• Наши партнеры
    Magicfloat.ru - Пластиковые модульные Понтоны.
  • Cлова на букву "Й"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово (варианты)
    2ЙЕЙТС, ЙЕЙТСА
    3ЙОГ, ЙОГА (ЙОГАХ, ЙОГИ, ЙОГОМ)
    3ЙОД (ЙОДУ, ЙОДОМ, ЙОДА)
    2ЙОДИСТЫЙ (ЙОДИСТЫМ)
    1ЙОДОФОРМ (ЙОДОФОРМА)
    4ЙОРИК (ЙОРИКА)
    92ЙОРК, ЙОРКА (ЙОРКЕ, ЙОРКОМ)
    11ЙОРКСКИЙ (ЙОРКСКОЙ, ЙОРКСКОМ, ЙОРКСКИМ, ЙОРКСКОЕ)
    1ЙОРКШИР (ЙОРКШИРА)
    1ЙОРКШИРСКИЙ (ЙОРКШИРСКИМ)

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову ЙОГ, ЙОГА (ЙОГАХ, ЙОГИ, ЙОГОМ)

    1. Защита Лужина. (глава 8)
    Входимость: 1. Размер: 39кб.
    Часть текста: адрес на открытке ("Приехали. Ждем вас вечером") и, незаметно преодолев туманное, случайное расстояние, осторожно попробовал вытянуть кольцо из львиной пасти. Звонок подействовал сразу: дверь бурно открылась. "Как, без пальто? Не впущу..." Но он уже перешагнул через порог и махал рукой, тряс головой, стараясь справиться с одышкой. "Пфуф, пфуф",- выдохнул он, приготовившись к чудесному объятью,- и вдруг заметил, что в левой, уже протянутой вбок, руке - ненужная трость, а в правой - бумажник, который он, по-видимому, нес с тех пор, как расплатился с автомобилем. "Опять в этой черной шляпище... Ну, что ж вы застыли? Вот сюда". Трость благополучно нырнула в вазоподобную штуку; бумажник, после второго совка, попал в нужный карман; шляпа повисла на крючке. "Вот и я,- сказал Лужин,- пфуф, пфуф". Она уже была далеко, в глубине прихожей; толкнула боком дверь, протянув по ней голую руку и весело исподлобья глядя на Лужина. А над дверью, сразу над косяком, била в глаза большая, яркая, масляными красками писанная картина. Лужин, обыкновенно не примечавший таких вещей, обратил на нее внимание, потому что электрический свет жирно ее обливал, и краски поразили его, как солнечный удар. Баба в кумачовом платке, до бровей ела яблоко, и ее черная тень на заборе ела яблоко побольше. "Баба",- вкусно сказал Лужин и рассмеялся. "Ну входите, входите. Не распистоньте этот столик". Он вошел в гостиную и как-то весь обмяк от удовольствия, и его живот под бархатным жилетом, который он почему-то всегда носил во время турниров, трогательно вздрагивал от смеха. Люстра с матовыми, как леденцы, подвесками отвечала ему странно знакомым дрожанием; перед роялем, на желтом паркете, в котором...
    2. Камера Обскура. (страница 3)
    Входимость: 1. Размер: 27кб.
    Часть текста: поворот головы, "нужно будет все-таки завтра..." Она так первые дни плакала, что прямо удивлялась, как это слезные железы не сякнут, - и знают ли физиологи, что человек может из своих глаз выпустить столько соленой воды? Тотчас приходило на память, как она с мужем купала трехлетнюю Ирму в ванночке с морской водой на террасе в Аббации, - и вдруг оказывалось, что слез осталось еще сколько угодно - можно наплакать как раз такую ванночку и выкупать ребенка, и потом щелкнуть фотографическим аппаратом, чтобы получился снимок, вот этот снимок в альбоме, посвященном младенчеству Ирмы: терраса, ванночка, блестящий толстый ребеночек и тень мужа - ибо солнце было сзади него, когда он снимал, - длинная тень с расставленными локтями, протянувшаяся по гравию. Иногда, в минуты сравнительного покоя, она говорила себе: ну хорошо, меня бросил, но Ирму - как он о ней не подумал? И Аннелиза начинала донимать брата, правильно ли они сделали, что послали Ирму с бонной в Мисдрой, и Макс отвечал, что правильно, и уговаривал ее тоже поехать туда, но она и слышать не хотела. Несмотря на унижение, на гибель, на чувство ужаса и непоправимости, Аннелиза, едва это осознавая, ждала изо дня на день, что откроется дверь и бледный, всхлипывающий, с протянутыми руками войдет муж. Большую часть дня она проводила в каком-нибудь случайном кресле - иногда даже в прихожей - в любом месте, где ее настигнул туман задумчивости, - и тупо вспоминала ту или иную подробность супружеской жизни, и вот уже ей казалось, что муж изменял ей с самого начала, в течение всех этих...
    3. Другие берега
    Входимость: 1. Размер: 26кб.
    Часть текста: на иностранный язык без труда, будь я, скажем, Джозеф Конрад, который, до того, как начал писать по-английски, никакого следа в родной (польской) литературе не оставил, а на избранном языке (английском) искусно пользовался готовыми формулами. Когда, в 1940 году, я решил перейти на английский язык, беда моя заключалась в том, что перед тем, в течение пятнадцати с лишком лет, я писал по-русски и за эти годы наложил собственный отпечаток на свое орудие, на своего посредника. Переходя на другой язык, я отказывался таким образом не от языка Аввакума, Пушкина, Толстого-или Иванова, няни, русской публицистики- словом, не от общего языка, а от индивидуального, кровного наречия. Долголетняя привычка выражаться по-своему не позволяла довольствоваться на новоизбранном языке трафаретами,- и чудовищные трудности предстоявшего перевоплощения, и ужас расставанья с живым, ручным существом ввергли меня сначала в состояние, о котором нет надобности распространяться; скажу только, что ни один стоящий на определенном уровне писатель его не испытывал до меня. Я вижу невыносимые недостатки в таких моих английских сочинениях, как например "The Real Life of Sebastian Knight" ("Истинная жизнь Себастьяна Найта" (англ.)); есть кое-что удовлетворяющее меня в "Bend Sinister" ("Под знаком незаконнорожденных" (англ.) ) и некоторых отдельных рассказах, печатавшихся время от времени в журнале "The New Yorker". Книга "Conclusive Evidence" писалась долго (1946-1950), с особенно мучительным трудом, ибо память была настроена на один лад - музыкально недоговоренный русский,- а навязывался ей другой лад, английский и обстоятельный. В получившейся книге некоторые мелкие части механизма были сомнительной прочности, но...

    © 2000- NIV