварным глазком над каждой из парных черно-палевых шпор. Свешиваясь с наклоненного цветка и упиваясь им, оно слегка изгибало словно припудренное тельце и все время судорожно хлопало своими громадными крыльями. Я стонал от желания, острее которого ничего с тех пор не испытывал. Проворный Устин, который ...
4. Смотри на Арлекинов! (страница 2)
Входимость: 2. Размер: 32кб.
Часть текста: шутливых подковырок и пошлых каламбуров ("Руки - ладно, чего бы другое стояло" - снова Ивор). Впрочем, он был добрый малый, и в сущности, вовсе не перерывами в зубоскальстве радовали меня его отлучки в конце недели. Он трудился в туристском агенстве, руководимом прежним homme d'affaires тети Бетти, тоже весьма чудаковатым на свой манер, - обещавшим Ивору автофаэтон "Икар" в виде награды за усердие. Здоровье и почерк мои скоро пошли на поправку, и юг стал доставлять мне радость. Мы с Ирис часами блаженствовали (она в черном купальнике, я в фланели и блайзере) в саду, который я предпочел поначалу соблазнам морского купания, пляжной плоти. Я перевел для нее несколько стихотворений Пушкина и Лермонтова, перефразировав их и слегка подправив для пущего впечатления. Я с драматическими подробностями рассказал ей о своем бегстве с родины. Я упомянул великих изгнанников прошлого. Она слушала меня, как Дездемона. - Мне бы хотелось выучить русский, - говорила она с вежливым сожалением, что так идет к этому признанию. - У меня тетя родилась почти что в Киеве и еще в семьдесят пять помнила несколько русских и румынских слов, но я - жалкий лингвист. А как по-вашему "eucalypt"? - Эвкалипт. - О! хорошее вышло бы имя для героя рассказа. "F. Clipton". У Уэллса был "м-р Сноукс", оказавшийся производным от "Seven Oaks". Я обожаю Уэллса, а вы? Я сказал, ...
5. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 2. Размер: 28кб.
Часть текста: что мы учились в одной и той же гимназии, и все клала свою дрожащую ручку на мою орангутановую лапу. Чувственность мою она только очень слегка бередила, но я все-таки решил сделать пробу; проба удалась, и Рита стала моей постоянной подругой. Такая она была добренькая, эта Рита, такая компанейская, что из чистого сострадания могла бы отдаться любому патетическому олицетворению природы - старому сломанному дереву или овдовевшему дикобразу. Когда мы познакомились (в 1950-ом году), с ней недавно развелся третий ее муж, а еще недавнее ее покинул седьмой по счету официальный любовник. Другие, неофициальные, были слишком многочисленны и мимолетны, чтобы можно было их каталогизировать. Ее брат, политикан с лицом как вымя, носивший подтяжки и крашеный от руки галстук, был мэром и душой города Грейнбол, известного своими бейзболистами, усердными читателями Библии и зерновыми дельцами. В течение последних лет он платил своей замечательной сестренке семьсот долларов в месяц под абсолютным условием, что она никогда, никогда не приедет в его замечательный городок. Она рассказывала мне, подвывая от недоумения, что почему-то - чорт его знает почему - всякий новый любовник первым делом мчал ее в Грейнбол; Грейнбол приманивал роковым образом; и не успевала она оглянуться, как уже ее всасывала лунная орбита родного города и она ехала под прожекторным освещением кругового бульвара, "вертясь", смешно говорила она, "как проклятая бабочка в колесе". У нее оказался изящный двухместный автомобильчик, и в нем-то мы ездили в Калифорнию, так как мой маститый Икар нуждался в отдыхе. Правила обыкновенно она - с прирожденной скоростью в девяносто миль в час. Милая Рита! Мы с ней разъезжали в продолжение двух туманных лет с перерывами, и невозможно вообразить другую такую славную, наивную, нежную, совершенно безмозглую Риточку! По сравнению с ней, Валерия была Шлегель, а Шарлотта - Гегель! По правде сказать,...

© 2000- NIV