Cлова на букву "S"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Показаны лучшие 100 слов (из 177).
Чтобы посмотреть все варианты, нажмите

 Кол-во Слово
3SAGE
4SAID
11SAIS
6SALE
4SAM
2SAME
2SAMUEL
2SANG
18SANS
1SAPSUCKER
2SAT
1SAVANT
3SAVEZ
1SAVOIR
1SCENE
1SCIENCE
1SCOTLAND
3SCREAM
8SEA
1SEBASTIAN
3SEE
5SEINE
3SEMPITERNAL
1SENS
1SEQUITUR
2SERA
3SES
2SEVEN
4SHADE
1SHAH
2SHAME
1SHAPE
1SHIP
1SHORT
1SHOW
1SHROPSHIRE
6SIC
3SIDE
1SIDES
3SIE
2SIGISMOND
1SILENCE
1SILHOUETTE
5SIMPLE
1SINE
9SINISTER
2SIR
10SISTER
1SITU
1SITUATION
1SIX
1SKEIN
3SMALL
1SMOKING
2SNOB
2SNOW
2SOC
1SOCIETY
4SOIT
5SOME
2SOMETHING
1SOMETIME
18SON
5SONG
9SONT
8SOPHIE
1SORE
2SORROW
2SORT
3SORTIE
5SOUVENIR
2SPEAK
1SPECIE
1SPORT
1SPREAD
1SPROUT
11STEP
8STILL
1STOLEN
1STOOD
1STOP
1STORY
2STREET
2STRING
1STRIPPED
1STYLE
2SUB
1SUBLIME
3SUCH
15SUI
2SUMMIT
7SUN
3SUNG
1SUPERNATURAL
1SUPPOSE
12SUR
1SURGE
3SURPRISE
2SWAN
2SYRUP

Несколько случайно найденных страниц

по слову STILL

1. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Примечания)
Входимость: 3. Размер: 39кб.
Часть текста: принадлежит Дж. Стейнеру) и извращения, которым претенциозные и невежественные переводчики подвергают великие тексты. С.5 Сђверныя Территорiи – сохранена старая русская орфография. С.5 гранобластически – т.е. в тессеральном (мусийном) смешении. С.5 Тофана – намек на “аква тофана” (см. в любом хорошем словаре). С.5 ветвисторогатый – с рогами в полном развитьи, т.е. с концевыми развилками. С.6 озеро Китеж – аллюзия на баснословный град Китеж, сияющий в русской сказке с озерного дна. С.6 господин Элиот – мы вновь повстречаем его на страницах 213 и 233 в обществе автора “Плотных людей” и “Строкагонии”. С.6 контрфогговый – Филеас Фогг, кругосветный путешественник у Жюля Верна, двигавшийся с запада на восток. С.6 “Ночные проказники” – их имена взяты (с искажениями) из детского франкоязычного комикса. С.7 доктор Лапинэ – по какой-то неясной, но определенно несимпатичной причине большая часть врачей носит в этой книге фамилии, связанные с зайцами. Французскому lapin в “Лапинэ” соответствует русский “Кролик” – любимый лепидоптерист Ады (С.7 и далее), а русский “заяц” звучит наподобие немецкого Seitz (немец-гинеколог на c.105); еще имеется латинский cuniculus в фамилии “Никулин” (внук выдающегося знатока грызунов Куникулинова, c.200) и греческий lagos в фамилии “Лягосс” (доктор, навещающий одряхлевшего Вана). Отметим также Кониглиетто – итальянского специалиста по раку крови, c.175. С.7 мизерный – франко-русская форма слова “мизерабль” в значении “отверженный”. С.7 c'est bien le cas de le dire – уж будьте уверены. С.7 lieu de naissance – место...
2. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 22)
Входимость: 4. Размер: 7кб.
Часть текста: agile?” Oh, who will render in our tongue The tender things he loved and sung? Они уплывали по Ладоре на лодке, купались, изучали излучины обожаемой ими реки, они пытались подыскать для ее названия новые рифмы, они поднимались по склону холма к черным руинам замка “Шато Бриан”, вкруг башни которого вились, как и прежде, стремительные стрижи. Они уезжали в Калугу и пили Калужские Воды, и посещали семейного дантиста. Ван, листая журнал, слышал, как в смежной комнате Ада взвизгивает и говорит “чорт” – слово, которого ему до этого слышать от нее ни разу не приходилось. Они пили чай у соседки, графини де Прей, попытавшейся – безуспешно – продать им хромую кобылу. Они навестили ярмарку в Ардисвилле, где им особенно пришлись по душе китайские акробаты, немецкий клоун и шпагоглотательница, здоровенная черкесская княжна, начавшая с фруктового ножика, продолжившая осыпанным каменьями кинжалом и под конец заглонувшая чудовищных размеров салями со всеми ее веревочками. Они предавались любви – большей частию по яругам и лесным буеракам. Средней руки физиологу энергия двух подростков могла показаться ненатуральной....
3. Ада, или Радости страсти. Семейная хроника. (Часть 1, глава 31)
Входимость: 1. Размер: 19кб.
Часть текста: в кармане. Сбоку, поляной, подходя к усадьбе, он видел, как репетируют для какой-то неведомой фильмы сцену из новой, без него и не для него идущей жизни. Судя по всему, только что закончился большой прием. Три молодые дамы в платьях фасона “yellow-blue Vass” с модными радужными кушаками, обступили полноватого, фатоватого, лысоватого молодого господина, стоявшего на веранде гостиной с похожим на флейту бокалом шампанского в руке и глядевшего вниз, на голорукую девушку в черном: убеленный сединами шофер подавал к крыльцу старую, сотрясающуюся на каждой неровности двухместку; девушка, широко разведя голые руки, держала перед собою раскрытую белую накидку своей двоюродной бабки, старой баронессы фон Краниум. Очерк нового, вытянувшегося тела Ады черным профилем рисовался на белизне накидки – чернотой ее ладного шелкового платья без рукавов, украшений, воспоминаний. Неповоротливая старая баронесса постояла, что-то нашаривая подмышкой, затем под другой – что? костылек? щекочущий хвостик скосившихся бус? – и когда она полуобернулась, принимая накидку (уже перенятую у внучатой племянницы подоспевшим, наконец, не знакомым Вану слугой), полуобернулась и Ада и, белея еще не убранной бриллиантами шеей, взбежала по ступенькам крыльца. Ван, огибая колонны холла и стайки гостей, летел за нею по дому, к далекому столу с хрустальным кувшином вишневой “амброзии”. Вопреки моде, она не носила чулок; икры ее были крепки и белы, а (у меня под рукой заметки к роману, так и оставшемуся призраком) “низкий вырез черного платья помогал рождаться контрасту между знакомой тусклой белизной ее кожи и брутальной чернотой по-новому, в хвост, собранных волос”. Два обморочных видения, тесня друг друга, раздирали его: одно наполняла оглушительная уверенность, что стоит ему, пройдя лабиринтом кошмара, добраться до озаряющей память комнатки с кроватью и детским умывальником, как Ада присоединится к нему во всей ее новой, гладкой, подросшей красе; а с другой, теневой стороны, подступал...

© 2000- NIV