Cлово "ВОЙТИ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ВОШЕЛ, ВОШЛИ, ВОШЛА, ВОЙДЯ

1. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 9.
2. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 9.
3. Дар. (страница 9)
Входимость: 8.
4. Дар. (страница 10)
Входимость: 7.
5. Дар. (страница 6)
Входимость: 6.
6. Защита Лужина. (глава 8)
Входимость: 6.
7. Приглашение на казнь
Входимость: 6.
8. Примечания к стихам из разных сборников
Входимость: 6.
9. Подлец
Входимость: 6.
10. Волшебник
Входимость: 6.
11. Дар. (страница 2)
Входимость: 5.
12. Пильграм
Входимость: 5.
13. Приглашение на казнь. (страница 2)
Входимость: 5.
14. Под знаком незаконнорожденных. страница 7
Входимость: 5.
15. Соглядатай
Входимость: 5.
16. Камера Обскура
Входимость: 5.
17. Камера Обскура. (страница 7)
Входимость: 5.
18. Машенька
Входимость: 5.
19. Под знаком незаконнорожденных. страница 5
Входимость: 5.
20. Подвиг. (страница 6)
Входимость: 5.
21. Защита Лужина. (глава 6)
Входимость: 4.
22. Король, дама, валет. (глава 3)
Входимость: 4.
23. Посещение музея
Входимость: 4.
24. Дар. (страница 3)
Входимость: 4.
25. Защита Лужина. (глава 3)
Входимость: 4.
26. Весна в Фиальте
Входимость: 4.
27. Камера Обскура. (страница 6)
Входимость: 4.
28. Подвиг. (страница 9)
Входимость: 4.
29. Король, дама, валет. (глава 4)
Входимость: 3.
30. Под знаком незаконнорожденных. страница 2
Входимость: 3.
31. Король, дама, валет. (глава 7)
Входимость: 3.
32. Событие. Пьеса в прозе. Действие 3
Входимость: 3.
33. Лолита. (часть 2, главы 26-28)
Входимость: 3.
34. Пнин. (глава 2)
Входимость: 3.
35. Король, дама, валет. (глава 9)
Входимость: 3.
36. Камера Обскура. (страница 5)
Входимость: 3.
37. Дар
Входимость: 3.
38. Облако, озеро, башня
Входимость: 3.
39. * * * ("Ее душа, как свет необычайный")
Входимость: 3.
40. Король, дама, валет. (глава 11)
Входимость: 3.
41. Дар. (страница 4)
Входимость: 3.
42. Подвиг. (страница 4)
Входимость: 3.
43. Память, говори (глава 12)
Входимость: 3.
44. Машенька. (страница 4)
Входимость: 3.
45. Отчаяние. (глава 10)
Входимость: 3.
46. Подвиг. (страница 8)
Входимость: 3.
47. Лолита. (часть 2, главы 35-36)
Входимость: 3.
48. Лолита. (часть 2, глава 20-22)
Входимость: 3.
49. Машенька. (страница 3)
Входимость: 3.
50. Истребление тиранов
Входимость: 3.

Примерный текст на первых найденных страницах

1. Камера Обскура. (страница 2)
Входимость: 9. Размер: 42кб.
Часть текста: выпрыгнуть из окна или открыть газовый кран. Кречмар мог до некоторой степени успокоить ее, утолить жар, - как те прохладные листья подорожника, которые так приятно прикладывать к воспаленному месту. А кроме всего - Кречмар был не только прочно богат, он еще принадлежал к тому миру, где свободен доступ к сцене, к кинематографу. Нередко, заперев дверь, Магда делала перед зеркалом страшные глаза или расслабленно улыбалась, а не то прижимала к виску подразумеваемый револьвер, и ей сдавалось, что у нее это выходит вовсе не хуже, чем в Холливуде. После вдумчивых и осмотрительных поисков она нашла в отличном районе неплохую квартирку. Кречмар так растерялся и обмяк после ее визита, что она пожалела его, сразу взяла деньги, которые он ей сунул во время обычной прогулки, - и в подъезде поцеловала его. Пламя этого поцелуя осталось при нем и вокруг него, будто смутный цветной ореол, в котором он вернулся домой и который он не мог оставить в передней, как шляпу, и, войдя в спальню, он недоумевал, неужто жена не увидит по его глазам, что случилось. Но Аннелиза, трицатипятилетняя мирная Аннелиза ни разу не подумала о том, что муж может ей изменить. Она знала, что у Кречмара были до женитьбы мелкие увлечения, она помнила, что и сама, девочкой, была тайно влюблена в старого актера, который приходил в гости к отцу и смешно изображал говор саксонца; она слышала и читала о том, что мужья и жены вечно изменяют друг другу, - об этом были и сплетни, и поэмы, и анекдоты, и оперы. Но она была совершенно просто и непоколебимо убеждена, что ее брак - особенный брак, драгоценный и чистый, из которого ни анекдота, ни оперы не сделаешь. Раздражительность и нервность мужа она обьясняла погодой - май выдался необыкновенно странный, то...
2. Камера Обскура. (страница 4)
Входимость: 9. Размер: 45кб.
Часть текста: за угол. "Однако", - повторил он. "Признаюсь, - добавил он через полминуты, - что никак не надеялся так легко тебя разыскать." Магда семенила рядом, плотно запахнувшись в котиковое пальто. Горн взял ее под локоть и заставил ее остановиться. "Я прямо глазам своим не поверил. Как ты попала туда? Посмотри же на меня. Ты, знаешь, стала такой красавицей..." Магда вдруг всхлипнула и отвернулась. Он потянул ее за рукав - она отвернулась еще круче, они закружились на месте. "Брось, - сказал он. - Ответь мне что-нибудь! Как тебе удобнее - ко мне или к тебе? Да что ты, право, как немая?" Она вырвалась и быстро пошла назад, к углу. Горн последовал за ней. "Какая ты все-таки дрянь", - проговорил он неопределенно. Магда ускорила шаг. Он снова настиг ее. "Пойдем же ко мне, дура, - сказал Горн. - Вот смотри..." - Он вынул бумажник. Магда ловко и точно ударила его наотмашь по лицу. "Кольца у тебя колючие", - проговорил он спокойно и продолжал за ней идти следом, торопливо роясь в бумажнике. Магда добежала до подъезда, начала отпирать дверь. Горн протянул ей что-то, но вдруг поднял брови. "Ах, вот оно что", - проговорил он, с удивлением узнав подъезд, из которого они только что вышли. Магда, не оглядываясь, толкала дверь. "Возьми же", - сказал он грубо. И так как она не брала, сунул то, что держал, ей за меховой воротник. Дверь бухнула ему в лицо. Он постоял, взял в кулак нижнюю губу, несколько раз задумчиво ее потянул и погодя двинулся прочь. Магда в темноте добралась до первой площадки, хотела подняться выше, но вдруг ослабела, опустилась на ступеньку и так зарыдала, как,...
3. Дар. (страница 9)
Входимость: 8. Размер: 72кб.
Часть текста: мать отправила молодого человека учиться в Петербург, где он сразу, чуть ли не на вокзале, сблизился с тогдашними "властителями дум", как их звали, Писаревым и Белинским. Юноша поступил в университет, занимался техническими изобретениями, много работал и имел первое романтическое приключение с Любовью Егоровной Лобачевской, заразившей его любовью к искусству. После одного столкновения на романтической почве с каким-то офицером в Павловске, он однако принужден вернуться в Саратов, где делает предложение своей будущей невесте, на которой вскоре и женится. Он возвращается в Москву, занимается философией, участвует в журналах, много пишет (роман "Что нам делать"), дружит с выдающимися писателями своего времени. Постепенно его затягивает революционная работа, и после одного бурного собрания, где он выступает совместно с Добролюбовым и известным профессором Павловым, тогда еще совсем молодым человеком, Чернышевский принужден уехать заграницу. Некоторое время он живет в Лондоне, сотрудничая с Герценом, но затем возвращается в Россию и сразу арестован. Обвиненный в подготовке покушения на Александра Второго Чернышевский приговорен к смерти и публично казнен. Вот вкратце история жизни Чернышевского, и всг обстояло бы отлично, если б автор не нашел нужным снабдить свой рассказ о ней множеством ненужных подробностей, затемняющих смысл, и всякими длинными отступлениями на самые разнообразные темы. А хуже всего то, что, описав сцену повешения, и покончив со своим героем, он этим не удовлетворяется и на протяжении еще многих неудобочитаемых страниц рассуждает о том, что было бы, если бы - что, если бы Чернышевский, например, был не казнен, а сослан в Сибирь, как Достоевский. Автор пишет на языке, имеющем мало общего с русским. Он любит выдумывать слова. Он любит длинные запутанные фразы, как например: "Их сортирует (?) судьба в предвидении нужд (!!) биографа" или вкладывает в уста действующих лиц торжественные, но...
4. Дар. (страница 10)
Входимость: 7. Размер: 65кб.
Часть текста: трико бедной немецкой девочки, не поднимающей маслом смазанных век. Он спускался на песчаный бережок озера и тут, в грохоте голосов, ткань очарования, которую он сам так тщательно свил, совсем разрывалась, и он с отвращением видел измятые, выкрученные, искривленные нордостом жизни, голые и полураздетые - вторые были страшнее - тела купальщиков (мелких мещан, праздных рабочих), шевелившихся в грязно-сером песке. Там, где береговая дорога шла вдоль этой узкой, темной губы озера, последняя была от дороги отделена кольями с замученной, провалившейся проволокой, и береговыми завсегдатаями особенно ценилось место около этих кольев - то ли потому, что на них удобно вешались штаны на своих подтяжках (а белье клалось на пыльную крапиву), то ли из-за смутно охранного ощущения ограды за спиной. Там же, где дорога поднималась выше, к озеру спускались грубо-песчаные скаты в заплатах стоптанной травы, и в различных по положению солнца наплывах пегой тени от буков и сосен, несдержанно сошедших вниз. Серые, в наростах и вздутых жилах, старческие ноги, какая-нибудь плоская ступня и янтарная, туземная мозоль, розовое, как свинья, пузо, мокрые, бледные от воды, хрипло-голосые подростки, глобусы грудей и тяжелые гузна, рыхлые, в голубых подтеках, ляжки,...
5. Дар. (страница 6)
Входимость: 6. Размер: 67кб.
Часть текста: ему совершенно внове) сборничек своих стихов. Он очень медленно стал откупоривать пузырек с чернилами, - хотя в иные минуты, когда хотелось писать, пробка выскакивала, как из бутылки шампанского; Зина же, посмотрев на его теребившие пробку пальцы, поспешно добавила: "Только фамилью, - пожалуйста, только фамилью". Он расписался, хотел было поставить дату, но почему то подумал, что в этом она может усмотреть вульгарную многозначительность "Ну вот, спасибо", - сказала она и, дуя на страницу, вышла. Через день было воскресенье, и около четырех вдруг выяснилось, что она одна дома: он читал у себя, она была в столовой и изредка совершала короткие экспедиции к себе в комнату через переднюю, и при этом посвистывала, и в ее легком топоте была топографическая тайна, - ведь к ней прямо вела дверь из столовой. Но мы читаем и будем читать. "Долее, долее, как можно долее буду в чужой земле. И хотя мысли мои, мое имя, мои труды будут принадлежать России, но сам я, но бренный состав мой, будет удален от нее" (а вместе с тем, на прогулках в Швейцарии, так писавший, колотил перебегавших по тропе ящериц, - "чертовскую нечисть", - с брезгливостью хохла и злостью изувера). Невообразимое возвращение! Строй? Вот уж всг равно какой. При монархии - флаги да барабан, при республике - флаги да выборы... Опять прошла. Нет, не читалось, - мешало волнение, мешало чувство, что другой бы на его месте вышел к ней с непринужденными, ловкими словами; когда же он представлял себе, как сам выплывет и ткнется в столовую, и не будет знать, что сказать, то ему начинало хотеться, чтобы...

© 2000- NIV